Читать статью 'Соотношение международного и национального правового регулирования в процессе экстрадиции иностранных граждан с территории РФ' в журнале Международное право на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1981,   статей на доработке: 330 отклонено статей: 619 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Международное право
Правильная ссылка на статью:

Соотношение международного и национального правового регулирования в процессе экстрадиции иностранных граждан с территории РФ

Скобина Елена Александровна

доцент, кафедра гражданского и уголовного права и процесса, Читинский институт (филиал) Байкальского государственного университета

672000, Россия, Забайкальский Край край, г. Чита, ул. Анохина, 56

Skobina Elena Aleksandrovna

Docent, the department of Civil and Criminal Law and Procedure, Chita Institute (Branch) of Baikal State University

672000, Russia, Zabaikal'skii Krai krai, g. Chita, ul. Anokhina, 56

skobinamalyshenko71@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Рожкова Наталья Алексеевна

кандидат политических наук

доцент кафедры теории, истории и государственно-правовых дисциплин, Читинский институт (филиал) Байкальского государственного университета

672000, Россия, Забайкальский край, г. Чита, ул. Анохина, 56

Rozhkova Natal'ya Alekseevna

PhD in Politics

Docent, the department of Theory, History and State Legal Disciplines, Chita Institute (branch) of Baikal State University

672000, Russia, Zabaikal'skii krai, g. Chita, ul. Anokhina, 56

masalova76@mail.ru

DOI:

10.25136/2644-5514.2019.4.31455

Дата направления статьи в редакцию:

22-11-2019


Дата публикации:

04-12-2019


Аннотация.

В статье рассматриваются особенности юридической техники применения норм международного права на примере анализа судебных решений, законность и обоснованность решений прокуратуры о выдаче иностранного гражданина с территории РФ.Предметом исследования являются нормы международного и российского права, направленные на реализацию положений о выдаче иностранных граждан, совершивших преступления и скрывающихся на территории Российской Федерации, решения судебных органов по жалобам иностранных граждан на действия прокуратуры в части применения норм об экстрадиции иностранных граждан из РФ. Основной целью работы является определение тенденций в процессе экстрадиции иностранных граждан. Для её достижения использованы методы общенаучные (анализа, обобщения) и частно-научные (формально-юридический, сравнительно-правовой).Для выявления приёмов юридической техники при вынесении решений по делам об экстрадиции в работе проанализированы тексты судебных решений различных инстанций, вынесенных Верховным Судом РФ и судами общей юрисдикции в период с 2014 по 2018 гг. Областью применения результатов исследования является международное право и уголовно-процессуальное право Российской Федерации в части реализации вопросов экстрадиции. Новизна работы заключается в обобщении судебной практики Российской Федерации за последние пять лет в области международного сотрудничества по вопросам экстрадиции и обеспечения международных обязательств РФ, а также международных стандартов в сфере защиты прав и свобод личности. Доказано, что суды, реализуя применение норм международного права при разрешении дел о выдачи иностранных граждан с территории РФ, обеспечивают добросовестную реализацию международных договоров РФ, содержащих её обязательства в сфере экстрадиции.

Ключевые слова: Российская Федерация, территория РФ, Верховный Суд России, выдача лиц, уголовное преследование, исполнение приговора, международное обязательство РФ, судебная практика, экстрадиционный арест, иностранный гражданин

Abstract.

This article explores the peculiarities of legal technique in application of the norms of international law using the example of the analysis of court decisions, lawfulness and validity of decisions of the Prosecutor’s Office on extradition of a foreign citizen from the territory of the Russian Federation. The subject of this research is the norms of international and Russian law aimed at implementation of provisions on extradition of foreign citizen who have committed offences and hiding out in the Russian Federation; court decisions on the foreigners’ appeal against the action of the Prosecutor’s Office regarding the application of extradition law. The goal of this work lies in determination of trends in the process of extradition of foreign citizens. For revealing the legal technique approaches towards delivering decisions on extradition, the authors analyze the text of court decisions of the various authorities, delivered by the Supreme Court of the Russian Federation and general jurisdiction courts over the period from 2014 to 2018. The field of application of research results is the international law and criminal procedure law of the Russian Federation related to the questions of extradition. The scientific novelty consists is summarizing the case law of the Russian Federation for the past five years in the area of international cooperation on the questions of extradition and fulfilling international obligations of the Russian Federation, as well as the international standards in the sphere of protection of personal rights and freedoms. It is proven that the application of the norms of international law in resolving cases on extradition of foreign citizens from the territory of the Russian Federation ensure diligent fulfillment of international agreements of the Russian Federation containing its responsibilities in the sphere of extradition.

Keywords:

judicial practice, international obligation of the Russian Federation, execution of sentence, criminal prosecution, extradition of persons, Russian Supreme court, territory of the Russian Federation, Russian Federation, extradition arrest, foreign citizen

Экстрадиция – представляет собой правовой институт российской системы права со сложной правовой природой. Правовое регулирование экстрадиции осуществляется посредством многосторонних международных договоров, регламентирующих вопросы выдачи, договоров о борьбе с отдельными видами преступлений, содержащих отдельные положения о выдаче, а также двухсторонними международными соглашениями, участником которых является РФ, и нормами национального российского права.

В отсутствие российского закона об экстрадиции, соотношение этих двух видов регулирования образует практику РФ совместного применения норм международного и российского права при осуществлении выдачи иностранных граждан с территории РФ.

Выдача иностранных граждан с территории РФ осуществляется органами государственной власти в соответствии с:

- универсальными конвенциями и протоколами к ним, регламентирующими вопрос выдачи, например, Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма, [1] Конвенция ООН против коррупции, [2, С. 7-53] Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности, [3, С. 3-33] Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми и наказании за неё. [4, С.46-55]

- обязательствами РФ по международным договорам о правовой помощи: Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. [5, 6], Конвенция о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами для проведения принудительного лечения [7], Европейская конвенция о выдаче [8]

- двусторонними договорами об экстрадиции [9] (их в настоящее время более 80).

В реализации вопросов выдачи в процессе уголовного преследования иностранных граждан применяются международные нормы, которые являются частью правовой системы РФ и их применение приоритетно, в случае если национальное законодательство предусматривает иное (п 4 статьи 15 Конституции РФ). [10] В силу отсутствия национального закона об экстрадиции, они непосредственно регулируют процедуру выдачи при осуществлении уголовного преследования иностранных граждан на территории РФ и при реализации процедур международно-правового сотрудничества государств в уголовно - правовой сфере.

Кроме того, нормы международного права, имплементированные в российское законодательство – главы 53 и 54 Уголовно-процессуального кодекса РФ, на основе которого осуществляется процесс экстрадиции иностранных граждан с территории российского государства.

Рассматриваемые вопросы также регламентируются актами Генеральной прокуратуры РФ. [11]

Вопросам экстрадиции в науке уделяется достаточно внимания, о чём свидетельствуют монографические [12; 13; 14] и другие научные работы [15; 16; 17; 18; 19; 20]

Достаточное количество практики судов общей юрисдикции Российской Федерации позволило её проанализировать, обобщить и на этом основании принять в 2012 году постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в целях достижения единообразия правоприменительной деятельности на всей территории государства. [21]

На основе данного решения Верховного Суда РФ складывается дальнейшая судебная практика применения норм международного права в делах о проверке законности и обоснованности решений о выдаче и заключении под стражу иностранных граждан, в отношении которых осуществляется экстрадиционная проверка прокуратурой РФ.

Преамбула постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации (далее ВС РФ) [21], указывает цель его принятия – «обеспечение единства судебной практики по применению законодательства Российской Федерации, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, регулирующих вопросы выдачи лица иностранному государству для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачи лица, осуждённого к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является». Данный акт является основой анализа и учёта судебной практики по вопросам применения норм международных договоров в исследуемой сфере.

Пленум в своём постановлении, во-первых, указывает нормы внутреннего права, содержащие указание на то, что экстрадиция является правом суверенного государства. Российская Федерация признает также решения иностранных судов, осуждающих за преступление в соответствии с международным договором и принципом взаимности.

Национальный закон, международный договор и принцип взаимности – являются той нормативной основой, на которой международно-правовые нормы об экстрадиции реализуются в российской правовой системе.

Международные нормы, посвящённые выдаче следует применять как нормы международных договоров, т.е. учитывать их действие во времени, в пространстве, по кругу субъектов и применять в соответствии с правилами применения, которые Верховный Суд РФ разъяснял в постановлении «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». [22]

В случае, если Россия не связана с каким - либо государством договором, регулирующим выдачу лиц для осуществления уголовного преследования, то сначала применяются нормы Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее УПК РФ), иных законов Российской Федерации. При этом учитываются правила применения общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации, касающихся защиты основных прав и свобод человека (например, Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., [23] Конвенция о статусе беженцев от 28 июля 1951 г., [24] Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.). [25]

Нормы и практику экстрадиции следует рассматривать в контексте международно-правовых обязательств в сфере прав и свобод личности, в таком случае действуют правила применения норм, охраняющих права личности как общепризнанных принципов и норм международного права.

В постановлении Пленума ВС РФ 2012 г. [21], во-первых, анализируется участие, роль судов в применение международно-правовых норм, регулирующих экстрадицию. Часть этих норм имплементирована в российское уголовно - процессуальное законодательство и Верховный Суд РФ в своём правовом акте разъясняет правила совместного применения норм российского уголовного права и процесса и международного права - например, если суд при разрешении дела проверяет отсутствие оснований для отказа в выдаче.

Во-вторых, постановление конкретизирует, в каких случаях бремя доказывания законности и правомерности возложено на прокуратуру, а в каких, суд не проверяет действия прокуратуры с точки зрения их обоснованности, в силу того, что на неё возложена реализация международных обязательств РФ в сфере экстрадиции в административном и уголовно-процессуальном аспектах.

В-третьих, при вынесении решения по результатам рассмотрения жалобы на решения Генеральной прокуратуры, суд проверяет правильность применения норм Европейской конвенции о выдаче, в случае если иностранное государство является её участником. Судом устанавливается наличие оснований, препятствующих возбуждению уголовного дела или исполнению приговора. Это обосновывается не допустимостью выдачи в случае, если истекли сроки давности уголовного преследования или отбывания наказания либо по законодательству запрашивающего государства, либо по законодательству Российской Федерации (ст. 10 Европейской конвенции о выдаче) [8].

В-четвёртых, суд проверяет наличие или отсутствие обстоятельств, влияющих на течение срока давности, например, доводы лица о том, что оно не срывалось от уголовного преследования на территории иностранного государства.

В-пятых, судом оценивается правильность применения норм о международных обязательствах РФ, согласно которым не допускается выдача лица если в отношении него применён акт амнистии иностранным государством или РФ, что делает невозможным осуществление уголовного преследования в соответствии с положениями статей 2 и 4 Дополнительного протокола к Европейской конвенции о выдаче от 15 октября 1975 г.[26]

В-шестых, проверке судом, подлежат обстоятельства правильного применения судами и иными органами государственной власти Конвенции о статусе беженцев от 28 июля 1951 г., [24] участником которой является и РФ.

И, наконец, судом проверяется правильность применения норм международного права, в которых содержаться обязательства об отказе в выдаче, если есть основания полгать, что к лицу может быть применена смертная казнь или лицо может быть подвергнуто пыткам при осуществлении уголовного преследования. Пленум в постановлении указывает, что применению подлежат международно-правовые нормы с учетом толкования, которое дано им с точки зрения международного права субъектами, которые их создавали и применяли. Например, ст. 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, [25] применяется в толковании Европейского Суда по правам человека, ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах [23], в толковании Комитета ООН по правам человек.

В соответствии с законодательством РФ и позицией Верховного Суда РФ в указанном постановлении, на прокуратуру возложены обязанности:

- по проверке наличия обстоятельств, свидетельствующих об уклонении лица от правоохранительных органов и суда запрашивающего государства.

- обоснования обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии серьёзных оснований полагать, что к лицу могут быть применены наказание в виде смертной казни, пытки, бесчеловечное или унижающее человеческое достоинство обращение или наказание, а также что лицо может подвергнуться преследованию по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определённой социальной группе или по политическим убеждениям.

Одним из важных вопросов при осуществлении экстрадиции является применение меры пресечения в виде заключения под стражу. Верховный Суд РФ разъясняет в этой части, что содержание под стражей по запросу иностранного государства о выдаче и продление сроков содержания под стражей (экстрадиционный арест) соответствует как законодательству РФ, так и её международным обязательствам (часть 2 статьи 97, статьи 108, 109 и 466 УПК РФ, пункт 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Кроме того, при проверке обоснованности избранной меры пресечения судам следует руководствоваться положениями предусмотренными постановлением Пленума ВС РФ «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога». [27]

Верховный Суд РФ в преамбуле данного постановления апеллирует к необходимости достижения баланса между публичными интересами, связанными с применением мер процессуального принуждения и важностью права на свободу личности. Указывает на то, что баланс определяется, исходя из содержания норм международных договоров, с обязательностью которых согласилась РФ, а также и с учетом практики Европейского суда по правам человека. Пленум разъясняет, что при необходимости ограничения прав личности на свободу следует применять инкорпорированные в российскую правовую систему международные нормы. Так, в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах [23] и ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод [25] предусмотрено право каждого, кто лишен свободы или ограничен в ней в результате заключения под стражу или домашнего ареста, на применение в отношении его залога или иной меры пресечения.

Юридические конструкции, применяемые в тексте постановления Пленума ВС РФ построены на правилах совместного применения норм национального законодательства и норм международного права. Это свидетельствует о том, что при разрешении вопросов о применении такой меры пресечения, как содержание под стражей суд будет выносить решение, основываясь на положениях УПК РФ, которые соответствуют нормам международного права.

Суд может указать на факты нарушения закона должностными лицами и организациями, если судом при рассмотрении материалов о выдаче, передаче лица иностранному государству или признании приговора суда иностранного государства будут выявлены нарушения прав и свобод человека. [27] Тем самым Верховный Суд РФ участвует в обеспечении реализации международных обязательств РФ в сфере прав человека.

Авторами проведено исследование текстов судебных решений, вынесенных судами общей юрисдикции и Верховным Судом РФ как с целью выявления особенностей совместного применения норм международного и российского права при осуществлении экстрадиции иностранных граждан, так и для определения сложившихся приёмов, правил юридической техники. Особое место в рассматриваемый период занимает 2014 г., характеризующийся максимальным количеством решений, вынесенных Верховным Судом РФ, касающихся конкретизации содержащихся международных обязательств РФ в части выдачи лиц с территории РФ в порядке правовой помощи по уголовным делам в соответствии с международными договорами РФ и её уголовно-процессуальным законодательством.

Для систематизации результатов исследования использовалась структура постановления Пленума ВС РФ «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания».[21]

Анализ судебных решений осуществлялся на основании следующих критериев:

1. Процессуальные и материальные нормы, регулирующие экстрадицию, к которым обращается суд, их локализация (в международном договоре или российском законодательстве), порядок осуществления ссылки на них в решениях судов.

2. Оценивание судом правильности применения норм международного и российского права, регулирующих процессуальный аспект выдачи прокуратурой РФ, а в случаях апелляции или кассации, судами нижестоящей инстанции. Последовательность анализа правильности применения норм в ходе ответа РФ на запрос иностранного государства о выдаче лица (первоначально судом анализируется правильность применения норм российского права, а затем международного или в обратном порядке).

3. Выяснение судом при разрешении дел вопроса о том, насколько правильно применены международно-правовые нормы, регулирующие права и свободы человека с учётом того, что данные нормы также регулируют процесс экстрадиции, как составной част российской правовой системы. Наличие или отсутствие единого подхода к размещению данных аргументов в мотивировочной части судебного решения.

Для анализа вопроса о правилах совместного применения норм международного и российского права и последовательности ссылок на международные и российские акты в тексте судебных решений используются решения, вынесенные в отношении граждан Узбекистана, Беларуси и Таджикистана. В исследуемых судебных решениях суды ссылаются на материальные нормы российского и международного права с целью выявить наличие обязательств РФ и их содержание в отношении гражданина, чье дело рассматривается, а также суды указывают на непротиворечивость содержания международно-правовых актов и норм российского уголовно - процессуального законодательства. Последовательность ссылок в разных решениях разная, но в большинстве случае ссылки на российское уголовно - процессуальное законодательство предшествуют ссылкам на нормы международно-правовых актов. Причём более устойчив подход, когда первые ссылки суда в тексте судебного решения на российские уголовно - процессуальные нормы, а ссылки на международный договор носят субсидиарный характер.

В одном из решений (от 2 октября 2014 г.) по делу гражданина Узбекистана, Верховный Суд РФ использует ссылки на международную Конвенцию о правовой помощи после ссылки на статью 464 УПК РФ. Это делается для того, чтобы указать на факт отсутствия обстоятельства, препятствующего экстрадиции лица Узбекистану - гражданина этого государства, как согласно российскому законодательству, так и согласно международному договору. [28]

Отношения экстрадиции — это отношения межгосударственные, которые регулируются как международным правом, так и российским законодательством. Так в решении Верховного Суда РФ от 7 октября 2014 г. в отношении гражданина Беларуси первоначально идут ссылки на международный договор, а затем на российское уголовно -процессуальное законодательство. [29]

Оба рассматриваемых решения приняты в порядке проверки законности и обоснованности решения Генеральной Прокуратуры о выдаче. В решениях о рассмотрении вопроса о сроках содержания под стражей, ссылки на российское законодательство чаще всего предшествуют ссылкам на международные акты. Так в решении апелляционной инстанции Псковского областного суда последний соотносит нормы уголовно - процессуального законодательства с содержанием международных обязательств РФ. [30]

В современном международном праве экстрадиция рассматривается как внутреннее дело государства. Акты органов судебной власти РФ можно рассматривать как доказательство всеобщей практики в данной сфере. Несформированность единого приёма юридической техники в последовательности ссылок на международно-правовые акты и российское законодательство, косвенно свидетельствует о необходимости законодательно определить место международных договоров в правовом регулировании выдачи иностранных граждан с территории РФ.

Для анализа правильности применения норм международного и российского права прокуратурой РФ, а также в случаях апелляции и кассации судами решений нижестоящих инстанций, регулирующих процессуальный аспект экстрадиции иностранных граждан, используются решения, вынесенные в отношении граждан Кыргызстана и Украины.

Суд, как правило, подтверждает обоснованность и законность доводов прокуратуры при применении содержания под стражей как меры пресечения, в отношении лица, объявленного в международный розыск в рамках экстрадиционной проверки. Однако указывает, что в одном деле проверку и законность экстрадиционного ареста, а также проверку обоснованности самой выдачи произвести не может. Обосновать позицию суда можно тем, что проверка обоснованности применения заключения под стражу осуществляется на основе норм УПК РФ, а проверка факта обоснованности выдачи требует проверки правильности применения норм материального права, в частности правильности применения норм международных договоров в отношении экстрадиции, участником которых является РФ. [31]

Суд для оценки обоснованности решения прокуратуры о заключении под стражу или продлении сроков такого содержания, российских граждан, объявленных в международный розыск, использует такие же нормы уголовно - процессуального законодательства, что и в отношении иностранных граждан, использует аналогичные приёмы юридической техники при построении решений. [32]

Применение содержания под стражей по запросу иностранного государства к лицу, объявленному в международный розыск, ничем не отличается от применения такой меры пресечения к российским гражданам, объявленным в международный розыски и задержанным на территории РФ.

При решении вопроса об обоснованности применения и сроках содержания под стражей иностранных граждан по запросу иностранного государства суд использует ссылки на нормы международного права в рамках совместного применения норм международного и российского права, для подтверждения того, что нормы российского уголовно - процессуального права, регулирующие заключение под стражу как меру уголовно - процессуального принуждения соответствуют нормам международного права. Нормы международных договоров в сфере экстрадиции в данном случае непосредственно не используются.

При разрешении конкретных дел выясняется и вопрос о том, насколько правильно были применены международно-правовые нормы, регулирующие права и свободы человека, учитывая, что данные нормы также регулируют процесс выдачи иностранных граждан как составная часть российской правовой системы. Для анализа содержания этих решений используются решение в отношении гражданина Беларуси и решение по запросу Латвии о выдаче иностранного гражданина с территории РФ.

Верховный Суд РФ в одном из рассмотренных апелляционных определений в отношении лица, которое подлежит выдаче, констатирует, что «наличие.... на территории Российской Федерации малолетнего ребенка, вопреки доводам жалобы, в соответствии с Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г., не является препятствием выдачи… правоохранительным органам Республики Беларусь для привлечения его к уголовной ответственности». [33]

В данном случае суд должен при рассмотрении дела об обжаловании обоснованности и законности решения о выдаче, соотнести между собой обязательства РФ по разным международным договорам. Позиция суда сводится к тому, что он констатирует отсутствие препятствий для выдачи, согласно международным договорам с участием РФ. Причём в тексте решения первыми располагаются именно ссылки на международные договоры. Первым договором, на который ссылается Верховный Суд РФ, является Европейская конвенция о выдаче от 13 декабря 1957 г., затем идут ссылки на ст.5 и ст.7 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным от 22 января 1993 г., [34] далее следуют нормы российского законодательства - ч. 1 и 2 ст.464 УПК РФ. Упоминание в первоочередных ссылках международных актов Европейской конвенции о выдаче 1957 г. объясняется необходимостью при разрешении дела конкретизировать содержание обязательств РФ как участника актов Совета Европы. [35]

На том основании, что баланс между частными и публичными интересами устанавливается судом, уголовное преследование не исключает уважения прав и свобод личности. В связи с этим Российская Федерация должна выполнить все собственные международные обязательства, связанные с выдачей по запросу государства, с которым она связана международным договором и свои обязательства по Европейской Конвенции о защите основных прав и свобод личности. В этом случае нельзя решить вопрос о приоритетности обязательств.

В отличи от экстрадиции в решениях по назначению административного наказания в виде административного выдворения с территории РФ, отсутствуют обязательства по международному договору в отношении другого государства. Поэтому при применении в частности экстрадиции норм Европейской Конвенции по правам человека, [25] которые более гарантировано защищают права личности в сфере уважения частной жизни, суд выносит решение по существу на основе норм международного права, с учетом практики Европейского суда по правам человека и отменяет выдворение, оставляя только административный штраф в качестве меры наказания за нарушения норм российского административного права иностранным гражданином. [36]

В одном из рассматриваемых решений суд применяет понятие «несоразмерности» к срокам экстрадиционного ареста. Использование данного понятия в российской правовой системе невозможно представить без учёта практики Европейского суда по правам человека по применению ст. 6 Европейской Конвенции по правам человека. [25] Оценивая законность содержания под стражей лица, подлежащего выдаче с территории РФ, суд тем самым, реализует международно-правовые стандарты в сфере защиты прав личности совместно с нормами российского уголовно-процессуального законодательства и международными обязательствами РФ в сфере экстрадиции. [37]

Кроме того, в своих решениях российские суды проверяют также обстоятельства, связанные с позицией иностранного запрашивающего государства: проверяются как доводы прокуратуры, так и доводы сторон (скрывалось или нет задержанное лицо от следствия, присутствие или отсутствие актов амнистии иностранного государства, наличие возможной угрозы пыток и преследования по политическим убеждениями или по другим мотивам в запрашивающем государстве) и установленные обстоятельства соотносят с содержанием обязательств РФ по международным договорам.

В рассматриваемых судебных решениях суды при проверке законности и обоснованности решения о выдаче ссылаются на прерогативу прокуратуры, как органа, обеспечивающего исполнения обязательств РФ в сфере экстрадиции.

При рассмотрении вопросов о продлении сроков содержания под стражей, суды подчерчивают, что они не могут вмешиваться в полномочия прокуратуры, как органа, осуществляющего процесс экстрадиции в вопросах, касающихся квалификации преступлений, проведения экстрадиционной проверки и т.д., если только обоснованность решения прокуратуры не является предметом судебного разбирательства по делу об обжаловании решения о выдаче иностранного гражданина с территории РФ. [38]

Помимо изучения текстов базой настоящего исследования послужила судебная статистика по вопросам экстрадиции. Для достоверности исследования использовался наиболее репрезентативный статистический период – пять лет (2014-2018 гг.)

Тенденции, выявленные на основе статистических данных Судебного департамента при Верховном Суде РФ [39; 40; 41; 42; 43], сводятся к следующему: общее количество дел, в абсолютных цифрах в исследуемый период развивается циклично, в целом связано с развитием преступности, которая также то растёт, то снижается. Чередование периодов роста и снижения количества дел указывает на интенсивность международного сотрудничества РФ по вопросам экстрадиции. Динамика представлена на рисунке 1.

Абсолютной является тенденция к росту количества жалоб, которые оставлены без удовлетворения, т.е. суд подтвердил законность и обоснованность решений прокуратуры о выдаче иностранных граждан с территории РФ в порядке правовой помощи в абсолютном большинстве случаев, начиная с 2014 года.

В процентном выражении количество решений, где выдача лица признана незаконной или необоснованной сократилось на 23,2%.

Общая доля решений, где отменено решение прокуратуры о выдаче в 2018 году составила 2,4%. В абсолютных цифрах — это 35 решений, по сравнению с 31 решением в 2014 г. Удельный вес решений, принятых судами по жалобам иностранных граждан об экстрадиции представлен на рисунке 2.

В целом, анализ судебной статистики свидетельствует о сложившейся практике международного сотрудничества РФ по вопросам экстрадиции и подчерчивает роль судебных органов в обеспечении международных обязательств РФ: суды осуществляют применение норм международного права при разрешении дел о выдачи иностранных граждан с территории РФ и тем самым, обеспечивают добросовестную реализацию тех международных договоров РФ, где содержаться её обязательства в сфере экстрадиции, а также международных стандартов в сфере защиты прав и свобод личности.

Таким образом, по результатам проведённого исследования можно сделать вывод о том, что юридическая техника текста судебных решений как внешнее выражение позиции судебных органов в понимании содержания международных обязательств в сфере экстрадиции, свидетельствует о том, что последняя рассматривается как внутреннее дело государства.

Поэтому суды сочетают непосредственное и совместное применение норм международного права при разрешении дел о выдаче иностранных граждан с территории РФ и дел о проверке законности и обоснованности содержания под стражей лица, объявленного в международный розыск.

При разрешении вопроса о законности выдачи с территории РФ используются правила и приёмы непосредственного применения норм международного права, а при проверке обоснованности и законности содержания под стражей правила и приёмы совместного применения.

Непосредственное применение норм международных договоров по вопросам экстрадиции осуществляется также по разному - суды либо руководствуются нормами УПК РФ, которые уполномочивают их это делать, либо ссылаются на международные акты, сделав их первичными по отношению к предшествующим - на УПК РФ. Несформированность единого приёма юридической техники в последовательности ссылок на международно-правовые акты и российское законодательство свидетельствует о потребности определить место международных договоров в правовом регулировании выдачи иностранных граждан с территории РФ. Актов Верховного Суда Российской Федерации здесь недостаточно. Они не могут решить вопросов наибольшей гарантированности прав и свобод личности в процессе экстрадиции, поскольку имеет место ограничение прав и свобод личности, а в соответствии со ст. 55 Конституции РФ, последние могут быть ограничены только федеральным законом. УПК РФ эту задачу тоже решает частично, в сфере реализации процессуальных норм, регулирующих выдачу с территории РФ.

Уголовно-процессуальные нормы не могут в полной мере восполнить недостаток материальных норм в данной сфере. На данный момент роль материальных норм выполняют нормы международных договоров, инкорпорированные в российскую правовую систему. В этом контексте закон об экстрадиции является системной необходимостью. Он не только необходим для достижения баланса в ограничении прав и свобод личности в сфере экстрадиции, но и в нем можно предусмотреть разрешение ряда коллизий, которые могут возникать у органов государственной власти РФ в выборе применения международных, российских и иностранных актов при решении вопросов о выдаче иностранных граждан с территории РФ. В частности, к таким коллизиям можно отнести признание решения иностранных судов и использование актов иностранного государства об амнистии и иностранного уголовного законодательства, выбор применимых международных договоров, в случае если он одновременно регулируют сложившуюся ситуацию. Однако, в силу сложившейся и отработанной практики совместного и непосредственного применения норм международного права в процессе выдачи иностранных граждан с территории российского государства, реальный правовой запрос на принятие закона об экстрадиции отсутствует.

По данным автоматизированной системы обеспечения законодательной деятельности последний ратифицированный международный договор по экстрадиции - Договор между Российской Федерацией и Объединенными Арабскими Эмиратами о выдаче от 25 ноября 2014 г, который ратифицирован Федеральным законом от 15 февраля 2016г. В пояснительной записке к этому договору констатируется, что его положения содержат иные правила, чем российское законодательство. В нём также указывается что, если выдача может нанести ущерб суверенитету государства, то это может быть основанием для отказа в экстрадиции, в отличие от норм УПК РФ, где такого основания не содержится. [44]

В настоящее время автоматизированная система обеспечения законодательной деятельности, содержащая размещённые тексты законопроектов, включенных в календарный план работы Государственной Думы, не содержит законопроекта об экстрадиции или выдаче. Последняя законодательная инициатива в этом вопросе относится к 2018 г., когда по инициативе депутатов Государственной Думы предлагались изменения в УПК РФ, связанные с вынесением решения о заключении под стражу в отсутствии лица, если оно объявлено не только в международный розыск, но и в межгосударственный. [45]

Отсутствие правовой потребности в законе об экстрадиции, при наличии обозначенных в работе коллизий международно-правовых актов, международных договоров и российского законодательства, свидетельствует о неразработанности общих подходов к данному правовому институту в отечественной юридической науке. Накопившиеся правоприменительные проблемы на данный момент можно разрешить на основе реализации права законодательной инициативы Верховного Суда РФ или Генеральной прокуратуры РФ.

Библиография
1.
О борьбе с финансированием терроризма: междунар. конвенция от 9 декабря 1999 г. Ратифицирована федер. законом Рос. Федерации от 10 июля 2002 г. № 88-ФЗ с заявл. Вступила в силу для РФ с 27 декабря 2002 г. // Бюллетень международных договоров, 2003.-N 5.
2.
Против коррупции: конвенция ООН от 31 октября 2003 г. Ратифицирована федер. законом Рос. Федерации от 8 марта 2006 № 40-ФЗ с заявлениями. Вступила в силу для РФ 8 июня 2006 г. // Бюллетень международных договоров.-2006.-N 10.
3.
Против транснациональной организованной преступности: конвенция ООН от 15 ноября 2000. Ратифицирована федер. законом Рос. Федерации от 26 апреля 2004 № 26-ФЗ. Вступила в силу для РФ 25 июня 2004 г. // Бюллетень международных договоров.-2005.-N 2.
4.
О предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее: протокол, дополняющий Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г. Ратифицирован федер. законом Рос. Федерации от 26 апреля 2004 г. N 26-ФЗ // Бюллетень международных договоров.-2005.-N 2.
5.
О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г.: конвенция государств-членов СНГ. Вступила в силу для РФ 10 декабря 1994 г. // СЗ РФ от 24 апреля 1995.-N 17.-ст. 1472.
6.
О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам: протокол от 28 марта 1997 г. к Конвенции от 22 января 1993 г. Ратифицирован федер. законом Рос. Федерации от 8 октября 2000 г. № 124-ФЗ // Бюллетень международных договоров 2008.-N 4.
7.
О передаче лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения от 28 марта 1997 г.: конвенция государств-членов СНГ. Ратифицирована федер. законом Рос. Федерации от 6 декабря 2000 г. Вступила в силу для РФ 16 октября 2001 г. // СЗ РФ от 4 февраля 2002.-№ 5.-ст. 383.
8.
О выдаче (ETS N 024): Европейская конвенция от 13 декабря 1957 г. Ратифицирована федер. законом Рос. Федерации от 25 октября 1999 г. № 190-ФЗ. Вступила в силу для РФ 18 апреля 1960 г. // СЗ РФ от 5 июня 2000.-№ 23.-ст. 2348.
9.
Договор между Российской Федерацией и Объединёнными Арабскими Эмиратами о выдаче от 25 ноября 2014 г. Ратифицирован федер. законом Рос. Федерации от 15 февраля 2016 г. N 11-ФЗ. Вступил в силу 20 апреля 2016 г. // СЗ РФ от 15 августа 2016.-№ 33.-ст.5161.
10.
Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 №7-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. – 2014. – № 31. – Ст. 4398.
11.
О порядке работы органов прокуратуры Российской Федерации по вопросам выдачи лиц для уголовного преследования или исполнения приговора: указание Генеральной прокуратуры РФ от 5 марта 2018 г. №116/35 // Законность.-2018.-№ 4.
12.
Бойцов А.И. Выдача преступников. Монография.-Изд. Р.Арсланова «Юридический центр Пресс».-СПб – 2004.-793 с.
13.
Минкова Ю.В. Принципы института выдачи (экстрадиции в международном праве. Монография.-М.: Изд-во РУДН.-2002.-86 с.
14.
Сафаров Н.А. Экстрадиция в международном уголовном праве: проблемы теории и практики.-М.: Волтерс Клувер.-2005.-416 с.
15.
Беляков А.Ю. О правах осуждённых иностранных граждан при их экстрадиции / А.Ю. Беляков // Уголовно-исполнительное право. – 2017.– т.12(1-4).–№ 4.-с. 390-393.
16.
Магомедов Р.М. Международное сотрудничество в российском уголовно-процессуальном праве / Р.М. Магомедов // Пробелы в российском законодательстве. – 2018.– № 2.– с. 151-153. – 2018. // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/mezhdunarodnoe-sotrudnichestvo-v-rossiyskom-ugolovno-protsessualnom-prave (дата обращения 06.11.2019 г.)
17.
Григорьев В.Н. О некоторых вопросах при экстрадиции / В.Н Григорьев // Вестник Нижегородского университета им Н.И. Лобачевского. – 2018.– № 2.– с. 122-129. // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/o-nekotoryh-voprosah-pri-ekstraditsii (дата обращения 06.11.2019 г.)
18.
Мадина Н.А., Наида Т.Т. Проблемы реализации института экстрадиции в международном и национальном праве / Н. А. Мадина., Т.Т Наида // Закон и право. – 2019.– № 2.– с. 116-119. // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/problemy-realizatsii-instituta-ekstraditsii-v-mezhdunarodnom-i-natsionalnom-prave (дата обращения 06.11.2019 г.)
19.
Воронин О.В. О понятии, содержании, типах, видах и сложившихся моделях экстрадиции / О.В. Воронин // Уголовная юстиция. – 2018.-№1.-с. 37 – 40.
20.
Квициани Л.Я., Кочетова А.Л. Процессуальный статус лица, подлежащего экстрадиции / Л.Я Квинциани., А.Л. Кочетова // Отечественная юриспруденция. – 2017.– № 12(25).– с. 40-42. // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/protsessualnyy-status-litsa-podlezhaschego-ekstraditsii (дата обращения 06.11.2019 г.)
21.
О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 июня 2012 г. N 11 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, август 2012 г., N 8.
22.
О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, декабрь 2003 г., N 12.
23.
Международный пакт о гражданских и политических правах (принят резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН N 2200 А (XXI) от 16.12.66, ратифицирован Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 сентября 1973 г. N 4812-VIII) // Ведомости Верховного Совета СССР, 1976 г., N 17, ст. 291.
24.
О статусе беженцев: конвенция (Принята 28 июля 1953 г. Конференцией полномочных представителей о статусе беженцев и апатридов, созванной в соответствии с резолюцией 429(V) Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1950 г., Российская Федерация присоединилась к Конвенции (Ратифицирована постановлением Верховного Совета РФ от 13 ноября 1992 г. № 3876-1) // Бюллетень международных договоров от 1 ноября 1993 г. № 9.
25.
О защите прав человека и основных свобод: конвенция (ETS N 005) от 4 ноября 1950 года (Ратифицирована Федеральным законом РФ от 30 марта 1998 года N 54-ФЗ) // Собрании законодательства Российской Федерации от 8 января 2001 г., N 2, ст. 163 (официальный перевод), Собрание законодательства Российской Федерации, 18 мая 1998 г., N 20, ст. 2143.
26.
Дополнительный протокол к Европейской конвенции о выдаче от 15 октября 1975 г. Ратифицирован федер. законом Рос. Федерации от 25 октября 1999 г. № 190-ФЗ с заявлением. Встурил в силу для Росии 9 марта 2000 г. // Собрание законодательства РФ.-05.06.2000.-№ 23, ст. 2348.
27.
О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 1 //Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.-2014.-№ 2.
28.
Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 2 сентября 2014 г по делу № 5-АПУ 14-55 // Электронный ресурс URL: https://sudact.ru/vsrf/doc/m58czKQqCMxe/?vsrf-txt= (дата обращения: 08.11.2019).
29.
Апелляционное определение Верховного суда РФ от 7 октября 2014 г. по делу № 5-АПУ 14-62 // Электронный ресурс // URL: https://sudact.ru/vsrf/doc/rbBsByfVoZNh/?vsrf-txt=(дата обращения: 08.11.2019).
30.
Апелляционное постановление Псковского областного суда от 7 декабря 2018 г. по делу № 22-888 // Электронный ресурс // URL: https://sudact.ru/regular/doc/7dyInxK7WSmN/?regular-txt= (дата обращения: 08.11.2019).
31.
Апелляционное постановление Курского областного суда от 20 июля 2017 г. по делу № 22-892-17 // Электронный ресурс // URL: https://sudact.ru/regular/doc/idS9xtivySZC/?regular-txt=®ular-case_doc= (дата обращения: 08.11.2019).
32.
Апелляционное постановление Владивостокского областного суда от 22 декабря 2015 г по делу № 22-8133/2015. // Электронный ресурс // URL: https://sudact.ru/regular/doc/5oGENHuDaex8/?regular-txt= (дата обращения: 08.11.2019)
33.
Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 16 октября 2014 г по делу № 5-АПУ 14-51. // Электронный ресурс // URL: https://sudact.ru/vsrf/doc/NUgXteJXLcHW/?vsrf-txt=&vsrf-case_doc= (дата обращения: 08.11.2019)
34.
О взаимной правовой помощи по уголовным делам (ETS N 030) Европейская Конвенция. Ратифицирована федер. законом Рос. Федерации от 25 октября 1999 года N 193-ФЗ // Бюллетень международных договоров.-2000.-№ 9.
35.
Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 16 октября 2014 г по делу № 5-АПУ 14-51. // Электронный ресурс URL: https://sudact.ru/vsrf/doc/NUgXteJXLcHW/?vsrf-txt=&vsrf-case_doc= (дата обращения: 08.11.2019).
36.
Решение Белгородского областного суда от 4 сентября 2018г по делу №7 (1)-164/2018 // Электронный ресурс URL: https://sudact.ru/regular/doc/sttJgajn4vmP/?regular-txt= (дата обращения: 08.11.2019).
37.
Апелляционное постановление Псковского областного суда. от 26 декабря 2018 г по делу № 22-952. // Электронный ресурс URL: https://sudact.ru/regular/doc/AYx5mQMk8udO/?regular-txt (дата обращения: 08.11.2019).
38.
Апелляционное постановление Воронежского областного суда от 7 июня 2016 г. по делу № 22-1322 // Электронный ресурс URL: https://sudact.ru/regular/doc/vFzWcM2OXNgP/?regular-txt=(дата обращения: 08.11.2019).
39.
Отчёт о работе судов общей юрисдикции по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции за 12 месяцев 2014 года. // Электронный ресурс URL: https://docviewer.yandex.ru/view/0/?page=1&* (дата обращения: 08.11.2019).
40.
Отчёт о работе судов общей юрисдикции по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции за 12 месяцев 2015 года. // Электронный ресурс URL: https://docviewer.yandex.ru/view/0/?*= (дата обращения: 08.11.2019).
41.
Отчёт о работе судов общей юрисдикции по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции за 12 месяцев 2016 года // Электронный ресурс URL: https://docviewer.yandex.ru/view/0/?*= (дата обращения: 08.11.2019).
42.
Отчёт о работе судов общей юрисдикции по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции за 12 месяцев 2017 года // Электронный ресурс URL: https://docviewer.yandex.ru/view/0/?*= (дата обращения: 08.11.2019).
43.
Отчёт о работе судов общей юрисдикции по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции за 12 месяцев 2018 года // Электронный ресурс URL: https://docviewer.yandex.ru/view/0/?*= (дата обращения: 08.11.2019).
44.
О ратификации Договора между Российской Федерацией и Объединенными Арабскими Эмиратами о выдаче: пояснительная записка к проекту федерального закона // Электронный ресурс URL: http://asozd2.duma.gov.ru/arhiv/a_dz_6.nsf/ByID/ (дата обращения: 08.11.2019)
45.
Законопроект № 547243-7 О внесении изменения в статью 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Автоматизированная система обеспечения законодательной деятельности. // Электронный ресурс // URL:https://sozd.duma.gov.ru/bill/547243-7#bh_histras (дата обращения: 08.11.2019)
References (transliterated)
1.
O bor'be s finansirovaniem terrorizma: mezhdunar. konventsiya ot 9 dekabrya 1999 g. Ratifitsirovana feder. zakonom Ros. Federatsii ot 10 iyulya 2002 g. № 88-FZ s zayavl. Vstupila v silu dlya RF s 27 dekabrya 2002 g. // Byulleten' mezhdunarodnykh dogovorov, 2003.-N 5.
2.
Protiv korruptsii: konventsiya OON ot 31 oktyabrya 2003 g. Ratifitsirovana feder. zakonom Ros. Federatsii ot 8 marta 2006 № 40-FZ s zayavleniyami. Vstupila v silu dlya RF 8 iyunya 2006 g. // Byulleten' mezhdunarodnykh dogovorov.-2006.-N 10.
3.
Protiv transnatsional'noi organizovannoi prestupnosti: konventsiya OON ot 15 noyabrya 2000. Ratifitsirovana feder. zakonom Ros. Federatsii ot 26 aprelya 2004 № 26-FZ. Vstupila v silu dlya RF 25 iyunya 2004 g. // Byulleten' mezhdunarodnykh dogovorov.-2005.-N 2.
4.
O preduprezhdenii i presechenii torgovli lyud'mi, osobenno zhenshchinami i det'mi, i nakazanii za nee: protokol, dopolnyayushchii Konventsiyu OON protiv transnatsional'noi organizovannoi prestupnosti ot 15 noyabrya 2000 g. Ratifitsirovan feder. zakonom Ros. Federatsii ot 26 aprelya 2004 g. N 26-FZ // Byulleten' mezhdunarodnykh dogovorov.-2005.-N 2.
5.
O pravovoi pomoshchi i pravovykh otnosheniyakh po grazhdanskim, semeinym i ugolovnym delam ot 22 yanvarya 1993 g.: konventsiya gosudarstv-chlenov SNG. Vstupila v silu dlya RF 10 dekabrya 1994 g. // SZ RF ot 24 aprelya 1995.-N 17.-st. 1472.
6.
O pravovoi pomoshchi i pravovykh otnosheniyakh po grazhdanskim, semeinym i ugolovnym delam: protokol ot 28 marta 1997 g. k Konventsii ot 22 yanvarya 1993 g. Ratifitsirovan feder. zakonom Ros. Federatsii ot 8 oktyabrya 2000 g. № 124-FZ // Byulleten' mezhdunarodnykh dogovorov 2008.-N 4.
7.
O peredache lits, stradayushchikh psikhicheskimi rasstroistvami, dlya provedeniya prinuditel'nogo lecheniya ot 28 marta 1997 g.: konventsiya gosudarstv-chlenov SNG. Ratifitsirovana feder. zakonom Ros. Federatsii ot 6 dekabrya 2000 g. Vstupila v silu dlya RF 16 oktyabrya 2001 g. // SZ RF ot 4 fevralya 2002.-№ 5.-st. 383.
8.
O vydache (ETS N 024): Evropeiskaya konventsiya ot 13 dekabrya 1957 g. Ratifitsirovana feder. zakonom Ros. Federatsii ot 25 oktyabrya 1999 g. № 190-FZ. Vstupila v silu dlya RF 18 aprelya 1960 g. // SZ RF ot 5 iyunya 2000.-№ 23.-st. 2348.
9.
Dogovor mezhdu Rossiiskoi Federatsiei i Ob''edinennymi Arabskimi Emiratami o vydache ot 25 noyabrya 2014 g. Ratifitsirovan feder. zakonom Ros. Federatsii ot 15 fevralya 2016 g. N 11-FZ. Vstupil v silu 20 aprelya 2016 g. // SZ RF ot 15 avgusta 2016.-№ 33.-st.5161.
10.
Konstitutsiya Rossiiskoi Federatsii: prinyata vsenarodnym golosovaniem 12 dekabrya 1993 g. (s uchetom popravok, vnesennykh Zakonami RF o popravkakh k Konstitutsii RF ot 30.12.2008 № 6-FKZ, ot 30.12.2008 №7-FKZ, ot 21.07.2014 № 11-FKZ) // SZ RF. – 2014. – № 31. – St. 4398.
11.
O poryadke raboty organov prokuratury Rossiiskoi Federatsii po voprosam vydachi lits dlya ugolovnogo presledovaniya ili ispolneniya prigovora: ukazanie General'noi prokuratury RF ot 5 marta 2018 g. №116/35 // Zakonnost'.-2018.-№ 4.
12.
Boitsov A.I. Vydacha prestupnikov. Monografiya.-Izd. R.Arslanova «Yuridicheskii tsentr Press».-SPb – 2004.-793 s.
13.
Minkova Yu.V. Printsipy instituta vydachi (ekstraditsii v mezhdunarodnom prave. Monografiya.-M.: Izd-vo RUDN.-2002.-86 s.
14.
Safarov N.A. Ekstraditsiya v mezhdunarodnom ugolovnom prave: problemy teorii i praktiki.-M.: Volters Kluver.-2005.-416 s.
15.
Belyakov A.Yu. O pravakh osuzhdennykh inostrannykh grazhdan pri ikh ekstraditsii / A.Yu. Belyakov // Ugolovno-ispolnitel'noe pravo. – 2017.– t.12(1-4).–№ 4.-s. 390-393.
16.
Magomedov R.M. Mezhdunarodnoe sotrudnichestvo v rossiiskom ugolovno-protsessual'nom prave / R.M. Magomedov // Probely v rossiiskom zakonodatel'stve. – 2018.– № 2.– s. 151-153. – 2018. // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/mezhdunarodnoe-sotrudnichestvo-v-rossiyskom-ugolovno-protsessualnom-prave (data obrashcheniya 06.11.2019 g.)
17.
Grigor'ev V.N. O nekotorykh voprosakh pri ekstraditsii / V.N Grigor'ev // Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im N.I. Lobachevskogo. – 2018.– № 2.– s. 122-129. // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/o-nekotoryh-voprosah-pri-ekstraditsii (data obrashcheniya 06.11.2019 g.)
18.
Madina N.A., Naida T.T. Problemy realizatsii instituta ekstraditsii v mezhdunarodnom i natsional'nom prave / N. A. Madina., T.T Naida // Zakon i pravo. – 2019.– № 2.– s. 116-119. // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/problemy-realizatsii-instituta-ekstraditsii-v-mezhdunarodnom-i-natsionalnom-prave (data obrashcheniya 06.11.2019 g.)
19.
Voronin O.V. O ponyatii, soderzhanii, tipakh, vidakh i slozhivshikhsya modelyakh ekstraditsii / O.V. Voronin // Ugolovnaya yustitsiya. – 2018.-№1.-s. 37 – 40.
20.
Kvitsiani L.Ya., Kochetova A.L. Protsessual'nyi status litsa, podlezhashchego ekstraditsii / L.Ya Kvintsiani., A.L. Kochetova // Otechestvennaya yurisprudentsiya. – 2017.– № 12(25).– s. 40-42. // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/protsessualnyy-status-litsa-podlezhaschego-ekstraditsii (data obrashcheniya 06.11.2019 g.)
21.
O praktike rassmotreniya sudami voprosov, svyazannykh s vydachei lits dlya ugolovnogo presledovaniya ili ispolneniya prigovora, a takzhe peredachei lits dlya otbyvaniya nakazaniya: postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 14 iyunya 2012 g. N 11 // Byulleten' Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii, avgust 2012 g., N 8.
22.
O primenenii sudami obshchei yurisdiktsii obshchepriznannykh printsipov i norm mezhdunarodnogo prava i mezhdunarodnykh dogovorov Rossiiskoi Federatsii: postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 10 oktyabrya 2003 g. N 5 // Byulleten' Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii, dekabr' 2003 g., N 12.
23.
Mezhdunarodnyi pakt o grazhdanskikh i politicheskikh pravakh (prinyat rezolyutsiei General'noi Assamblei OON N 2200 A (XXI) ot 16.12.66, ratifitsirovan Ukazom Prezidiuma Verkhovnogo Soveta SSSR ot 18 sentyabrya 1973 g. N 4812-VIII) // Vedomosti Verkhovnogo Soveta SSSR, 1976 g., N 17, st. 291.
24.
O statuse bezhentsev: konventsiya (Prinyata 28 iyulya 1953 g. Konferentsiei polnomochnykh predstavitelei o statuse bezhentsev i apatridov, sozvannoi v sootvetstvii s rezolyutsiei 429(V) General'noi Assamblei OON ot 14 dekabrya 1950 g., Rossiiskaya Federatsiya prisoedinilas' k Konventsii (Ratifitsirovana postanovleniem Verkhovnogo Soveta RF ot 13 noyabrya 1992 g. № 3876-1) // Byulleten' mezhdunarodnykh dogovorov ot 1 noyabrya 1993 g. № 9.
25.
O zashchite prav cheloveka i osnovnykh svobod: konventsiya (ETS N 005) ot 4 noyabrya 1950 goda (Ratifitsirovana Federal'nym zakonom RF ot 30 marta 1998 goda N 54-FZ) // Sobranii zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 8 yanvarya 2001 g., N 2, st. 163 (ofitsial'nyi perevod), Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii, 18 maya 1998 g., N 20, st. 2143.
26.
Dopolnitel'nyi protokol k Evropeiskoi konventsii o vydache ot 15 oktyabrya 1975 g. Ratifitsirovan feder. zakonom Ros. Federatsii ot 25 oktyabrya 1999 g. № 190-FZ s zayavleniem. Vsturil v silu dlya Rosii 9 marta 2000 g. // Sobranie zakonodatel'stva RF.-05.06.2000.-№ 23, st. 2348.
27.
O praktike primeneniya sudami zakonodatel'stva o merakh presecheniya v vide zaklyucheniya pod strazhu, domashnego aresta i zaloga: postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 19 dekabrya 2013 g. N 1 //Byulleten' Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii.-2014.-№ 2.
28.
Apellyatsionnoe opredelenie Verkhovnogo Suda RF ot 2 sentyabrya 2014 g po delu № 5-APU 14-55 // Elektronnyi resurs URL: https://sudact.ru/vsrf/doc/m58czKQqCMxe/?vsrf-txt= (data obrashcheniya: 08.11.2019).
29.
Apellyatsionnoe opredelenie Verkhovnogo suda RF ot 7 oktyabrya 2014 g. po delu № 5-APU 14-62 // Elektronnyi resurs // URL: https://sudact.ru/vsrf/doc/rbBsByfVoZNh/?vsrf-txt=(data obrashcheniya: 08.11.2019).
30.
Apellyatsionnoe postanovlenie Pskovskogo oblastnogo suda ot 7 dekabrya 2018 g. po delu № 22-888 // Elektronnyi resurs // URL: https://sudact.ru/regular/doc/7dyInxK7WSmN/?regular-txt= (data obrashcheniya: 08.11.2019).
31.
Apellyatsionnoe postanovlenie Kurskogo oblastnogo suda ot 20 iyulya 2017 g. po delu № 22-892-17 // Elektronnyi resurs // URL: https://sudact.ru/regular/doc/idS9xtivySZC/?regular-txt=®ular-case_doc= (data obrashcheniya: 08.11.2019).
32.
Apellyatsionnoe postanovlenie Vladivostokskogo oblastnogo suda ot 22 dekabrya 2015 g po delu № 22-8133/2015. // Elektronnyi resurs // URL: https://sudact.ru/regular/doc/5oGENHuDaex8/?regular-txt= (data obrashcheniya: 08.11.2019)
33.
Apellyatsionnoe opredelenie Verkhovnogo Suda RF ot 16 oktyabrya 2014 g po delu № 5-APU 14-51. // Elektronnyi resurs // URL: https://sudact.ru/vsrf/doc/NUgXteJXLcHW/?vsrf-txt=&vsrf-case_doc= (data obrashcheniya: 08.11.2019)
34.
O vzaimnoi pravovoi pomoshchi po ugolovnym delam (ETS N 030) Evropeiskaya Konventsiya. Ratifitsirovana feder. zakonom Ros. Federatsii ot 25 oktyabrya 1999 goda N 193-FZ // Byulleten' mezhdunarodnykh dogovorov.-2000.-№ 9.
35.
Apellyatsionnoe opredelenie Verkhovnogo Suda RF ot 16 oktyabrya 2014 g po delu № 5-APU 14-51. // Elektronnyi resurs URL: https://sudact.ru/vsrf/doc/NUgXteJXLcHW/?vsrf-txt=&vsrf-case_doc= (data obrashcheniya: 08.11.2019).
36.
Reshenie Belgorodskogo oblastnogo suda ot 4 sentyabrya 2018g po delu №7 (1)-164/2018 // Elektronnyi resurs URL: https://sudact.ru/regular/doc/sttJgajn4vmP/?regular-txt= (data obrashcheniya: 08.11.2019).
37.
Apellyatsionnoe postanovlenie Pskovskogo oblastnogo suda. ot 26 dekabrya 2018 g po delu № 22-952. // Elektronnyi resurs URL: https://sudact.ru/regular/doc/AYx5mQMk8udO/?regular-txt (data obrashcheniya: 08.11.2019).
38.
Apellyatsionnoe postanovlenie Voronezhskogo oblastnogo suda ot 7 iyunya 2016 g. po delu № 22-1322 // Elektronnyi resurs URL: https://sudact.ru/regular/doc/vFzWcM2OXNgP/?regular-txt=(data obrashcheniya: 08.11.2019).
39.
Otchet o rabote sudov obshchei yurisdiktsii po rassmotreniyu ugolovnykh del po pervoi instantsii za 12 mesyatsev 2014 goda. // Elektronnyi resurs URL: https://docviewer.yandex.ru/view/0/?page=1&* (data obrashcheniya: 08.11.2019).
40.
Otchet o rabote sudov obshchei yurisdiktsii po rassmotreniyu ugolovnykh del po pervoi instantsii za 12 mesyatsev 2015 goda. // Elektronnyi resurs URL: https://docviewer.yandex.ru/view/0/?*= (data obrashcheniya: 08.11.2019).
41.
Otchet o rabote sudov obshchei yurisdiktsii po rassmotreniyu ugolovnykh del po pervoi instantsii za 12 mesyatsev 2016 goda // Elektronnyi resurs URL: https://docviewer.yandex.ru/view/0/?*= (data obrashcheniya: 08.11.2019).
42.
Otchet o rabote sudov obshchei yurisdiktsii po rassmotreniyu ugolovnykh del po pervoi instantsii za 12 mesyatsev 2017 goda // Elektronnyi resurs URL: https://docviewer.yandex.ru/view/0/?*= (data obrashcheniya: 08.11.2019).
43.
Otchet o rabote sudov obshchei yurisdiktsii po rassmotreniyu ugolovnykh del po pervoi instantsii za 12 mesyatsev 2018 goda // Elektronnyi resurs URL: https://docviewer.yandex.ru/view/0/?*= (data obrashcheniya: 08.11.2019).
44.
O ratifikatsii Dogovora mezhdu Rossiiskoi Federatsiei i Ob''edinennymi Arabskimi Emiratami o vydache: poyasnitel'naya zapiska k proektu federal'nogo zakona // Elektronnyi resurs URL: http://asozd2.duma.gov.ru/arhiv/a_dz_6.nsf/ByID/ (data obrashcheniya: 08.11.2019)
45.
Zakonoproekt № 547243-7 O vnesenii izmeneniya v stat'yu 108 Ugolovno-protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii. Avtomatizirovannaya sistema obespecheniya zakonodatel'noi deyatel'nosti. // Elektronnyi resurs // URL:https://sozd.duma.gov.ru/bill/547243-7#bh_histras (data obrashcheniya: 08.11.2019)

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью Соотношение международного и национального правового регулирования в процессе экстрадиции иностранных граждан с территории РФ Название соответствует содержанию материалов статьи. В названии статьи просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора. Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор условно разъяснил выбор темы исследования, но не обосновал её актуальность. В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования просматриваются в тексте статьи. Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи. При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует. Автор обозначил круг источников, привлеченных им для раскрытия темы, в основном части представленной статьи. На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, соблюдал принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. В качестве вступления автор разъяснил читателю содержание термина «экстрадиция». В основной части статьи автор перечислил нормативные правовые акты, в соответствии с которыми осуществляется «выдача иностранных граждан с территории РФ», разъяснил, что порядок выдачи, прежде всего, регулируют «нормы международного права, имплементированные в российское законодательство» т.д. Далее автор неожиданно и абстрактно сообщил, что «вопросам экстрадиции в науке уделяется достаточно внимания» т.д., оформив соответствующие ссылки на актуальную научную литературу. Далее автор обстоятельно описал содержание постановления Верховного Суда РФ от 14 июня 2012 г. N 11, пояснив, что в соответствии с ним «складывается дальнейшая судебная практика применения норм международного права в делах о проверке законности и обоснованности решений о выдаче и заключении под стражу иностранных граждан» т.д., описал соответствующие обязанности суда и органов прокуратуры. Далее автор представил читателю разъяснения Верховного Суда РФ о «применении меры пресечения в виде заключения под стражу» при осуществлении экстрадиции, придя к выводу о том, что «юридические конструкции, применяемые в тексте постановления Пленума ВС РФ построены на правилах совместного применения норм национального законодательства и норм международного права» т.д. и что «Верховный Суд РФ участвует в обеспечении реализации международных обязательств РФ в сфере прав человека». Далее автор сообщил об исследовании им «текстов судебных решений, вынесенных судами общей юрисдикции и Верховным Судом РФ», обстоятельно разъяснил «критерии» на основании которых им проводился анализ данных судебных решений. Затем автор разъяснил мысль о том, что «в большинстве случаев ссылки на российское уголовно-процессуальное законодательство предшествуют ссылкам на нормы международно-правовых актов» и т.д. и заключил, что «несформированность единого приёма юридической техники в последовательности ссылок на международно-правовые акты и российское законодательство косвенно свидетельствует о необходимости законодательно определить место международных договоров в правовом регулировании выдачи иностранных граждан с территории РФ» т.д. Далее автор обстоятельно изложил результаты «анализа… применения норм международного и российского права прокуратурой РФ, а также в случаях апелляции и кассации судами решений нижестоящих инстанций» т.д., придя к выводу о том, что «нормы международных договоров в сфере экстрадиции в данном случае непосредственно не используются». Далее автор обратился к «вопросу о том, насколько правильно были применены международно-правовые нормы, регулирующие права и свободы человека», обосновав мысль о том, что «Российская Федерация должна выполнить все собственные международные обязательства» т.д. и что «суд… реализует международно-правовые стандарты в сфере защиты прав личности совместно с нормами российского уголовно-процессуального законодательства и международными обязательствами РФ в сфере экстрадиции» т.д. Далее автор описал «тенденции, выявленные на основе статистических данных Судебного департамента при Верховном Суде РФ», представил соответствующие рисунки, заключив, что суды «обеспечивают добросовестную реализацию тех международных договоров РФ, где содержатся её обязательства в сфере экстрадиции, а также международных стандартов в сфере защиты прав и свобод личности». В статье встречаются множественные ошибки/описки, как-то: «каким - либо», «уголовно - процессуальное», «в большинстве случае», «Так в решении», «В отличи», «подчерчивает» и т.д., неудачные и некорректные выражения, как-то: «подчерчивает роль». Выводы автора носят обобщающий характер, в целом обоснованы, сформулированы ясно. Выводы позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы отражают результаты исследования, проведённого автором, в полном объёме. В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что «юридическая техника текста судебных решений… свидетельствует о том, что» экстрадиция «рассматривается как внутреннее дело государства» и что «суды сочетают непосредственное и совместное применение норм международного права при разрешении дел о выдаче иностранных граждан с территории РФ и дел о проверке законности и обоснованности содержания под стражей лица, объявленного в международный розыск» и т.д. Затем автор сообщил, что «несформированность единого приёма юридической техники в последовательности ссылок на международно-правовые акты и российское законодательство свидетельствует о потребности определить место международных договоров в правовом регулировании выдачи иностранных граждан с территории РФ» т.д. и обосновал мысль о том, что «закон об экстрадиции является системной необходимостью», указав на то, что «реальный правовой запрос на принятие закона об экстрадиции отсутствует» т.д. и сообщив, что «последняя законодательная инициатива в этом вопросе относится к 2018 г.» т.д. Автор резюмировал, что «отсутствие правовой потребности в законе об экстрадиции… свидетельствует о неразработанности общих подходов к данному правовому институту в отечественной юридической науке» т.д. На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования автором в целом достигнута. Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала.