Читать статью 'Правовой режим недропользования в Мексике' в журнале Административное и муниципальное право на сайте nbpublish.com
Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

Правовой режим недропользования в Мексике

Манин Ярослав Валерьевич

кандидат юридических наук

доцент кафедры правоведения и практической юриспруденции Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

119571, Россия, г. Москва, Вернадского проспект, 82, корпус 2

Manin Iaroslav

PhD in Law

Associate Professor, Department of Legal Studies and Practical Jurisprudence, Institute for Social Sciences of The Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

119571, Russia, Moscow, Vernadsky Prospekt, 82, building 2

manin-yv@ranepa.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0595.2020.6.33546

Дата направления статьи в редакцию:

27-07-2020


Дата публикации:

14-08-2020


Аннотация: Предметом исследования является правовой режим недропользования в Мексиканских Соединенных Штатах. Автор подробно рассматривает систему и структуру органов государственной власти в сфере управления эксплуатацией недр. Особое внимание уделяется проблемам собственности на недра, закреплению полномочий по их администрированию за федерацией, иностранным инвестициям в топливно-энергетический комплекс. Объектом исследования являются отношения недропользования в Мексике, определяется субъектный состав пользователей недр, раскрывается порядок доступа к недропользованию, затрагиваются проблемы налогообложения при использовании месторождений полезных ископаемых, прослеживаются тенденции в мексиканском природоресурсном праве в части регулирования освоения стратегических участков. Основным выводом исследования является то, что конституционное закрепление права собственности на недра, как и на другие природные ресурсы, и полномочий по управлению ими за "центром" в федеративных и конфедеративных государствах в большей степени отвечает общенациональным интересам и обеспечивает защиту экономических основ страны, безопасность и незыблемость конституционного строя. Научная новизна работы заключается в представлении читателю актуального "среза бокового ствола мексиканского древа природоресурсного права". "Кольца на свежем срезе" дают представление о развитии этой отрасли права, современном состоянии, "направлениях роста" и обладают значительной оригинальностью. Автором предлагается "огосударствлевание недропользования" в рамках его стремления к фактическому унитаризму, оставляя de jure федерализм как возможность для исторического воссоединения с утраченными территориями.


Ключевые слова:

недропользование в Мексике, управление недропользованием, природоресурсное право Мексики, собственность на недра, лицензирование недропользования Мексики, налоги недропользователей Мексики, иностранные инвестиции, структура администрирования недропользования, гражданские облигации, мексиканская нефтегазовая корпорация

Abstract: The subject of this article is the legal regime for natural resource in the United Mexican States. The author examines the system and structure of government branches in the area natural resource management. Special attention is given to the questions of ownership of the subsoil, allocation of powers for their administration to the federation, and foreign investment to fuel and energy complex of Russia. The object of this research is the relations in the area of natural resource management in Mexico. The author describes the users of subsoil and the procedure of accessing natural resource management, addresses the questions of taxation with regards to usage of mineral deposits, traces the trends in Mexican natural resource law in part of regulating the development of strategic sites. The main conclusion consists in the statement that constitutional consolidation of ownership of the mineral resources along with natural resources, and the authority of their management allocated to the “center” in federate and confederate states meets rather national interests and ensures protection of economic grounds of the country, security and inviolability of the constitutional order. The scientific novelty of this work consists in demonstration to the audience of “cross-section of the side track of the Mexican tree of natural resource law". The “rings on a fresh cut” give an idea on the development of this branch of law, its current state, “vectors for expansion”, as well as possess substantial originality. The author suggests “nationalization of natural resource management” within the framework of its pursuit of factual Unitarianism, leaving de jure federalism as an opportunity for historical reunification with the lost territories.



Keywords:

Mexico Subsoil Using, Subsoil Using Management, Mexico Natural Resource Law, Natural Resources Field Property, Mexico Subsoil Use Licensing, Mexico Natural Resources Tax, Natural Resources Investments, Natural Resources Management Structure, Citizen Bonds, Petróleos Mexicanos

24 августа 1821 года был подписан Кордовский договор[1], ознаменовавший возникновение на планете суверенного государства – Мексиканской Империи, вместо Новой Испании, существовавшей с 1522 года под властью испанской короны. В 1823 году империя пала, но и провозглашенную республику в скором времени ждала та же судьба. Потеря республикой территорий, неоднократная смена формы правления и политического руководства государства были обусловлены одной основной причиной: борьбой за ресурсы, прежде всего, за природные: землю, недра, растительный и животный мир. Претендовали на них в XIX веке те же субъекты международного права, что и сейчас: Испания, Франция, Британия и Соединенные Штаты Америки. В результате их противостояния в 1910 году началась гражданская война и через семь лет революционным путем возникли Мексиканские Соединенные Штаты.

Учредительное Собрание 5 февраля 1917 года приняло Конституцию Мексиканских Соединенных Штатов, действующую уже более века.[2] Статья 27 мексиканской конституции устанавливает право первичной государственной собственности на природные ресурсы. Это означает, что государство изначально владеет этими естественными богатствами. Оно состоит из тридцати одного штата (estados) и одного федерального округа (Distrito Federal), то есть из тридцати двух федеративных образований (Entidades federativas). Однако на основании статьи 3 рассматриваемого правового акта под государством следует понимать не федеративные образования в отдельности, а лишь Федерацию (их объединение в целом) – Мексиканские Соединенные Штаты. Именно Федерация осуществляет полномочия по первоначальному владению и управлению мексиканскими природными ресурсами. Нами неоднократно предлагалось российские природные ресурсы перевести в режим федеральной государственной собственностью под управлением Российской Федерации по мексиканскому образцу, или, в качестве компромисса, природные ресурсы местного значения отнести к федеральной собственности, но делегировать управление ими органам государственной власти субъектов федерации.

Экономическая модель Мексики и происходящие в ней политические процессы последних четырех десятилетий и не только во многом напоминают российскую историю рубежа XX-XXI веков. Российская Федерация может опереться на мексиканский опыт и не допустить ошибок, совершенных иностранным политическим руководством, а также перенять успешные латиноамериканские практики и применить их с пользой, в том числе для отечественного топливно-энергетического комплекса. Правовой режим энергетики отражен в ряде научных исследований, включая труды Института Латинской Америки Российской академии наук. [3] [4] [5] [6]

Наша статья лаконично продолжает изучение коллегами «латиноамериканской политической кухни» и делает акцент на освоении природных богатств этого географически далекого региона с близкой нам политической, социальной и экономической обстановкой.

Мексиканское природоресурсное лакомство в виде творожной пасхи содержит «изюм» - первоначальность, первичность государственной собственности на природные ресурсы. В 1917 году «кулинары революции» добавили «изюминку» в статью 27 основного закона. Голосом ведущего передачи «Что? Где? Когда?» можно задать вопрос: «Господа знатоки, что означает изюм в мексиканской пасхе?». Внимание, ответ: «Изюм в мексиканской пасхе означает, что изначально (с момента принятия конституции) все природные ресурсы стали принадлежать государству в лице Федерации, но они могут отчуждаться в установленной законом форме». Все ли природные ресурсы Мексики могут быть выведены из первоначальной федеральной собственности? Нет, не все! Исключения составляют полезные ископаемые недр земли, о которых и пойдет речь в этой статье далее. Государство имеет право передавать в частную собственность лишь землю и воды, но не недра в их естественном состоянии. Недра Мексики не являются парцеллой земли, как в Канаде и Соединенных Штатах Америки, северные соседи незначительно повлияли на конституционные положения, устанавливающие режим природных богатств.

Отметим, что природные ресурсы, находящиеся в частной собственности могут быть экспроприированы, на их оборот могут быть наложены ограничения, введено его дополнительное публичное регулирование, частные природные ресурсы, в том числе добытые полезные ископаемые, могут быть присвоены государством. Аналогичные положения содержатся в законодательстве Королевства Норвегия[7], в том числе при регулировании недропользования в военное время. В Российской Федерации не предусмотрено изъятие акций и долей в уставном капитале обществ природоресурсного сектора экономики, равно как самих ресурсов. Полагаем, что в нашем государстве может возникнуть ситуация, когда национализация окажется преждевременна, а без изъятия частной собственности в сфере недропользования будет не обойтись. Следовательно, требуются формы и нормативные алгоритмы изъятия имущества юридических лиц, долей в их уставных капиталах или акций для публичных нужд.

Заметим, что непосредственной собственностью Мексиканских Соединенных Штатов являются природные ресурсы недр в пределах их территории и акваторий, собственность государства на недра и содержащиеся в них природные ресурсы безусловна и неотчуждаема. Правительство Мексики может передать месторождения полезных ископаемых в концессию для эксплуатации, за исключением любых углеводородов. Нефть, уголь и природный газ, иные ископаемые углеводороды независимо от физической формы и состояния не могут передаваться в концессию, эксплуатация таких месторождений осуществляется только государством в законном порядке.

Таким образом, Конституция Мексиканских Соединенный Штатов закрепляет право федеральной государственной собственности на природные ресурсы, устанавливая право федерации на эксплуатацию месторождений и оборот стратегических видов полезных ископаемых. Франко-британское влияние на содержание основного закона проявляется в возможности получения нестратегических природных ресурсов в концессию. В настоящее время американо-британо-французская коалиция «размывает» законы, раскрывающие конституционные нормы о недропользовании путем экономического и дипломатического давления. Державы держат «в пушистых лапах мексиканскую курицу, несущую золотые яйца», «птица» добровольно расположилась в мягких шерстяных подушечках «льва» и радующего глаз «единорога», первый из них готов в любой момент «выпустить скрытые между подушечек когти», второй «проткнуть рогом или ударить копытом», призвав «американского орла» добивать «раненую мексиканскую несушку». И лишь «Galo деликатно и по-французски откармливает свою латиноамериканскую курочку зернами, чтоб та была от ожирения неподвижна и не могла сопротивляться», то есть осуществляет методы экономической экспансии. Эти животные, как вы понимаете, символы, изображенные на гербах великих держав, и их олицетворяют. Цель их действия проста – минимизировать государственную монополию в области природопользования и максимизировать роль частного, прежде всего, иностранного капитала в освоении естественных богатств. Конституционное закрепление основ режима недропользования не дает институтам иностранного влияния подорвать экономическую основу Мексики. Территориальная целостность этого государства также обеспечивается централизаций власти, что обусловлено опытом этой страны, связанным с потерей в 40-50-х годах XIX века двух мексиканских штатов: Техаса и Калифорнии, обладающих значительными запасами природных ресурсов и серьезным экономическим потенциалом. Именно поэтому нами многократно предлагалось определить единого собственника недр и управляющего ими в Конституции Российской Федерации.

Итак, изучая конституционные основы администрирования в сфере недропользования, нам удалось выяснить, что органом государственной власти, в исключительных случаях предоставляющим в пользования участки недр концессионерам, включая иностранных, выступает Правительство Мексиканских Соединенных Штатов. Между тем, частная собственность на землю, воду, шахты – горное оборудование, минеральное топливо может возникнуть только у мексиканских граждан (по рождению или натурализации), и мексиканских юридических лиц, равно как исключительно они могут оформить природоресурсные концессии. Как же иностранцы могут добраться до «лакомого кусочка» концессии на месторождение?

Очень просто: право пользования недрами предоставляется иностранному юридическому лицу или гражданину (подданному), если такое лицо откажется от статуса иностранного гражданина (подданного) перед юрисдикцией Мексики. Такое лицо, используя юридическую фикцию, становится в правах и обязанностях равно мексиканскому гражданину либо организации, зарегистрированной в Мексике. При этом национальное мексиканское законодательство применяется к таким лицам, как к мексиканским гражданам либо организациям соответственно. Имущество этих лиц рассматривается как имущество гражданина или юридического лица мексиканского права. Используя терминологию международного права можно заключить, что иностранные недропользователи – юридические лица временно меняют свою национальность, а физические лица – приобретают временное (экономическое) мексиканское гражданство, исключающее и прекращающее на территории Мексики гражданство (подданство) других государств. При этом иностранные недропользователи обязуются признавать лишь юрисдикцию Мексики и ничью иную. Они заявляют Министерству иностранных дел Мексики (Secretaría de Relaciones Exteriores )[8], что не признают юрисдикцию других государств в части ведения ими экономической деятельности в Мексике, отказываются от любого покровительства и помощи иностранных государств, включая правительственную и дипломатическую помощь, отрицают возможность обращения в международные суды и суды других государств в отношении Мексиканских Соединенных Штатов и мексиканских лиц, отказываются от возможного дипломатического иммунитета и вмешательства. Собственность иностранцев, нарушивших условия предоставления права пользования недрами, автоматически становится собственностью Мексики без возможности судебной защиты права собственности за рубежом.

Иностранный инвестор, прежде чем получить концессию, должен владеть геологической информацией о недрах, чтоб её оформить. Закон Мексики «Об иностранных инвестициях»[9] позволяет иностранному инвестору получить разрешение лишь на разведку и добычу угля. Иностранные инвесторы создавали и создают совместные предприятия с мексиканскими лицами, чтоб получить доступ к разведке и эксплуатации месторождений других полезных ископаемых. До 1993 года доля иностранного участия в организации – недропользователей не должна была превышать 49 %, но соответствующая норма закона, регулирующего иностранные инвестиции, была отменена рассматриваемым актом[10]. Но ограничения на природопользование иностранцами в ста километровой пограничной полосе, а также в пятидесяти километровой морской прибрежной зоне сохранились. Иностранцам запрещено иметь дипломатическую собственность на указанных территориях, а также любую иную недвижимость, если она не находится в совместной собственности с мексиканским лицом (лицами). Аналогичное требование установлено на территориях, примыкающих к местам расположения органов государственной власти Мексиканских Соединенных Штатов, удаленность от них дипломатической и иной иностранной недвижимости устанавливается индивидуально и зависит от категории государственного объекта. Похожие нормы установлены в законодательстве Австралийского Союза.[11]

Министерство энергетики Мексики (Secretaria de Energia Mexico)[12] является органом, лицензирующим недропользование твердых полезных ископаемых на основании Горного закона Мексики (Ley Minera).[13] В соответствии с его сороковой статьей разведка и добыча угля и попутного газа осуществляется мексиканскими недропользователями с разрешения министерства. Регулированием добычи углеводородов, включая уголь, занимается подразделение Министерства энергетики – Генеральный координатор ресурсов (Coordinación General de Minería), угольные концессии (частную добычу угля) контролирует Главная дирекция по добыче (Dirección General de Minas).[14][15] Министерство ведет Государственный реестр разрешений и концессий на добычу полезных ископаемых (Public Registry of Mining).[16] Геологическую информацию о недрах консолидирует Мексиканский геологический центр[17] (Servicio Geológico Mexicano),[18] учитывающий месторождения и государственные природные ресурсы и находящийся в ведении Министерства государственной службы (Secretaría de la Función Pública)[19]. Национальный институт статистики, географии и информации (Instituto Nacional de Estadística y Geografía)[20] получает, обрабатывает, систематизирует, учитывает и хранит информацию о недропользовании в Мексиканских Соединенный Штатах. Доверительный фонд по добыче полезных ископаемых (La Financiera Minera)[21] финансирует добычу полезных ископаемых, за исключением углеводородов и радиоактивных веществ. Между тем любое финансирование, включая финансирование государственных организаций-недропользователей, осуществляется с согласия Министерства финансов, а лимиты финансирования устанавливаются Конгрессом Мексики. Такая внутренняя инвестиционная политика оперделена в статьях 44 и 49 Федерального закона «О бюджете и налоговой отчетности» (Ley Federal de Presupuesto y Responsabilidad Hacendaria).[22] В соответствии с Законом «Об атомной энергии» (Ley Reglamentaria del Artículo 27 Constitucional en Materia Nuclear)[23] финансирование поиска, разведки, разработки и добычи радиосодержащих веществ осуществляется исключительно Федерацией.

Закон «Об атомной энергии» в развитие статей 25 и 28 мексиканской конституции относит недропользование на радиосодержащих месторождениях к исключительной компетенции федерального правительства. Если частный или государственный недропользователь обнаружит радиоактивные полезные ископаемые, то он обязан незамедлительно сообщить об этом в Министерство энергетики Мексики, которое принимает решение о прекращении права пользования недрами первооткрывателя, если проявления радиоактивных ископаемых окажутся значимыми для государства. Единственное государственное предприятие в Мексике, имеющее право разведки и добычи радиоактивных элементов, – это Совет по полезным ископаемым (Consejo de Recursos Minerales)[24].

Министерство энергетики Мексики заключает договоры на недропользование различных видов полезных ископаемых, по каждому направлению работают соответствующие структурные подразделения. Особое место занимает эксплуатация нефтяных и газовых участков.

В 1995 году началась, а в 2008 зашла на новый виток реформа природоресурсного законодательства в части предоставления права пользования участками недр, содержащими углеводороды, которые с 1917 года могли эксплуатироваться только государственными организациями. Лоббисты неоднократно предлагали внесение конституционных поправок для организации доступа ExxonMobil, PetroChina, Statoil, Halliburton, Schlumberger, Total и других иностранных нефтегазовых гигантов к мексиканским месторождениям и окончательно добились своего к 2013 году. Национальная система освоения углеводородов не справлялась с извлечением разведанных запасов, особенно учитывая их приращение после открытия месторождений в Мексиканском заливе, а также сланцевых месторождений на границе с Техасом. Потенциально многие залежи не могли быть извлечены национальными силами из-за отсутствия технологий, развитие которых весьма заторможено финансовым дефицитом, так как прибыль от эксплуатации недр не идет на дальнейшее развитие нефтегазового сектора, совершенствование технологий и повышение их экологичности. Более четверти федерального бюджета – прямые поступления из прибыли государственного нефтегазового сектора мексиканской республики. Этот сектор до 1995 года был представлен лишь одной национальной нефтегазохимической компанией Мексики - Petróleos Mexicanos (Pemex)[25] и её дочерними обществами и структурами.

Petróleos Mexicanos с 1917 по 1958 год была единственным недропользователем, осуществлявшим все нефтегазовые операции в Мексике: от геологоразведки до продажи сырья и продуктов его переработки, получаемых из углеводородов предприятиями этого холдинга. В 1958 году «Нефть Мексики» («Мекснефть» - Pemex) сохранила монополию в сфере недропользования на месторождениях углеводородов.[26] Однако частный сектор получил доступ к транспортировке и продаже сырья, его переработке и иным нефтегазовым операциям, не связанным с недропользованием. 7 октября 2014 года Petróleos Mexicanos сменила организационно-правовую форму. Организация перестала быть публичным акционерным обществом, преобразовавшись в государственную корпорацию, полностью принадлежащую Мексике. Подобные изменения были связаны с поправками в статью 27 Конституции Мексики и изменениями законодательства, включая Закон Мексики «О нефти» (Ley de hidrocarburos)[27], а также c принятием в 2009 году Регламента по имплементации закона, реализующего статью 27 Конституции Мексиканских Соединенных Штатов (Ley reglamentaria del artículo 27 Constitucional en el Ramo del Petróleo) [28] .

Petróleos Mexicanos осуществляет свою деятельность на основании соответствующего органического закона и обладает многими публичными правовыми функциями в области недропользования гидрокарбонов.[29] Компания непосредственно осуществляет планирование нефтяных и газовых операций, осуществляет часть управленческих функций, переданных ей Министерством энергетики Мексики, как гидрокарбоновый главк. Она действует и самостоятельно, и через своих «дочек»: Pemex Exploration and Production (разведка и добыча), Pemex Industrial Transformation (переработка нефти), Pemex Drilling and Services (бурение и сервис), Pemex Logistics (логистика), Pemex Cogeneration and Services (управление и сервис), Pemex Fertilizers (нефтехимия) и Pemex Ethylene (нефтехимия), Pemex Gas (разведка, добыча, транспортировка газа), Basic Petrochemicals (газохимия) и другие. Министерство энергетики Мексики выдает лицензии на поиск углеводородов только Pemex, равно как разрешения на эксплуатацию земель в этих целях, что делает невозможным доступ к геологоразведке других компаний, которые получают от министерства лицензии на розничную транспортировку и розничную продажу углеводородов, в то время как оптовым поставщиком углеводородов в Мексике остается Petróleos Mexicanos. Следовательно, частные компании живут на прибыли от продажи углеводородного сырья как посредники – трейдеры мексиканской национальной компании.

Petróleos Mexicanos уполномочена на заключение сервисных контрактов. Она сопоставима по роли, функциям и полномочиям с National Iranian Oil Company (NIOC),[30] о которой мы писали ранее в других статьях журнала. Но Pemex, в отличие от NIOC, не практикует совместное недропользование или раздел продукции. Совет директоров состоит из девяти членов, его возглавляет Министр энергетики Мексики Педро Хоакин Колдвелл (Pedro Joaquín Coldwell), в него входят четыре заместителя министров: энергетики, финансов, экономики, природных ресурсов. Единоличным исполнительным органом государственной корпорации является генеральный директор. Поскольку организация непосредственно формирует федеральный бюджет, то законодатель решил не администрировать перемещение денег из одного кармана в другой и предоставил Petróleos Mexicanos возможность самостоятельно без государственного финансирования осуществлять разработку рентабельных участков недр, а по нерентабельным участкам платить меньше налогов вкладываясь в освоение трудно извлекаемых запасов углеводородного сырья. Российские компании топливно-энергетического комплекса имеют в своих советах директоров представителей правительства и иных государственных структур. Это обеспечивает контроль, государственную безопасность, снимает административные барьеры, делает работу оперативнее.[31]

Закон «О доходах с углеводородов» (Hydrocarbons Revenue Law)[32] и другие нормативные правовые акты устанавливают платежи за пользование недрами, сборы, а также налоги недропользователей. Размер выплат зависит от площадей участков, их качества и согласованного режима освоения. Petróleos Mexicanos на основании рассматриваемого закона и Федерального закона Мексики «О доходах» (Federation’s Revenue Act)[33] платит в федеральный бюджет: классический налог на углеводороды; специальный налог на экспорт; сборы, направленные на развитие научных исследований и технического прогресса; сборы, направленные на обеспечение контроля за деятельностью в сфере энергетики; сборы на добычу углеводородов; сборы, направленные на обеспечение контроля за разведкой и добычей и другие.[34] Пресса Мексики в 2020 году обсуждает налоговую реформу и принятие единого федерального налогового кодекса, который будет устанавливать в числе прочего правовой режим в сфере природопользования.[35]

Pemex вправе выпускать облигации (citizen bonds) - инвестиционный инструмент, аккумулятор народных средств и денег предпринимателей. Облигации приносят держателю доход, но не дают корпоративных прав как акции. Государственная корпорация направляет инвестиции на развитие проектов по недропользованию, разработке необходимых технологий. Средства бюджета организации и привлеченные инвестиции направляются на выполнение пятилетнего плана, реализуемого при участии национальной сети поставщиков и подрядчиков не менее чем на 25 %. Их привлечение направлено на стимулирование частного бизнеса в республике.[36]

Полагаем, что российские организации минерально-сырьевого сектора могли бы использовать облигационную модель привлечения инвестиций, не прибегая к институту миноритарных и иных частных акционеров. Исторически возникшие естественные монополисты должны полностью принадлежать государству, частный сектор может создавать с «нуля» нефтегазовый бизнес, как это было в капиталистических странах.

Иностранные инвестиции, несмотря на участие Мексики в международных организациях, ограничены международным правом. Приложение III к Североамериканскому соглашению о свободной торговле (North American Free Trade Agreement)[37] содержит оговорку, которая предоставляет Мексике исключительное право на инвестиции и запрет на инвестиционные мероприятия по разведке и добыче нефти и природного газа, их переработке и обработке, по производству искусственного газа, нефтегазохимии, трубопроводов, а также экспорта нефти, натурального и искусственного газа, товаров переработки углеводородов по списку.

Российская Федерация в ряде случаев могла бы ограничивать иностранных инвесторов (прямых или косвенных) рамками международных договоров в области экономики, в частности энергетики и торговли. Или иметь право на соответствующие договорные ограничения!

Национальный комитет по углеводородам (Comisión Nacional de Hidrocarburos)[38] в 2014 – 2018 году проводил конкурсы на эксплуатацию нефтегазовых месторождений частными компаниями совместно с Pemex, по существу они стали подрядчиками и операторами месторождений, включая месторождения на континентальном шельфе Мексиканского залива. Это свидетельствует о слабости государства, бюджетном дефиците и отсутствии технологий для самостоятельного освоения морских ресурсов.

Такие конкурсы подразумевают заключение договоров (contracts) с одновременной выдачей лицензии. Share profit contract подразумевает обеспечение добычи поставками товаров, как правило, оборудования (аналог: иранский неполный сервисный контракт, предполагающий поставку нефтегазового оборудования для месторождения без функции технического обслуживания). Share production contract означает операционный контракт, по которому подрядчик выступает оператором месторождения, полностью его обслуживает, а национальная компания выступает держателем совмещенной лицензии на разведку и добычу углеводородов. Такой контракт заключается сроком до 30 лет с возможностью продления до двух раз сроком до пяти лет каждый из них. Licence agreement подразумевает предоставление правительством республики совмещенной лицензии на разведку и добычу победителю торгов сроком до 35 лет с возможностью продления до двух раз от пяти до десяти лет каждый них соответственно.

Административный природоресурсный аппарат государства, осуществляющий функции и полномочия в нефтегазовой сфере, кроме приведенных выше органов, включает Энергетическую комиссию (Comisión Reguladora de Energería ), Национальное агентство промышленной безопасности и охраны окружающей среды нефтегазового сектора (Agencia de Seguridad, Energía y Ambiente ), подведомственное Министерству природных ресурсов и экологии (Secretaría de Medio Ambiente y Recursos Naturales), Национальный центр газового контроля (National Centre of Natural Gas Control), руководствующийся Регламентом газового сектора (Reglamento de Gas Natural)[39] и другими нормами и стандартами. Эти правительственные структуры осуществляют управление и надзор за недропользованием, они издают подзаконные и правоприменительные акты по предметам своего ведения в пределах предоставленных полномочий. Они имеют разделы на сайте мексиканского правительства[40] для ознакомления с их функционалом, структурой, деятельность и персональным составом.

Изучение правового режима эксплуатации недр в Мексиканских Соединенных Штатах, системы и структуры управления в этой области позволяет сделать следующие основные выводы: во-первых, в Мексике установлена федеральная государственная собственность на недра под управлением республиканского правительства; во-вторых, недропользователями в этом государстве могут быть только мексиканские юридические и физические лица, либо приравненные к ним иностранные инвесторы; в-третьих, эксплуатация недр на месторождениях углеводородов и радиоактивных элементов может осуществляться только государственными организациями: Petróleos Mexicanos и Consejo de Recursos Minerales соответственно; в-четвертых, национальная государственная нефтегазовая корпорация Petróleos Mexicanos является монополистом в области разведки и добычи углеводородов, их оптовым поставщиком; в-четвертых, частные инвесторы, включая иностранные, имеют допуск к освоению месторождений в качестве концессионеров, подрядчиков и операторов; в-пятых, концессии на гидрокарбоны запрещены и, в отношении углеводородов, допустимы только для угольных шахт и разрезов; в-шестых, основы правового режима недропользования закреплены конституционно, что предлагается нами для Российской Федерации по аналогии в мексиканском объеме и качестве; в-седьмых, управление недропользованием в Мексиканских Соединенных Штатах централизовано в полностью передано федеральному правительству и Министерству энергетики Мексики, подобная централизация власти весьма желательна для России; в-восьмых, отечественная система привлечения иностранных инвестиций могла бы пойти по пути оформления отказа иностранных инвесторов от «покровительства» своих и чужих правительств, признания исключительно российской судебной юрисдикции, а не иностранной или международной, как практикуется; в-девятых, наша инвестиционная политика могла бы идти по пути привлечения частного капитала, включая иностранный, посредствам выпуска облигаций, и недопущения возникновения акционерных прав у частных лиц в компаниях, которые были образованы на базе государственного имущества; в-десятых, в Российской Федерации частный нефтегазовый сектор должен возникнуть с «нуля» по законам рынка, а не прийти готовым из-за рубежа или получить долю в государственных публичных обществах, возникших на базе организаций ТЭК СССР.

Библиография
1.
Tratados de Córdoba. Versión impresa de los firmados el 24 de agosto de 1821. Archivo General de la Nación de México. Memoria de las revoluciones de México, tomo 5, 2009. Página 5-6.
2.
Сonstitución Política de los Estados Unidos Mexicanos. Constitución publicada en el Diario Oficial de la Federación, el lunes 5 de febrero de 1917. Ultima Reforma Publicada en el Diario Oficial de la Federación: 8 de Mayo de 2020. Unidad General de Asuntos Jurídicos. Página 1-337.
3.
Мексика: парадоксы модернизации.-М.: ИЛА РАН, 2013.-336 с.
4.
Габарта Анджей. Влияние участия Мексики в НАФТА на формирование структуры национальной экономики. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. МГИМО (У) МИД России. Москва, 2010.-201 с.
5.
Катышева О.В. Эволюция внешней политики Мексики в период 2000 – 2018 годах. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Санкт-Петербургский государственный университет. СПБ. 2019. – 228 с.
6.
Павлова Н.Г. Становление правовой системы Мексики (историко-правовой аспект). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. РУДН. 2002.-161 с.
7.
EEA Agreement Annex XX Chapter III No. 21 (Directive 2009/31/EC). Page 3. Etc.
8.
https://www.gob.mx/sre. Дата обращения: 23.07.2020.
9.
El Congreso de los Estados Unidos Mexicanos, d e c r e t a: Ley De Inversion Extranjera. Nueva Ley publicada en el Diario Oficial de la Federación el 27 de diciembre de 1993. Texto Vigente Última reforma publicada DOF 15-06-2018. Página 1-56.
10.
Foreign Investment Law. Published in the Official Gazette of the Federation on December 27, 1993. Page 6.
11.
https://www.aph.gov.au/About_Parliament/Parliamentary_Departments/Parliamentary_Library/pubs/BriefingBook44p/AustForeignInvest. Дата обращения: 23.07.2020.
12.
https://www.gob.mx/sener/en. Дата обращения: 23.07.2020.
13.
Diario Oficial de la Federation. 26 Jun. 1992. Página 22-44.
14.
Enrique Madero Bracho Miguel Leon Portilla, Jorge Gurria Lacroix, Roberto Moreno. La mineria en Mexico: Estudios Sobre Su Desarrollo Historico. Universidad Nacional Autonoma de Mexico; 1St Edition edition (1978). 183 pages.
15.
Derecho Minero Mexicano, María Becerra, first edition, published by Porrúa SA, Mexico 1963. p. 111.
16.
Alberto M Vázquez, Rubén Federico García. The Mining Law Review-Edition 8. Mexico. October, 2019. 5 pages.
17.
https://www.sgm.gob.mx/GeoInfoMexGobMx/. Дата обращения: 23.07.2020.
18.
https://www.gob.mx/sgm. Дата обращения: 23.07.2020.
19.
https://www.gob.mx/sfp. Дата обращения: 23.07.2020.
20.
https://www.inegi.org.mx/datos/. Дата обращения: 23.07.2020.
21.
https://www.gob.mx/fifomi/. Дата обращения: 23.07.2020.
22.
Nueva Ley publicada en el Diario Oficial de la Federación el 30 de marzo de 2006. Texto Vigente Última reforma publicada DOF 19-11-2019. Página 1 – 94.
23.
Nueva Ley publicada en el Diario Oficial de la Federación el 4 de febrero de 1985. Texto Vigente. Última reforma publicada DOF 23-01-1998. Página 1 – 18.
24.
Israel Hernández Pérez, Julio Vélez López, Alejandro Cuevas Covarrubias, Ramón Mérida Montiel. Editada por el Consejo de Recursos Minerales Primera Edición 1995. Mexico. 1995. 18 páginas.
25.
https://www.pemex.com/Paginas/default.aspx. Дата обращения: 24.07.2020.
26.
Como la hacen de PEMEX / How They Make if from PEMEX: La nueva guerra del petroleo / The New Oil War (Spanish) Paperback – 30 Sept. 2008. Editorial Planeta Mexicana Sa De. 163 pages.
27.
Ley de hidrocarburos. Nueva Ley publicada en el Diario Oficial de la Federación el 11 de agosto de 2014. Texto Vigente Última reforma publicada DOF 15-11-2016. Página 1 – 76.
28.
Ley reglamentaria del artículo 27 Constitucional en el Ramo del Petróleo. Nueva Ley publicada en el Diario Oficial de la Federación el 29 de noviembre de 1958 Última reforma publicada DOF 28-11-2008. Ley Abrogada DOF 11-08-2014. Página 1 – 29.
29.
Regulations to the Law of Petróleos Mexicanos // https://www.sec.gov/Archives/edgar/data/932782/000119312510150051/dex12.htm. Дата обращения: 24.07.2020.
30.
https://en.nioc.ir/portal/home/. Дата обращения: 24.07.2020.
31.
Juan Carlos Serra and Jorge Eduardo Escobedo, Basham, Ringe y Correa S.C. Oil and gas regulation in Mexico: overview // Thomson Reuters. Practical Law. Law stated as at 01-Jul-2019. 23 pages.
32.
Hydrocarbons Revenue Law, published in the Federal Official Gazette on 11 August 2014. 49 pages.
33.
https://www.lexology.com/library/detail.aspx?g=aca55bdc-4a59-41c2-8666-69e7cf3e43e8. Дата обращения: 25.07.2020.
34.
Курбанов Р.А. Энергетическая политика и энергетическое право стран – участниц Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА) / М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2014. – 159 с. С. 125.
35.
https://www.whitecase.com/publications/alert/mexico-2020-tax-reforms. Дата обращения: 25.07.2020.
36.
Global Integrated Oil-Energy Reform in Mexico Opens Up New Era for PEMEX. Moody’s Investors Service. December, 20. 2013. Pages 1-8.
37.
Agreement between the United States of America, the United Mexican States, and Canada Text // https://ustr.gov/trade-agreements/free-trade-agreements/united-states-mexico-canada-agreement/agreement-between. Дата обращения: 24.07.2020.
38.
http://www.ordenjuridico.gob.mx/listDependencia.php?idEst=393&poder=ejecutivo&liberado=no#gsc.tab=0. Дата обращения: 25.07.2020.
39.
Publicado: D.O.F. del 8 de Noviembre de 1995. Página 1 – 38.
40.
https://www.gob.mx/. Дата обращения: 25.07.2020
References
1.
Tratados de Córdoba. Versión impresa de los firmados el 24 de agosto de 1821. Archivo General de la Nación de México. Memoria de las revoluciones de México, tomo 5, 2009. Página 5-6.
2.
Sonstitución Política de los Estados Unidos Mexicanos. Constitución publicada en el Diario Oficial de la Federación, el lunes 5 de febrero de 1917. Ultima Reforma Publicada en el Diario Oficial de la Federación: 8 de Mayo de 2020. Unidad General de Asuntos Jurídicos. Página 1-337.
3.
Meksika: paradoksy modernizatsii.-M.: ILA RAN, 2013.-336 s.
4.
Gabarta Andzhei. Vliyanie uchastiya Meksiki v NAFTA na formirovanie struktury natsional'noi ekonomiki. Dissertatsiya na soiskanie uchenoi stepeni kandidata ekonomicheskikh nauk. MGIMO (U) MID Rossii. Moskva, 2010.-201 s.
5.
Katysheva O.V. Evolyutsiya vneshnei politiki Meksiki v period 2000 – 2018 godakh. Dissertatsiya na soiskanie uchenoi stepeni kandidata istoricheskikh nauk. Sankt-Peterburgskii gosudarstvennyi universitet. SPB. 2019. – 228 s.
6.
Pavlova N.G. Stanovlenie pravovoi sistemy Meksiki (istoriko-pravovoi aspekt). Dissertatsiya na soiskanie uchenoi stepeni kandidata yuridicheskikh nauk. RUDN. 2002.-161 s.
7.
EEA Agreement Annex XX Chapter III No. 21 (Directive 2009/31/EC). Page 3. Etc.
8.
https://www.gob.mx/sre. Data obrashcheniya: 23.07.2020.
9.
El Congreso de los Estados Unidos Mexicanos, d e c r e t a: Ley De Inversion Extranjera. Nueva Ley publicada en el Diario Oficial de la Federación el 27 de diciembre de 1993. Texto Vigente Última reforma publicada DOF 15-06-2018. Página 1-56.
10.
Foreign Investment Law. Published in the Official Gazette of the Federation on December 27, 1993. Page 6.
11.
https://www.aph.gov.au/About_Parliament/Parliamentary_Departments/Parliamentary_Library/pubs/BriefingBook44p/AustForeignInvest. Data obrashcheniya: 23.07.2020.
12.
https://www.gob.mx/sener/en. Data obrashcheniya: 23.07.2020.
13.
Diario Oficial de la Federation. 26 Jun. 1992. Página 22-44.
14.
Enrique Madero Bracho Miguel Leon Portilla, Jorge Gurria Lacroix, Roberto Moreno. La mineria en Mexico: Estudios Sobre Su Desarrollo Historico. Universidad Nacional Autonoma de Mexico; 1St Edition edition (1978). 183 pages.
15.
Derecho Minero Mexicano, María Becerra, first edition, published by Porrúa SA, Mexico 1963. p. 111.
16.
Alberto M Vázquez, Rubén Federico García. The Mining Law Review-Edition 8. Mexico. October, 2019. 5 pages.
17.
https://www.sgm.gob.mx/GeoInfoMexGobMx/. Data obrashcheniya: 23.07.2020.
18.
https://www.gob.mx/sgm. Data obrashcheniya: 23.07.2020.
19.
https://www.gob.mx/sfp. Data obrashcheniya: 23.07.2020.
20.
https://www.inegi.org.mx/datos/. Data obrashcheniya: 23.07.2020.
21.
https://www.gob.mx/fifomi/. Data obrashcheniya: 23.07.2020.
22.
Nueva Ley publicada en el Diario Oficial de la Federación el 30 de marzo de 2006. Texto Vigente Última reforma publicada DOF 19-11-2019. Página 1 – 94.
23.
Nueva Ley publicada en el Diario Oficial de la Federación el 4 de febrero de 1985. Texto Vigente. Última reforma publicada DOF 23-01-1998. Página 1 – 18.
24.
Israel Hernández Pérez, Julio Vélez López, Alejandro Cuevas Covarrubias, Ramón Mérida Montiel. Editada por el Consejo de Recursos Minerales Primera Edición 1995. Mexico. 1995. 18 páginas.
25.
https://www.pemex.com/Paginas/default.aspx. Data obrashcheniya: 24.07.2020.
26.
Como la hacen de PEMEX / How They Make if from PEMEX: La nueva guerra del petroleo / The New Oil War (Spanish) Paperback – 30 Sept. 2008. Editorial Planeta Mexicana Sa De. 163 pages.
27.
Ley de hidrocarburos. Nueva Ley publicada en el Diario Oficial de la Federación el 11 de agosto de 2014. Texto Vigente Última reforma publicada DOF 15-11-2016. Página 1 – 76.
28.
Ley reglamentaria del artículo 27 Constitucional en el Ramo del Petróleo. Nueva Ley publicada en el Diario Oficial de la Federación el 29 de noviembre de 1958 Última reforma publicada DOF 28-11-2008. Ley Abrogada DOF 11-08-2014. Página 1 – 29.
29.
Regulations to the Law of Petróleos Mexicanos // https://www.sec.gov/Archives/edgar/data/932782/000119312510150051/dex12.htm. Data obrashcheniya: 24.07.2020.
30.
https://en.nioc.ir/portal/home/. Data obrashcheniya: 24.07.2020.
31.
Juan Carlos Serra and Jorge Eduardo Escobedo, Basham, Ringe y Correa S.C. Oil and gas regulation in Mexico: overview // Thomson Reuters. Practical Law. Law stated as at 01-Jul-2019. 23 pages.
32.
Hydrocarbons Revenue Law, published in the Federal Official Gazette on 11 August 2014. 49 pages.
33.
https://www.lexology.com/library/detail.aspx?g=aca55bdc-4a59-41c2-8666-69e7cf3e43e8. Data obrashcheniya: 25.07.2020.
34.
Kurbanov R.A. Energeticheskaya politika i energeticheskoe pravo stran – uchastnits Severoamerikanskoi zony svobodnoi torgovli (NAFTA) / M.: YuNITI-DANA, 2014. – 159 s. S. 125.
35.
https://www.whitecase.com/publications/alert/mexico-2020-tax-reforms. Data obrashcheniya: 25.07.2020.
36.
Global Integrated Oil-Energy Reform in Mexico Opens Up New Era for PEMEX. Moody’s Investors Service. December, 20. 2013. Pages 1-8.
37.
Agreement between the United States of America, the United Mexican States, and Canada Text // https://ustr.gov/trade-agreements/free-trade-agreements/united-states-mexico-canada-agreement/agreement-between. Data obrashcheniya: 24.07.2020.
38.
http://www.ordenjuridico.gob.mx/listDependencia.php?idEst=393&poder=ejecutivo&liberado=no#gsc.tab=0. Data obrashcheniya: 25.07.2020.
39.
Publicado: D.O.F. del 8 de Noviembre de 1995. Página 1 – 38.
40.
https://www.gob.mx/. Data obrashcheniya: 25.07.2020

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования в представленной работе, как следует из ее наименования, должны были составить теоретические и практические вопросы, связанные с недропользованием в Мексике. Однако, как заявляет сам автор во вводной части статьи, работа была написана с целью опоры российского законодателя на положительный мексиканский опыт и недопущения таких ошибок, которые были совершены иностранным политическим руководством. Следовательно, наименование статьи нуждается в уточнении (к примеру, «Правовой режим недропользования в Мексике: полезный опыт для России» и т.п.).
Методология исследования в тексте работы автором не обозначена. Исходя из анализа содержания статьи, ученым использовались такие методы исследования как всеобщий диалектический, логический, историко-правовой, сравнительно-правовой, герменевтический, формально-юридический.
Актуальность темы исследования, избранной автором, не вызывает сомнений. В отечественной правовой науке отсутствуют юридические исследования, посвященные исключительно правовому режиму недропользования в Мексике, в том числе диссертационные и монографические. В связи с этим статья автора, знакомящая читателей с соответствующим иностранным опытом, вызывает значительный теоретический и практический интерес, особенно в плане возможного совершения российского законодательства в данной сфере.
Научная новизна исследования имеется и заключается во введении в отечественную правовую литературу интересного теоретического материала, посвященного особенностям правового режима недропользования в Мексике, а также практических рекомендаций автора, направленных на совершенствование российского законодательства о недрах.
Научный стиль исследования выдержан автором не в полной мере. Скорее он научно-популярный. В связи с этим автору рекомендуется заменить такие словосочетания как «латиноамериканская политическая кухня», «мексиканское природоресурсное лакомство в виде творожной пасхи», «мексиканская курица» и т.п. на соответствующие строгому научному стилю; убрать из текста статьи риторические вопросы.
Структура исследования вполне логична. Во вводной части статьи автор обращается к истории вопроса и объясняет цель написания статьи (теоретическая и практическая польза для российского законодателя и правоприменителей); в основной части работы рассматривает конституционные основы мексиканского администрирования в сфере недропользования, в том числе исследует, кто может быть субъектом недропользования, как получить лицензию на недропользование, какова инвестиционная политика в данной области, какие реформы были осуществлены в сфере недропользования в последние десятилетия и т.д.; в заключительной части статьи содержатся конкретные выводы по результатам исследования.
Содержание исследования не вполне соответствует наименованию работы, о чем уже было сказано выше. Фактически содержание работы шире очерченного предмета исследования. Критически анализируя мексиканский опыт регулирования недропользования, автор указывает, какие изменения необходимо внести в российское законодательство, и прежде всего в Конституцию РФ, каким образом централизовать управление недрами, как привлечь России иностранные инвестиции, в том числе и частный капитал.
Как достоинство работы следует отметить глубину ее содержания, аргументированность суждений автора, практическую ценность его рекомендаций по совершенствованию российского законодательства о недрах.
Библиография исследования вполне достаточна. Она представлена 40 источниками, среди которых большинство – на испанском языке. В числе источников автором использованы 3 диссертационные работы, доступные монографические исследования, публицистические материалы, мексиканское законодательство. Значительная часть источников новая, за 2019 – 2020 гг., что позволяет читателям получить современную объективную картину правового регулирования недропользования в Мексике.
Апелляция к оппонентам как таковая отсутствует. Автор делает ссылки на ряд теоретических работ, однако в научную дискуссию не вступает, вследствие чего складывается впечатление, что рассматриваемые им вопросы к дискуссионным не относятся, хотя это не так. В этой части ученому рекомендуется усилить дискуссионность работы.
Выводы по результатам исследования имеются (их десять), вполне логичны, конкретны и обладают свойством научной новизны. Автор исследовал правовой режим недропользования в Мексике, систему и структуру управления недрами, в результате чего предложил повысить качество и объем российского правового регулирования в соответствующей сфере, для чего необходимо ввести ряд правовых ограничений и запретов, в том числе касающихся инвестиционной политики и судебной юрисдикции.
Статья не вычитана автором, в ней встречаются орфографические и синтаксические ошибки.
Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен, прежде всего, со стороны специалистов в сфере конституционного, административного, природоресурсного и экологического права при условии ее доработки: уточнении наименования статьи, корректировки стиля работы, введении апелляции к оппонентам, устранении недостатков в оформлении.