Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Теоретическая и прикладная экономика
Правильная ссылка на статью:

Научные подходы к реализации кластерного метода в экономике.
Дубовикова Елена Юрьевна

кандидат экономических наук

доцент кафедры фундаментальных дисциплин филиала федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Национальный исследовательский университет "МЭИ" в г. Волжском

404110, Россия, Волгоградская область, г. Волжский, пр. Ленина, 69

Dubovikova Elena

PhD in Economics

Docent, the department of Fundamental Disciplines, Volzhskiy branch of the National Research Moscow Power Engineering Institute

404110, Russia, Volgogradskaya oblast', g. Volzhskii, pr. Lenina, 69

dubovikovae@rambler.ru

Аннотация.

Предметом проведенного научного исследования выступают основные научные подходы и проблемы формирования экономических кластеров России с учетом региональной специфики. Целью работы выступает необходимость научного анализа на основе проведенного грантового исследования практических особенностей создания и внедрения кластерного метода в развитие экономики региона. Результаты проведенного исследования представляют интерес для специалистов финансовой и юридической направленности, занимающихся продвижением инновационных подходов в развитии областей производственного характера. Выделенные в работе рекомендации могут быть использованы как основа будущих федеральных и региональных программ по оптимизации развития профильных направлений экономики страны. В качестве основополагающих критериев исследования применялись методы, основанные на результатах теоретических исследований, таких как: обобщение, эмпирический анализ, моделирование и аналогии, основанных на методологических основах региональных особенностей внедрения финансовых кластеров в регионах. Проект является одним из ориентированных на выявление роли кластерного метода в экономике государства. При этом автор, используя данные, полученные в результате выявления роли кластерного метода в сферах экономики, определяет особенности развития промышленных и сельскохозяйственных областей, с позиции достижения финансовых целей экономического развития. Обосновывает необходимость использования единых площадок по взаимодействию заинтересованных в совместной финансово–значимой деятельности субъектов хозяйствующего характера, позволяющих ввести меры стимулирования предпринимательских и деловых форм взаимодействия направленного на решения важных экономических задач. Решение отмеченных задач позволит провести корректировку обеспечения роста социально–значимых показателей, стимулирующих положительную динамику роста финансовых сфер развития территории.

Ключевые слова: методика кластерного управления, кластерные комплексы, кластерный метод, синергетический эффект, развитие региона, инновационные кластерные подходы, кластеры регионального характера, региональная экономика, производственные кластеры, инвестиционная динамика

DOI:

10.25136/2409-8647.2019.3.30415

Дата направления в редакцию:

03-08-2019


Дата рецензирования:

04-08-2019


Дата публикации:

30-09-2019


Публикация подготовлена при финансовой поддержке РФФИ и Администрации Волгоградской области в рамках научного проекта № 18-410-340007 р_а «Кластерный подход к развитию сельских территорий региона: механизм реализации и апробация результатов».

Abstract.

The subject of this research is the main scientific approaches and problems towards formation of economic clusters in Russia considering the regional specificity. The goal of this work consists in the need for scientific analysis on the basis of the conducted grant research of the practical peculiarities of creation and implementation of cluster method in the development of regional economy. The results are valuable for the financial and legal specialists involved in promotion of innovative approaches to the development of production areas. The highlighted in the work recommendations may be used as the framework for future federal and regional programs aimed at optimization of the development of core vectors of national economy. The project is oriented towards identification of the role of cluster method in the economy of the country. Using the data acquired as a result of determining the role of cluster method in economic spheres, the author reveals the development trends of the industrial and agricultural regions from the perspective of achieving financial goals of economic development. The need is substantiated for using the unified platform for interaction between the economic entities interested in the joint financially significant activity, which allow introducing incentives for entrepreneurial and business forms of cooperation aimed at solution of the important economic objectives. This would allow making adjustment for ensuring growth of the socially significant indexes that stimulate positive dynamics of the expansion of financial sectors of territorial development.

Keywords:

investment dynamics, the method of cluster management, cluster complexes, cluster method, region development, synergetic effect, innovative clustere approaches, regional clusters, regional economy, production cluster

В последнее время кластерный метод анализа экономики приобретает всё большую популярность в мире. В качестве основополагающего критерия при этом применяется так называемый синергетический эффект, выступающий в качестве итоговых форм исследования наиболее выгодного экономического взаимодействия для разнообразных по целям своего функционирования субъектов, располагающихся в пределах одной территориальной единицы.

Анализ литературных источников позволяет выделить ряд классических преимуществ по использованию данного метода в экономике, характерных также и для сельскохозяйственного направления: внедрение эффективного инвестирования, а также управления по контролю за инвестиционными процессами (с использованием отраслевого и/или территориального принципов); рост привлекательности инновационного характера в сельскохозяйственных отраслях или в целом на определенных территориях; формирование ряда мер по стимулированию, связанной с сельским хозяйством, предпринимательской активности; юридическая возможность введения целевых льгот по всем направления развития региона; общий рост конкурентного рейтинга субъекта и как следствие общее развитие всех областей производства территории, равно и систем по управлению; формирование в пределах местности изначально новых рабочих мест, используя тем самым потенциал субъекта в наиболее полной мере [14].

Само толкование кластеров и кластерного метода не сложилось в полной мере до сих пор. М. Портер является одним из авторов теории кластерной экономики, при этом он к понятию кластера относит определенную географическую группу близких по деятельности и размещению, взаимосвязанных компаний, которая позволяет, в случае необходимости перекрывать обязательства одной структуры другой, что и обосновывает необходимость такого сосуществования [9].

Ю.А. Ахенбах же понимает под кластерами простую форму объединения предприятий в определенную группу, находящуюся на конкретной территории, и являющуюся базисной при определении уровня и направлений по эффективному развитию территорий, как в области экономики, так и в смежных направлениях. Данный подход, с его точки зрения, также характерен и для всей страны [3].

В то же время А.Е. Бойко к кластерам относит конкретную совокупность фирм, объединенных по единому критерию, как правило, отраслевому, и дополняющих друг друга при наличии в том необходимости. С его точки зрения данный подход способствует росту конкурентоспособности товаров и услуг вне зависимости от географических рамок функционирования таких компаний. Использование же иных подходов, с его точки зрения, позволяет выделить так называемые точки по экономическому и производственному росту отраслей в сельскохозяйственных и промышленных секторах современного рынка [4].

Несмотря на наличие множественности разнообразных подходов к научному определению кластеров как явлений современной экономики, большинство теоретиков в разнообразных областях знаний, прежде всего экономических и юридических, придерживаются следующих критериев по определению ключевых элементов финансовых кластеров, а равно и кластерного подхода: единообразная совокупность отраслевых областей, производственно–промышленных сфер функционирования субъектов, входящих в «ядро» кластера, базовую основу основных элементов формирующих цели по кластерному внедрению; обязательное взаимодействие, и последующая координация всех субъектов, формирующих территориальные или же профильные кластеры, составляющие его базу, вне зависимости от иных субъектов функционирующих в пределах определенного субъекта; территориальный, географически зависимый критерий характеризующийся близостью субъектов кластера по отношению друг к другу; взаимодействия кластерных элементов для создания синергетического эффекта, влекущего за собой повышение инвестиционной предпочтительности, и как следствие доступности ряда инноваций, направленных на повышение конкурентной привлекательности субъектов и др. [6; 8; 18]

Использование единых площадок по взаимодействию заинтересованных в совместной финансово–значимой деятельности субъектов хозяйствующего характера позволит простимулировать предпринимательские и деловые формы воздействия направленные на решения важных задач по совершенствованию физических и информационных элементов инфраструктур, которые будут привлекательными для специалистов в разнообразных сферах экономической деятельности.

По своей сути использование кластерного метода позволяет создавать и поддерживать производственные системы, нацеленные на решение основных экономических задач, таких как: хозяйствующие субъекты, объекты (производственные мощности, необходимое сырье, товары необходимые для конкретной территории, разнообразное оборудование, в условиях развивающегося информационного пространства, а также денежные средства как форму обеспечения соотносимости элементов финансового оборота и отмеченных ранее элементов) и сами процессы, а также связанные с ними технологии, применяемые на территории функционирования кластера и в оптимальных для реализации в различных сферах, таких как инфраструктурные и правовые сферы экономической деятельности.

Нормативно–правовое интерпретирование понятия кластеров, связанных с промышленный областью, определяются в принятом от 31 декабря 2014 г. Федеральном законе № 488–ФЗ «О промышленной политике в Российской Федерации» [16].

Исходя их выделенных норм права, к кластерам промышленного характера относят совокупность субъектов, реализующих свои цели именно в промышленной сфере. При этом отмеченная совокупность основывается на единообразных, юридически допустимых формах реализации своих интересов в пределах определенной территории. Также играет свою роль и профильная взаимосвязь таких организаций при достижении уставных целей в рамках конкретного субъекта России, допуская также и достижение смежных целей формирующихся на территории иных субъектов РФ.

Юридическая интерпретация кластерных систем и основанных на них методов позволяет определить характерные особенности не зависящих от сфер применения данной методики на практике: прежде всего это профильная область деятельности (как правило, это: сельскохозяйственная, промышленная, производственная); основанная на территориальном критерии географическое единство субъектов, использующих входящих в кластер элементы, для достижения своих уставных целей; взаимосвязанность, взаимозаменяемость и возможность взаимного дополнения при реализации задач функционального характера, определяемых единым образом для всех субъектов, реализующих свои цели в рамках конкретного кластера.

Исходя из базовых начал, применяемых для всех областей экономической науки, кластерный метод направлен, прежде всего, на определение финансовой и организационной востребованности тех или иных отношений в рамках определенной территории.

Одна из форм введения понятия промышленного кластера представлена в ст. 20 Федерального закона от 31 декабря 2014 г. № 488–ФЗ «О промышленной политике в Российской Федерации», в которой вне зависимости от территории функционирования под промышленным кластером понимается правовая форма по стимулированию экономической (промышленной или сельскохозяйственной) деятельности. Законодатель, рассматривая данные вопросы, отмечает необходимость создания для любых кластеров всех доступных форм поддержки, но при этом четко вводится требование по соответствию кластерных систем требованиям, направленным на исполнение федеральной стратегии пространственного развития России, и должна быть обязательно соотнесена с существующими территориальными схемами по финансовому планированию актуальному как в пределах всего государства, так и его территорий.

В Федеральном законе от 29 июня 2015 г. № 160–ФЗ «О международном медицинском кластере и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [17], также была осуществлена попытка внедрения метода кластерного моделирования в профильных областях экономии страны. При этом авторы анализируют данную категорию с помощью смежных экономических понятий. Данный подход не позволяет до конца четко определить, о чем ведется речь в данном акте: субъектах или же объектах. Изначально, как правило, нормы права нацелены на регламентацию, прежде всего отношений, которые возникают между финансовыми субъектами по поводу определенных объектов, но, действующие же нормы в большей степени нацелены на регламентацию, в обход принципов права, не до конца понятных отношений, возникающих между объектами, при этом наличие субъектов не является обязательным.

Таким образом, к недостаткам исследуемых правовых понятий следует относить некую фрагментарность и фактическую неопределенность содержания статуса субъектов. Формально лишь обобщается характеристика объектов, при этом высока неточность и размытость границ юридического статуса. По сути, современная доктрина права до сих пор не смогла дать исчерпывающей трактовки таких понятий как: «связанное предприятие», «компании группового характера», «комплексы производственно–хозяйственного характера» и ряд иных напрямую связанных с так называемыми конгломерациями.

Исходя из отмеченного ранее, а также используя положения, закрепленные теорией функциональных систем [1], под кластерным системами следует понимать экономические структуры второго типа, осуществляющие динамическую и самоуправляемую территориально–зависимую адаптацию, составные части которой, взаимодействуя, нацелены на решение комплекса разнообразных экономических задач, и целей, не забывая при этом о наличии в нем сложно–составных элементов.

Ко второму типу функциональных систем относятся, в отличие от первого типа, комплексы, обладающие внешним звеном регуляции, присущих влиянию, как вертикального (к примеру, комплексы государственного регулирования экономической деятельности в сферах реализации уже функционирующих кластеров), так и горизонтального (посредством признанных форм координационного, кооперационного воздействия и т.п.). Сам же уровень внешнего влияния для уже сформированных систем, может быть принципиально различным. Так, при таком влиянии, наибольшая зависимость присутствует при анализе формальных особенностей, присущих конкретным кластерам, содержащих предприятия, объединенные по виду производимой продукции, а также и по стадиям (этапам) развития функциональных этапов развития конкретных кластеров и формальных признаков классификации.

Принятый 31 декабря 2014 г. № 488–ФЗ Федеральный закон «О промышленной политике в Российской Федерации» закрепил за Правительством РФ, а также рядом федеральных органов исполнительной власти полномочия: правовое закрепление требований к кластерным системам любого характера, основанного на профильной специализации всех организаций, осуществляющих деятельность в пределах кластерных комплексов любого характера; юридическое закрепление порядка возникновения и признания специальных форм инвестиционной деятельности и заключения контрактов. Для обеспечения поддержки в развитии систем такого характера органами власти необходимо сформировать специализированные фонды поддержки государственного развития промышленных и сельскохозяйственных сфер развития.

Также, отмеченный ранее Федеральный закон «О промышленной политике в Российской Федерации» регламентируя статус субъектов занимающихся деятельностью в промышленной сфере, и содержит прямое указание на обязательную специализацию всех организаций, входящих в функциональную среду кластера. Данная область ориентирована, прежде всего, на промышленную область, и содержит методические, организационные, экспертно–аналитические и информационные критерии сопровождения всех аспектов деятельности систем такого характера. Факт наличия таких организационных форм призван как создавать, так и в дальнейшем поддерживать наиболее оптимальные формы по организации элементов функционирующего кластера инфраструктурного характера.

Таким образом, можно сделать вывод, что структурно внутренняя организация и субъектный состав кластера любого характера изначально признается как неоднородный показатель. Большинство специалистов выделяют следующие элементы: 1) ядро кластера – под которым понимают хозяйствующие субъекты, занимающиеся различными видами экономической деятельности целевого характера (т.е. это профильные экономические субъекты); 2) профильные организации (как правило, к ним относят: разнообразные управляющие компании, организации образовательного и научного характера, а равно и иные действующие инфраструктуры кластера).

Определяя статус кластера следует учитывать, что территориально, в зоне функционирования конкретного кластера также присутствуют и вспомогательные субъекты (как правило, в сфере бытового и обеспечительного действия). Также в отмеченном Федеральном законе «О промышленной политике в Российской Федерации» не указывается формальный статус, подлежащий правовой регламентации в пределах действующих норм.

Анализ кластерных комплексов позволяет сделать вывод об отсутствии отраслевой привязки в зависимости от сфер их деятельности. Современная литература предлагает признавать разнообразный перечень возможных кластеров. Так действующее законодательство вводит: медицинские кластеры [17]; туристические или туристско–рекреационные кластеры [10; 11].

При этом в зависимости от отраслевой или профильной принадлежности субъектов, исходя из критериев анализа кластерного подхода необходим учет правил осуществления экономической деятельности отличных от признанных базовых.

В юридической литературе классификация разновидностей экономической деятельности используется как наравне с общеправовым режимом, так и правовыми режимами специального характера [12].

Следует помнить, что в рамках специального правового режима экономическая деятельность основывается на ряде особенностей: присутствуют ряд модификаций отличных от общеправового режима в регламентации особых отношений; дополнительное льготирование, введение преференции различного характера (особенностями, связанными с реализацией, прежде всего разнообразного спектра социальных задач) явные, безусловные ограничения, прямые запреты (более характерные при регламентации деятельности, обладающей ярко выраженным отрицательным социальным эффектом); выборочная территориальность и локальная привязанность (географическая и пространственная отраслевая и пространственная граница) [7].

Использование кластерных систем допускает как возникновение благоприятных экономико– и социально значимых эффектов, к которым относят постоянный рост экономического благосостояния населения территории, а также создание организационно–правовых условий влекущих за собой возникновение рабочих мест предполагающих привлечение высоко квалифицированных специалистов, а также формирование и внедрение принципиально новых методик и специализированных форм, направленных на стимулирование и дальнейшее внедрение принципиально новых средств в производственные и сельскохозяйственные области, с учетом социальных процессов, а равно и улучшений, связанных с необходимостью обеспечения экологической ситуации в рамках локальных территорий и т.п.

Как правило, кластеры формируются для реализации целей определенных территорий, ориентированных на решение задач в определенных отраслях, связанных с обеспечением разнообразных форм деятельности (внедрение и последующее развитие промышленных инноваций; обоснованное внедрение инновационно–передовых методов, направленных на реализацию достижений современной медицины, а равно и эффективного внедрения международных, новых для России технологий в клиническую практику; практическое формирование и внедрение соответствующих требований реализации современных инфраструктур в области туризма и отдыха).

Современные реалии развивающегося общества предполагают обязательное инвестирование в экономику страны, внедрения инноваций любой природы (как технических, так и социальных), использование труда опытных работников, что, не смотря на важность, является особо затруднительным видом деятельности, исходя из ограниченности ресурсов имеющихся на конкретной территории, и в то же время, реализацию возможности компактного размещения в рамках региональных территорий, с дальнейшей адаптацией правового режима с общего на особенный (специальный).

Особый правовой режим, действующий для экономических сфер, реализованных в конкретных кластерах исходя из норм права Федерального закона «О промышленной политике в Российской Федерации» включает как меры по финансовому стимулированию; так и льготированию профильных сфер налогообложения, а также и ряда смежных мер ориентированных на внедрение мер поддержки в базовых сферах экономической деятельности.

Регламентация специальных правовых режимов в процессе осуществления различных аспектов экономической деятельности предусмотренных в Федеральном законе от 29 июня 2015 г. № 160–ФЗ «О международном медицинском кластере и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» направленных на определение статуса медицинских кластеров международного характера можно определить исходя из следующих особенностей: непосредственная медицинская деятельность; юридически определенная деятельность градостроительного характера; правовой аспект, предполагающий наличие санкционированной документации; признанные и действующие технические регуляторы; обеспеченность санитарно–эпидемиологическим благополучием; наличие иностранных специалистов, привлекаемых к определенной трудовой деятельности. Отмеченные особенности предполагают наличие ряда особых изъятий, по отношению к общим правовым требованиям, к конкретным разновидностям экономической деятельности, и процессам обеспечения итоговых целей и задач кластерных систем.

Туристические и туристско–рекреационные кластеры, имея высокую географическую зависимость, основываются на программных документах, деятельность которых основывается за счет бюджета смежных инфраструктур обеспечения функционирования конкретных кластеров, транспортных инфраструктур, и помимо этого предоставление определенных льгот хозяйствующим субъектам в рамках конкретного кластера.

Фактическая доктринальная правовая пробельность в регламентации кластерного метода и мер по обеспечению профильного подхода, для законодателя довольно сложно определить, так и закрепить в специальных правовых режимах деятельности экономического характера присущего для профильных кластеров, с обязательным учетом географического единства кластеров, но с возможной отраслевой дифференциацией с учетом сфер деятельности.

Так, к примеру, особое внимание уделяется сельскохозяйственным кластерам, поскольку речь идет о продовольственной безопасности страны. Их формирование является особенно актуальным, поскольку ухудшаются условия деятельности аграрных научно–исследовательских институтов в результате их реорганизации, которые являются базовым элементом инновационного кластерного развития. В качестве полученного результата, наблюдается сохранение низкого уровня коммерциализации финансово привлекательных направлений научных исследований, неопределенность перспектив развития агроэкономических сфер науки и высшего образования, не высокий уровень государственного финансирования, реализуемый через утвержденные, классические, формы (прежде всего зарплата преподавателей и ученых в профильных вузах аграрного характера почти в два раза меньше, чем в вузах иной направленности) [2; 13].

В то же время, наблюдается непрекращающийся отток профильных специалистов из муниципалитетов, как следствие существенных различий сложившегося уровня жизни в городе и в сельской местности, а также снижения доли трудоспособного населения, нашедшего себя в сельском хозяйстве, или же в перерабатывающей промышленности, данные показатели представлены в статистической диаграмме на рис. 1.

Рис. 1. Распределение занятого населения по видам экономической деятельности на основной работе, в среднем за год (в %) [5]

Анализ инвестиционной динамики, представленной на рис. 2, позволяет выделить наличие отрицательного тренда последних лет, влияющего на способность по внедрению профильных инноваций в базовые виды производственной деятельности, в тоже время не способствующие возникновению высокотехнологичных рабочих мест и как следствие вакансий, а также и повышения производительности труда во всех областях экономики.

Рис. 2 Динамика инвестиций в основной капитал в Российской Федерации по видам экономической деятельности (в % к предыдущему году) [5]

По результатам анализа данных представленных в диаграммах можно сделать вывод о необходимости создания и последующего внедрения концепции по управлению производящими кластерами (сельскохозяйственными, промышленными), внедрение которых способствует сокращению отрицательных тенденций, прямо препятствующих положительной динамике кластерного развития структурных основ. С учётом отмеченного, можно сделать вывод о наличии группы факторов (обусловленных спецификой кластерных методик по образованию и внедрению общеэкономических факторов), концепция предлагает применение как обязательных (основанных на специфике кластера) и способствующих (ориентированных в большей степени на изменения общеэкономических показателей) приемлемых как механизмов, так и инструментов по управлению развитием кластеров.

Также к системообразующим элементам, направленным на развитие кластерного подхода, относят т.н. информационные системы «цифровые кластеры». К системе управления «цифровых кластеров» относят разнообразные алгоритмы, а также методы, направленные на оптимизацию потоков информационного, материального и финансового характера, необходимые для достижения участниками, входящими в кластерную структуру с учетом целевых показателей роста хозяйственной деятельности, реализуемой в рамках конкретного модуля.

«Цифровые кластеры» ориентированы, прежде всего, на обеспечение реализации взаимодействия и максимальное обеспечение информационной потребности участников кластера (поставщики, потребители, инвесторы и другие участники). Так, к примеру, для производителей сельскохозяйственной продукции внесение информации в строгом соответствии с утвержденными региональными регламентами, определяющими объемы продукции, которая готова к реализации на момент заполнения информации в цифровых системах.

С помощью отмеченного подхода формируется потенциальный спрос на продукцию основанный на заявках торговых комплексов (сети, рынки, предприятия оптовой и розничной торговли). При этом торгово–распределительные центры, на основе логистической структуры, нацелены на обеспечение доставки продукции от производителя к конкретным потребителям, или же в складское хранилище, закрепленное за данным кластером.

По аналогичному способу обеспечиваются выполнение заказов, участников кластеров, связанных с приобретением техники и специального оборудования, на сервисную поддержку, закупку необходимого сырья и расходных материалов, необходимых для обеспечения основных видов деятельности. Фактически «цифровой кластер» позволяет исключить из структуры отношения элементы, формирующие добавленную стоимость, т.е. излишних посредников и обеспечивая, тем самым торговые площадки продукцией с учетом всех стадий, в сельском хозяйстве: первичная переработка → хранение → этапы последующей переработки → реализация, а в промышленном хозяйстве: получение исходного материала → промышленная переработка → изготовление продукции → хранение продукции → реализация.

Внедрение на практике «цифровых кластеров» требует приведения нормативно–правовой базы в соответствии с фактическими условиями экономик региона и повышением компетенционного уровня всех субъектов, необходимого для реализации работ в высокотехнологичной среде, на практике данные элементы нашли своё отражение в научных концепциях: «Политика развития кластерных структур» и «Человеческий капитал». По своей сути в целях модернизации предприятий, реализующих себя в агропромышленном секторе, обеспечение внедрения механизмов и специальных инструментов по стимулированию трансфера технологий, а также формирования человеческого капитала является обязательным. По своей сути, все механизмы и инструменты, в выделенных концепциях по развитию кластерных систем, ориентированных на формирование инфраструктур делового обеспечения, развития предпринимательства и обосновываются своевременные процессы финансового характера.

Проведенное научно–практическое исследование подтверждает необходимость и целесообразность развития в России производственных кластеров. Данные комплексы позволят на более качественном уровне мобилизовать ресурсы малого и среднего бизнеса, а также фактические возможности по обеспечению региональных задач в экономике, оказав тем самым положительное влияние на решение проблем по развитию агропромышленного и производственного секторов России. Необходимо устранение ряда негативных обстоятельств, препятствующих созданию кластерных структур как в АПК, так и в промышленных областях экономики, модернизация промышленных и агропромышленных секторов, а так же их инновационных форм развития.

Наиболее существенным, при этом, является формирование и последующее внедрение алгоритмов внутрикластерного взаимодействия, основанных на методике анализа спроса и предложения на продукцию участников; изучении исторических предпосылок по взаимодействию всех субъектов кластера; созданию информационно–значимых ресурсов по привлечению инвесторов к развивающемуся кластеру; внедрение алгоритмов по интеллектуальному анализу любых данных, необходимых для обеспечения управляющего взаимодействия в рамках системы.

Также, использование единых площадок по взаимодействию заинтересованных в совместной финансово–значимой деятельности экономических субъектов позволит простимулировать предпринимательские и деловые формы воздействия, направленные на решение важных задач по совершенствованию производственных и информационных элементов инфраструктур.

Отмеченное выше, позволяет сделать вывод, что кластерный метод организации (и самоорганизации) экономики, используемый и применяемый в промышленности, в сельскохозяйственной сфере применяется незначительно, это и обосновывает особую актуальность внедрения исследуемого кластерного метода в сельскохозяйственные сферы экономики, т.к. он позволит произвести корректировку по обеспечению роста экономических, и социально–значимых показателей, таких как: увеличение занятости населения, устойчивое развитие территорий, их благоустройство и ряд других, связанных с реализацией, действующих на основе федеральных актов в регионе, программ экономического развития.

Библиография
1.
Анохин П.К. Узловые вопросы теории функциональной системы. М., 1980.–196 с.;
2.
Ахапкина Г.Н., Крохмаль Л.А. К проблеме развития аграрного образования в России // МИР (Модернизация. Инновации.Развитие). 2015. №2(22). С. 129–136. DOI: 10.18184/2079 4665 2015.6.2.129.136;
3.
Ахенбах Ю.А. Система управления научно–производственным кластером // РЕГИОН: системы, экономика, управление. 2012. № 3. С. 122.
4.
Бойко А.Е. Формирование туристских кластеров как инструмент развития внутреннего туризма в России // Власть и управление на Востоке России. 2009. № 2. С. 227.
5.
Завьялов Д. В., Сагинова О. В., Завьялова Н. Б. Управление развитием агропромышленных кластеров // МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). 2018. Т. 9. № 1. С. 123–136. DOI: 10.18184/2079–4665.2018.9.1.123–136
6.
Марков Л.С., Теплова И.Г., Ягольницер М.А. Роль связанности в биофармацевтическом кластере // Регион: экономика и социология. 2010. № 4. С. 19–37;
7.
Мохов А.А. Социальные эффекты экономической деятельности и их значение для правотворчества // Юрист. 2016. № 18. С. 37–41.
8.
Пашкус В.Ю., Пашкус Н.А. Стратегии прорывного позиционирования: применение на уровне предприятий российских фармацевтических кластеров // Маркетинг МВА. Маркетинговое управление предприятием. 2015. № 2. С. 91–115;
9.
Портер М. Конкуренция. М.: Вильямс, 2005.– С. 255–256.
10.
Постановление Правительства РФ от 11 августа 2014 г. № 790 «Об утверждении Федеральной целевой программы «Социально–экономическое развитие Республики Крым и г. Севастополя до 2020 года» // СЗ РФ. 2014. № 33. Ст. 4595.
11.
Постановление Правительства РФ от 14 октября 2010 г. № 833 «О создании туристического кластера в Северо–Кавказском федеральном округе, Краснодарском крае и Республике Адыгея» // СЗ РФ. 2010. № 42. Ст. 5401;
12.
Правовое регулирование экономической деятельности: единство и дифференциация: Монография / Отв. ред. И.В. Ершова, А.А. Мохов. М.: Норма; ИНФРА–М, 2017. С. 115–127.
13.
Проект Национального исследовательского института «Высшая школа экономики» URL: https://uni.hse.ru/agrounivery (дата обращения 11.01.2019);
14.
Соколов Ю. Интеграция как условие воспроизводства промышленного капитала // Экономист. 2006. № 8. С. 21–28.
15.
Судаков К.В. Нормальная физиология: Учебник для студентов медицинских вузов. М., 2006. С. 104–105.
16.
Федеральном законе № 488–ФЗ от 31 декабря 2014 г.«О промышленной политике в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2015. № 1 (часть I). Ст. 41.
17.
Федеральный закон от 29 июня 2015 г. № 160–ФЗ «О международном медицинском кластере и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2015. № 27. Ст. 3951.
18.
Экономическая политика: Учебник / Под ред. А.Н. Лякина. М.: Юрайт, 2015.– 432 с.
References (transliterated)
1.
Anokhin P.K. Uzlovye voprosy teorii funktsional'noi sistemy. M., 1980.–196 s.;
2.
Akhapkina G.N., Krokhmal' L.A. K probleme razvitiya agrarnogo obrazovaniya v Rossii // MIR (Modernizatsiya. Innovatsii.Razvitie). 2015. №2(22). S. 129–136. DOI: 10.18184/2079 4665 2015.6.2.129.136;
3.
Akhenbakh Yu.A. Sistema upravleniya nauchno–proizvodstvennym klasterom // REGION: sistemy, ekonomika, upravlenie. 2012. № 3. S. 122.
4.
Boiko A.E. Formirovanie turistskikh klasterov kak instrument razvitiya vnutrennego turizma v Rossii // Vlast' i upravlenie na Vostoke Rossii. 2009. № 2. S. 227.
5.
Zav'yalov D. V., Saginova O. V., Zav'yalova N. B. Upravlenie razvitiem agropromyshlennykh klasterov // MIR (Modernizatsiya. Innovatsii. Razvitie). 2018. T. 9. № 1. S. 123–136. DOI: 10.18184/2079–4665.2018.9.1.123–136
6.
Markov L.S., Teplova I.G., Yagol'nitser M.A. Rol' svyazannosti v biofarmatsevticheskom klastere // Region: ekonomika i sotsiologiya. 2010. № 4. S. 19–37;
7.
Mokhov A.A. Sotsial'nye effekty ekonomicheskoi deyatel'nosti i ikh znachenie dlya pravotvorchestva // Yurist. 2016. № 18. S. 37–41.
8.
Pashkus V.Yu., Pashkus N.A. Strategii proryvnogo pozitsionirovaniya: primenenie na urovne predpriyatii rossiiskikh farmatsevticheskikh klasterov // Marketing MVA. Marketingovoe upravlenie predpriyatiem. 2015. № 2. S. 91–115;
9.
Porter M. Konkurentsiya. M.: Vil'yams, 2005.– S. 255–256.
10.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 11 avgusta 2014 g. № 790 «Ob utverzhdenii Federal'noi tselevoi programmy «Sotsial'no–ekonomicheskoe razvitie Respubliki Krym i g. Sevastopolya do 2020 goda» // SZ RF. 2014. № 33. St. 4595.
11.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 14 oktyabrya 2010 g. № 833 «O sozdanii turisticheskogo klastera v Severo–Kavkazskom federal'nom okruge, Krasnodarskom krae i Respublike Adygeya» // SZ RF. 2010. № 42. St. 5401;
12.
Pravovoe regulirovanie ekonomicheskoi deyatel'nosti: edinstvo i differentsiatsiya: Monografiya / Otv. red. I.V. Ershova, A.A. Mokhov. M.: Norma; INFRA–M, 2017. S. 115–127.
13.
Proekt Natsional'nogo issledovatel'skogo instituta «Vysshaya shkola ekonomiki» URL: https://uni.hse.ru/agrounivery (data obrashcheniya 11.01.2019);
14.
Sokolov Yu. Integratsiya kak uslovie vosproizvodstva promyshlennogo kapitala // Ekonomist. 2006. № 8. S. 21–28.
15.
Sudakov K.V. Normal'naya fiziologiya: Uchebnik dlya studentov meditsinskikh vuzov. M., 2006. S. 104–105.
16.
Federal'nom zakone № 488–FZ ot 31 dekabrya 2014 g.«O promyshlennoi politike v Rossiiskoi Federatsii» // SZ RF. 2015. № 1 (chast' I). St. 41.
17.
Federal'nyi zakon ot 29 iyunya 2015 g. № 160–FZ «O mezhdunarodnom meditsinskom klastere i vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii» // SZ RF. 2015. № 27. St. 3951.
18.
Ekonomicheskaya politika: Uchebnik / Pod red. A.N. Lyakina. M.: Yurait, 2015.– 432 s.