Читать статью 'О влиянии государственного фактора на банковскую конкуренцию' в журнале Административное и муниципальное право на сайте nbpublish.com
Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

О влиянии государственного фактора на банковскую конкуренцию

Курдюмов Михаил Дмитриевич

аспирант, Юридический факультет, Департамент международного и публичного права, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

125993, Россия, г. Москва, г. Москва, ул. Ленинградский пр-Т, 5​1​/1

Kurdyumov Mikhail Dmitrievich

Postgraduate student, the faculty of Law, the department of International and Public Law, Financial University under the Government of the Russian Federation

125993, Russia, g. Moskva, g. Moscow, ul. Leningradskii pr-T, 5​1​/1

m.kurdyumov@yandex.ru

DOI:

10.7256/2454-0595.2021.6.34200

Дата направления статьи в редакцию:

29-10-2020


Дата публикации:

10-02-2022


Аннотация: В работе исследуется воздействие государства на конкуренцию в банковском секторе, осуществляющееся как изданием правовых актов, так и посредством участия государства в банковском капитале. Автор рассматривает особенности юридической техники актов, устанавливающих критерии для допуска банков к совершению банковских сделок. Исследованы правовые позиции Федеральной антимонопольной службы и Центрального банка во взаимодействии с позицией Правительства РФ. Проанализирована правоприменительная практика по вопросу привлечения к ответственности за антиконкурентные действия, затрагивающие рынок банковских услуг. Рассмотрены существенные для состояния конкуренции особенности правового положения отдельных участников рынка банковских услуг. Автором обосновано, что государство оказывает серьёзное влияние на конкуренцию в банковском секторе как посредством издания правовых актов, так и ввиду того, что участвует в капитале банков. В настоящий момент аспекты неравенства правового статуса банков обходятся вниманием, фактор государственного участия в капитале является одним из таковых. В ряде случаев государственное участие косвенно признаётся фактором, демонстрирующим надёжность банка, в то время как антимонопольное регулирование исходит из противоположного, это противоречие заслуживает устранения. На практике государственные банки занимают ведущие роли в банковском секторе экономики, и отдельного внимания заслуживает Сбербанк как крупнейший банк региона в экономическом плане и как особое правовое явление, подкатегория внутри категории коммерческих банков - в теоретико-правовом. Несмотря на фактическое значение государственных банков, подобные организации не формируют отдельную правовую категорию ввиду неоднородности и отсутствия однозначного понимания государственного банка.


Ключевые слова:

ФАС, Центральный банк, государственный банк, правовой статус, банковский сектор, специальные нормы, коллизии в праве, конкуренция, юридическая техника, Сбербанк

Abstract: This article explores the impact of the state upon competition in the banking sector through the issuance of legal acts and state participation in the capital of banks. The author reviews the peculiarities of the legal writing of the acts that establish the criteria for the admission of banks to banking operations. The article examines the legal positions of the Federal Antimonopoly Service and the Central Bank in cooperation with the position of the Government of the Russian Federation. Analysis is conducted on the law enforcement practice on the issue of bringing to responsibility for anti-competitive actions that involve the market of banking services. The author considers the peculiarities of legal status of individual participants on the market of banking services that are essential for the competition. It is substantiated that the state has strong impact upon competition in the banking sector through the issuance of legal acts and via participation in the capital of banks. The aspects of inequality in the legal status of banks, among which is the factor of state participation in the capital, are currently neglected. In certain instances, state participation is indirectly recognized as a factor that indicates reliability of the bank, while the antimonopoly regulation proceeds from the opposite; this contradiction should be eliminated. In practice, state-owned banks hold dominant position in the banking sector of the economy. Sberbank deserves particular attention as the largest bank in the region in economic terms, as well as a special legal phenomenon, subcategory within the category of commercial banks in theoretical and legal terms. Despite the actual importance of state-owned banks, such organizations do not form a separate legal category due to the heterogeneity or absence of clear idea of the state-owned bank.



Keywords:

Federal Antimonopoly Service, Central Bank of Russia, State-owned bank, corporate standing, banking sector, special provisions, conflict of law, competition, legal writing, Sberbank

Государство является участником ряда коммерческих банков, по наиболее резким оценкам его доля в банковском секторе в целом превышает 67%[1] и не имеет тенденции к снижению. В данном случае прослеживается некоторая приверженность традициям, поскольку государственное доминирование для отечественного банковского сектора было характерным не только в советскую эпоху, но и во времена Российской империи [2][3]. Однако государственное участие в банковском капитале имперские, советские и современные времена вызвано разными факторами и для каждой эпохи эффект от подобного положения различается, как различается и характер экономики в разные исторические периоды.

На современном этапе банки играют роль важнейшего инфраструктурного элемента экономики и во многом банками претворяется в жизнь конституционный принцип единого экономического пространства, тем противоречивее представляется прямое управление значительной частью сектора одним субъектом – государством. В литературе при рассмотрении государственного участия в внимание обращается среди прочего на политические аспекты и нерыночное воздействие на экономику[4].

В настоящий момент разделение банков по виду лицензий, предусмотренное Законом о банках[5], является главным правовым критерием, позволяющим юридически разграничить банки, исключая это, зачастую банки рассматриваются как единая категория без формальных различий. Однако в отечественном правопорядке присутствуют и иные факторы, прямо и косвенно разделяющие банки на категории, одним из таковых является аффилированность с государством. В рамках настоящей работы банки, находящиеся под контролем государства в силу прямого либо опосредованного (через цепочку подконтрольных юридических лиц) участия в уставном капитале, именуются государственными банками (далее также «госбанками»). Данная формулировка встречается в экономическом и юридическом контексте, однако не является легальной.

В ряде случаев правомочие банка совершить сделку ставится в зависимость от соответствия банка специальным критериям, изложенных в подзаконных нормативных правовых актах, что ставит вопрос о формальном равенстве банков. Соответствие кредитной организации предъявляемым к ней дополнительным требованиям, по-видимому, должно демонстрировать большую степень сохранности размещённых в них денежных средств. Внедрение любого критерия допуска по природе своей направлено на отсечение хозяйствующих субъектов, «ненадёжных», но это очевидным образом ставит вопрос о необходимости учёта интересов обеспечения банковской конкуренции при разработке и издании органами исполнительной власти подзаконных актов, указанное особенно актуально ввиду того, что одним из основных авторов подобных актов является Правительство РФ, под контролем которого находится ряд крупных банков.

В ряде случаев критерий, которым обуславливается возможность совершения банковской сделки – нахождение под контролем Российской Федерации или ЦБ (что не меняет картину). Иногда данный критерий указывается сам по себе[6], иногда – в связке с требованиями к объёму собственных средств[7]. Альтернативой обычно является наличие кредитного рейтинга не ниже определённого уровня, например, «А-(RU)», или «BBB-». Таким образом, при установлении требования «A» государственный банк может иметь рейтинг «BB» и получить допуск, а негосударственный банк с рейтингом «BBB» допуск не получит, несмотря на более эффективные показатели.

Технико-юридически критерии государственного участия и рейтинга приравнены, из чего логически следует, что государственные банки официально признаны более надёжными, однако в данном случае речь об участии федерации. Действительно, если не на правовом, то на обыденном уровне общественного сознания популярна позиция, что государственные банки являются более надёжными, и мы можем понять и принять необходимость обеспечения большей сохранности денежных средств применительно к некоторым вопросам. Одновременно с этим ФАС и ЦБ (далее в тексте работы ФАС и ЦБ при упоминании вместе также – «регуляторы»), преследуя интересы развития конкуренции в банковской сфере, занимают противоположную позицию.

Апеллируя к ст. 124 ГК РФ [8], регуляторы указывают на равенство публичных и частных субъектов в гражданско-правовых отношениях, что выражено посредством издания совместного письма с рекомендацией воздерживаться от указания на связь с государством как на преимущество при продвижении своих продуктов [9]. Нарушение данной рекомендации рассматривается как проявление недобросовестной конкуренции, соответствующая практика уже формируется: ФАС было выдано предписание в адрес банка «МИА»[10] (находился под контролем города Москвы), а банку «Открытие» (подконтролен ЦБ) пришлось пересмотреть свою рекламную кампанию[11]. Как указывают ФАС и ЦБ, «наличие государственного (муниципального) участия в капитале кредитной организации не влияет на исполнение ею своих обязательств, так как Российская Федерация и ее субъекты не отвечают по обязательствам кредитных организаций. Соответственно, этот критерий не повышает финансовую устойчивость и платежеспособность таких организаций»[11].

Фактически изложенное выше демонстрирует противоречие между косвенно изложенной позицией Правительства РФ и прямо изложенной позицией ФАС и ЦБ. При этом регуляторы равным образом относятся к «федеральным», «субъектовым» и «муниципальным» банкам.

Ситуация осложняется тем обстоятельством, что ранее ФАС выступала с критикой наличия в отечественном правопорядке более 50 подзаконных актов, устанавливающих необоснованные требования к банкам[12]. Важно также учитывать, что ряд актов, предъявляющих дополнительные требования, был принят на более ранних этапах «очистки» банковского сектора. Число коммерческих банков за прошедшие годы уменьшилось в разы и продолжает уменьшаться в настоящий момент, соответственно, потребители вправе ожидать пропорционального роста уровня качества деятельности банков, повышения уровня надёжности банковской системы в целом, т.е. чем меньше становится банков, тем менее обоснованным с этической точки зрения является установление и сохранение специфических критериев – любых. Однако число таких случаев, наоборот, растёт, например, летом 2018 г. было принято постановление о требованиях к банкам для выдачи банковских гарантий в качестве обеспечения для государственных закупок[13], рабочий вариант которого, будь он принят без изменений, исключил бы с рынка подавляющее число банков с базовой лицензией[14]. Не менее важно, что чем больше актов, тем сложнее отслеживать их качество и актуальность. В ряде документов сохранилось требование о наличии у банка генеральной лицензии[15], но она упразднена несколько лет назад. С одной стороны, это демонстрирует проблему профилактики юридических коллизий, с другой – порождает ситуацию, при которой установленному нормативному требованию не соответствует ни один хозяйствующий субъект в юрисдикции.

Отметим, что Правительство РФ не является единственным органом исполнительной власти, акты которого ограничивают конкуренцию в банковской сфере, однако следует отметить, что ст. 15 Закона о защите конкуренции (далее также – «ФЗ-135»)[16] и не устанавливает для него подобного запрета. Примечателен пример, когда Министерством культуры был принят документ, стимулирующий все подведомственные учреждения перевести зарплатные проекты в системно значимые банки[17]. Данное деяние является наглядным примером нарушения антимонопольного законодательства, как минимум п.п. 2, 3, 5 ч. 1 означенной ст. 15 ФЗ-135, однако не повлекло антимонопольного разбирательства – акт был оперативно отменён. Проблема системно значимых банков заслуживает отдельного рассмотрения, поэтому в данном случае сделаем акцент на двух аспектах:

1. не менее шести из одиннадцати системно значимых банков в настоящий момент находятся под прямым или косвенным государственным контролем, что под новым углом ставит вопрос о давлении государственных банков на сектор (имеются в виду: Банк ГПБ (АО), Банк ВТБ (ПАО), ПАО Сбербанк, ПАО Банк «ФК Открытие», ПАО «Промсвязьбанк», АО «Россельхозбанк»);

2. системно значимые банки заслуживают внимания как отдельная подкатегория субъектов банковского права, в связи с чем поддерживаем и считаем нуждающейся в дальнейшем развитии соответствующую идею Е. Б. Лаутс[18] – однако это тема для отдельной работы.

Государственный контроль как вид административного процесса может рассматриваться как совокупность двух этапов: контроль за правотворчеством и контроль за реализацией правовых норм[19], и в рассматриваемом случае недоработки на первом этапе влекут проблемы на втором. Констатируем несогласованность внутри системы органов исполнительной власти, которая заслуживает устранения.

При всём указанном выше ФАС отмечает, что факт государственного участия не является фактором, удерживающим банки от совершения актов недобросовестной конкуренции, например, от ухудшения потребительских свойств предлагаемых продуктов[20], в то время как потребитель, видя в государстве гаранта обеспечения своих прав, ожидает от государственного банка обратного.

Меч сам по себе подстрекает насилию, и если в правопорядке можно выделить какой-либо критерий для классификации, то по данному критерию рано или поздно будет проведён акт дискриминации. Не является исключением и рассматриваемый фактор государственного участия. Наглядным его проявлением является установление операторами сотовой связи более высоких расценок на СМС-рассылки для банков, в капитале которых государство не участвует. На протяжении длительного периода времени идёт тяжба между ФАС и т.н. «большой четвёркой» операторов сотовой связи: по мнению ФАС, операторами незаконно поддерживаются разные цены для частных банков и государственных банков. Из решения ФАС по антимонопольному делу № 1-10-118/00-11-1 (в отношении ПАО «Мегафон») представляется возможным понять основную канву: оператор сотовой связи признан нарушившим ФЗ-135 «в части установления и поддержания монопольно высоких цен (тарифов) на услугу рассылки коротких текстовых сообщений, создания дискриминационных условий, в части установления в договорах на оказание услуг по рассылке коротких текстовых сообщений специальных условий по установлению, изменению цен на услуги по рассылке коротких текстовых сообщений»[21]; сфера оказания услуг по информированию абонентов посредством СМС признана товарным рынком. Позиция Мегафона при этом сводится не к отрицанию ценовой разницы, а к попытке её обоснования и к несогласию с определёнными ФАС границами товарного рынка. ФАС выданы предписания об устранении данных нарушений[22]. Две судебные инстанции встали на сторону Мегафона, однако Арбитражным судом московского округа постановлено отправить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции[23,24].

Установление разной цены на СМС-информирование по одному лишь критерию государственного участия являет собой дискриминацию, однако ввиду отсутствия доступа к материалам дела и вступившего в законную силу решения суда воздержимся от дальнейших категоричных суждений. Реальный масштаб дискриминации «негосударственных» банков в настоящий момент неясен ввиду латентности подобных проявлений и ограниченности возможностей ФАС.

Отдельным аспектом, заслуживающим нашего внимания, станет проблема места Сбербанка на рынке банковских услуг.

Полный анализ правового положения данного банка сам по себе превысит объёмом размер научной статьи, поэтому в данном случае ограничимся указанием, что это самым дорогой бренд России[25], второй по силе банковский бренд в мире[26], а его статус складывается из наличия универсальной лицензии, включения в перечень системно значимых кредитных организаций, наличия персонифицированных норм в федеральных законах, включая законодательную регламентацию распределения его прибыли[27], указание в числе лиц с особыми уставными функциями, имеющими право на получение боевого огнестрельного оружия[28], также это подконтрольный государству банк. Отмечаем, что устав Сбербанка указаний на особые задачи не содержит[29].

Сбербанк за время существования подвергся ряду преобразований и в ранних актах современной России выделялся как отдельный участник банковского рынка[30]. Это настолько известный банк, что даже его неформальное название «Сбер» зарегистрировано как товарный знак[31], а ведь это административное подтверждение внедрения названия в разговорный русский язык.

На практике это хозяйствующий субъект, который ведёт агрессивную политику на рынке и штрафы в отношении которого обладают сомнительной эффективностью, поскольку имеют верхний предел.

Отмечаем, что в ряде случаев бизнес-идеям Сбербанка корреспондируют изменения, вносимые в законодательство при участии Банка России:

· ЦБ инициировано создание системы быстрых платежей в противовес сервису «Сбербанк Онлайн» – Сбербанк подключился только после внесения в федеральное законодательство требования об участии в ней;

· Сбербанк взымал комиссии за перевод денежных средств из одного своего филиала в другой – данная практика была прекращена только после принятия закона об отмене «банковского роуминга» (справедливости ради отметим, что подобные комиссии устанавливал не только Сбербанк);

· в настоящий момент Сбербанк ввёл комиссию за перевод более 50 тыс. руб. в месяц – ЦБ стремится получить правомочие законодательно регулировать комиссию за переводы внутри кредитной организации.

Было бы преувеличением сказать, что законодательство меняется из-за конкретного субъекта, однако Сбербанк, по всей видимости, является ориентиром при определении правовой политики государства в банковской сфере. Сложно одобрить как явление «заточку» правовых норм под отдельных субъектов, но несмотря на указанное предлагаем повысить максимальный размер штрафа для банков, размер собственных средств которых превышает 4 трлн. руб., поскольку 4 437 млрд. руб. – размер собственных средств Сбербанка по состоянию на 2019 г. – это подаст крупнейшему участнику рынка сигнал.

Подводя итоги, сделаем оговорку, что рассмотрение госбанков как правовой категории на основании одного лишь критерия государственного участия некорректно, поскольку данная «категория» будет слишком неоднородна: в отношении как минимум трёх таковых применяется персонифицированное правовое регулирование – помимо Сбербанка также в отношении в отношении МСП Банка как банка, деятельность которого направлена на поддержку субъектов малого и среднего предпринимательства, и Промсвязьбанка, который признан опорным банком военно-промышленного комплекса – оба субъекта заслуживают отдельного внимания, ведь с позиции теории появляются основания говорить о формировании правовой категории специализированных банков. Необходимо также брать в расчёт, что уровней государственного участия два, а считая местный уровень - три.

Однако определённое число участников рынка объединены по критерию государственного участия, и это напрямую влияет на конкуренцию в банковской сфере; прогнозируем дальнейшее увеличение выявляемых последствий. Имеются основания рассматривать публичное участие в капитале как экономико-правовую проблему, требующую аккуратного решения. Предоставленные ФАС и ЦБ контрольно-надзорные механизмы по сдерживанию давления госбанков на остальную часть банковского сектора неэффективны и нуждаются в доработке, но глобально подобные вопросы и не должны решаться на правоприменительном уровне.

Несмотря на указанное выше, отмечаем, что один из госбанков значительным образом выделяется на фоне остальных – Сбербанк. Это особое звено, опыт взаимодействия с которым учитывается при совершенствовании федерального законодательства, мы имеем все основания выделять данное юридическое лицо как отдельного субъекта банковского права, подкатегорию внутри категории коммерческих банков. Экономико-правовой опыт, который нам дарит существование данного субъекта, рекомендуем изучать в рамках дисциплин «банковское право», «конкурентное право» или в рамках профильных спецкурсов.

Библиография
1.
Почему госбанкам планируют запретить покупку частных банков. URL: https://www.rbc.ru/finances/25/01/2018/5a69ec2b9a794776fb9b9b0b [дата обращения: 17.09.2020].
2.
Куракин А. В. К вопросу о возникновении банков и банковской системы в Российской империи // Финансовые инструменты регулирования социально-экономического развития: сборник. Махачкала, 2017.
3.
Л. А. Муравьева. Банковская система России в первой половине XIX в. // Финансы и кредит. 2011. № 33. С. 74-83.
4.
Schoors, K., Weill, L. Politics and banking in Russia: the rise of Putin / K., Schoors, L.,Weill // Post-Soviet Affairs. 2020. Vol. 36. № 5-6. 451-474.
5.
Федеральный закон от 02 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» // СЗ РФ. 1996. № 6. Ст. 492.
6.
Постановление Правительства РФ от 7 октября 2017 г. № 1232 «Об утверждении требований к кредитной организации, в которой учитываются денежные средства компенсационного фонда, сформированного в соответствии с Федеральным законом "О публично-правовой компании по защите прав граждан-участников долевого строительства при несостоятельности (банкротстве) застройщиков и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"» // СЗ РФ. 2017. № 42. Ст. 6170.
7.
Постановление Правительства РФ от 29 июня 2018 г. № 748 «О требованиях к банкам (включая требования к их финансовой устойчивости), в которых участниками закупок открываются специальные счета, на которые вносятся денежные средства, предназначенные для обеспечения заявок на участие в закупках товаров, работ, услуг, и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации» // СЗ РФ. 2018. № 28. Ст. 4211.
8.
Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
9.
Письмо Банка России № ИН-01-52/56, ФАС России № ИА/67323/18 от 24 августа 2018 г. «О продвижении финансовыми организациями своих услуг» // Вестник Банка России. № 65. 2018.
10.
Банк «МИА» исполнил предупреждение ФАС России. URL: https://fas.gov.ru/news/29237 [дата обращения: 28.09.2020].
11.
Оборвали песню: Набиуллина осадила Задорнова. URL: https://www.gazeta.ru/business/2019/06/27/12457771.shtml [дата обращения: 28.09.2020].
12.
В ФАС указали на необоснованное конкурентное преимущество банков с госучастием. URL: https://www.banki.ru/news/lenta/?id=10010174 [дата обращения: 03.10.2020].
13.
Постановление Правительства РФ от 12 апреля 2018 г. № 440 «О требованиях к банкам, которые вправе выдавать банковские гарантии для обеспечения заявок и исполнения контрактов»// СЗ РФ. 2018. № 17. Ст. 2484.
14.
Курдюмов М. Д. Актуальные вопросы правового регулирования института банковской гарантии // Российская юстиция. 2019. № 12. С. 17-20.
15.
Постановление Правительства РФ от 7 марта 2015 г. № 204 «Об установлении требований к кредитным организациям, в которых страховые медицинские организации открывают отдельные банковские счета для осуществления операций со средствами целевого финансирования» // СЗ РФ. 2015. № 11. Ст. 1609.
16.
Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» // СЗ РФ. 2006. № 31. Ст. 3434.
17.
Культурный перевод зарплаты. URL: https://www.kommersant.ru/doc/3975549 [дата обращения: 11.08.2020].
18.
Лаутс Е. Б. Правовое положение банковских групп и системно значимых кредитных организаций в банковской системе // Банковское право. 2016. № 2. С. 34-41.
19.
Зубарев С. М. Контроль как вид административного процесса // Вестник Университета имени О.Е. Кутафина. 2015. № 8. С. 53-61.
20.
ФАС рассказала, как банки вводят клиентов в заблуждение. URL: https://ria.ru/20200903/banki-1576711087.html [дата обращения: 19.09.2020].
21.
Решение ФАС России от 27 мая 2019 г. по делу № 1-10-118/00-11-18 // База решений и правовых актов. URL: https://br.fas.gov.ru/ca/upravlenie-regulirovaniya-svyazi-i-informatsionnyh-tehnologiy/783ff266-7501-4151-add6-92fc0645c293/ [дата обращения: 30.09.2020].
22.
Предписание ФАС России от 27 мая 2019 г. по делу № 1-10-118/00-11-18 // База решений и правовых актов. URL: https://br.fas.gov.ru/ca/upravlenie-regulirovaniya-svyazi-i-informatsionnyh-tehnologiy/d5c70798-138f-410c-9440-6ad1d1f13d96 [дата обращения: 01.10.2020].
23.
Картотека арбитражных дел сервиса «Электронное правосудие». URL: https://kad.arbitr.ru/Card/32f8adac-3b17-45cb-8bad-6f4afe5e517a [дата обращения: 28.09.2020].
24.
Кассация отменила решение по делу о банковских SMS. URL: https://pravo.ru/fas15/news/218901 [дата обращения: 28.09.2020].
25.
The annual report on the most valuable Russian brands. URL: https://brandfinance.com/images/upload/russia_50_2018_locked_1.pdf [дата обращения: 28.09.2020].
26.
The annual report on the most valuable and strongest banking brands. URL: https://brandfinance.com/images/upload/brand_finance_banking_500_2020_preview_1.pdf [дата обращения: 28.09.2020].
27.
Федеральный закон от 28 ноября 2018 г. № 454-ФЗ «Об особенностях перечисления в 2019 году доходов, полученных Центральным банком Российской Федерации от участия в капитале публичного акционерного общества "Сбербанк России" по итогам 2018 года» // СЗ РФ. 2018. № 49. Ст. 7526.
28.
Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии» // СЗ РФ. 1996. № 51. Ст. 5681.
29.
Устав ПАО Сбербанк. URL: https://www.sberbank.com/common/img/uploaded/files/pdf/normative_docs/ustav_pao_sberbank_24052019.pdf [дата обращения: 10.09.2020].
30.
Закон РФ от 12 декабря 1991 г. № 2025-1 «О налогообложении доходов банков» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 12. Ст. 595.
31.
Реестр товарных знаков и знаков обслуживания. URL: https://new.fips.ru/registers-doc-view/fips_servlet?DB=RUTM&DocNumber=707125&TypeFile=html [дата обращения: 19.08.2020].
32.
Сбербанк не торопится с быстрыми платежами. https://www.kommersant.ru/doc/4149664 [дата обращения: 10.09.2020].
33.
Федеральный закон от 03 июля 2019 г. № 173-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О национальной платежной системе" и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2019. № 27. Ст. 3538.
34.
Федеральный закон от 16 декабря 2019 г. № 434-ФЗ «О внесении изменений в статью 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности"» // СЗ РФ. 2019 г. № 51. Ст. 7486.
35.
Тарифный раунд: ЦБ попросит у Госдумы право ограничивать комиссии за переводы. URL: https://iz.ru/1038207/natalia-ilina/tarifnyi-raund-tcb-poprosit-u-gosdumy-pravo-ogranichivat-komissii-za-perevody [дата обращения: 28.09.2020].
36.
Отчёт Сбербанка за 2019 г. URL: https://www.sberbank.com/common/img/uploaded/files/pdf/yrep/sberbank-ar19-rus.pdf [дата обращения: 09.09.2020]
References
1.
Why is it planning to ban purchasing of private banks by state-owned banks. URL: https://www.rbc.ru/finances/25/01/2018/5a69ec2b9a794776fb9b9b0b [date of access: 17.09.2020].
2.
Kurakin A. V. On the issue of the emergence of banks and the banking system in the Russian Empire // Financial instruments for regulating socio-economic development: a collection. Makhachkala, 2017.
3.
Muravieva L.A. The banking system of Russia in the first half of the XIX century // Finansy` i kredit. 2011. No. 33. P. 74-83.
4.
Schoors K., Weill L. Politics and banking in Russia: the rise of Putin / K., Schoors, L.,Weill // Post-Soviet Affairs. 2020. Vol. 36. № 5-6. P. 451-474.
5.
Federal Law dated December 2, 1990 No. 395-1 “On Banks and Banking Activities” // SZ RF. 1996. No.
6.
Art. 492. 6. Decree of the Government of the Russian Federation dated October 7, 2017 No. 1232 “On approval of requirements for a credit institution that takes into account the funds of a compensation fund formed in accordance with the Federal Law “On a public law company for the protection of the rights of citizens participating in shared construction in case of insolvency (bankruptcy) of developers and on amendments to certain legislative acts of the Russian Federation" // SZ RF. 2017. No. 42. Art. 6170.
7.
Decree of the Government of the Russian Federation dated June 29, 2018 No. 748 “On requirements for banks (including requirements for their financial stability), in which procurement participants open special accounts to which funds are deposited to secure applications for participation in the procurement of goods, works , services, and invalidating some acts of the Government of the Russian Federation” // SZ RF. 2018. No. 28. Art. 4211.
8.
Civil Code of the Russian Federation dated November 30, 1994 No. 51-FZ // SZ RF. 1994. No. 32. Art. 3301.
9.
Letter of the Bank of Russia No. IN-01-52/56, Federal Antimonopoly Service of Russia No. IA/67323/18 dated August 24, 2018 “On the promotion of their services by financial organizations” // Vestnik Banka Rossii. No. 65. 2018.
10.
MIA Bank complied with the caution of the FAS Russia. URL: https://fas.gov.ru/news/29237 [date of access: 28.09.2020].
11.
The song was cut off: Nabiullina laid siege to Zadornov. https://www.gazeta.ru/business/2019/06/27/12457771.shtml [date of access: 28.09.2020].
12.
The FAS pointed to the unreasonable competitive advantage of banks with state participation. URL: https://www.banki.ru/news/lenta/?id=10010174 [date of access: 03.10.2020].
13.
Decree of the Government of the Russian Federation of April 12, 2018 No. 440 “On requirements for banks that are entitled to issue bank guarantees to secure applications and fulfill contracts”// SZ RF. 2018. No. 17. Art. 2484.
14.
Kurdyumov M. D. Topical issues of legal regulation of the institution of Bank Guarantee // Rossijskaya yusticiya. 2019. No. 12. P. 17-20.
15.
Decree of the Government of the Russian Federation dated March 7, 2015 No. 204 “On establishing requirements for credit organizations in which medical insurance organizations open separate bank accounts for operations with targeted financing funds” // SZ RF. 2015. No. 11. Art. 1609.
16.
Federal Law dated July 26, 2006 No. 135-FZ "On the protection of Competition" // SZ RF. 2006. No. 31. Art. 3434.
17.
Cultural translation of salary. URL: https://www.kommersant.ru/doc/3975549 [date of access: 11.08.2020].
18.
Lauts E.B. Legal status of bank groups and strategically important credit institutions in the bank system // Bankovskoe pravo.2016. No. 2. P. 34-41.
19.
Zubarev S.M. Control how the view of the administrative process // Vestnik Universiteta imeni O.E. Kutafina. 2015. No. 8. P. 53-61.
20.
FAS told how banks mislead customers. URL: https://ria.ru/20200903/banki-1576711087.html [date of access: 19.09.2020].
21.
Decision of the FAS Russia dated May 27, 2019 in case No. 1-10-118/00-11-18 // Base of decisions and legal acts. URL: https://br.fas.gov.ru/ca/upravlenie-regulirovaniya-svyazi-i-informatsionnyh-tehnologiy/783ff266-7501-4151-add6-92fc0645c293/ [date of access: 30.09.2020].
22.
Improvement notice of the FAS of Russia dated May 27, 2019 in case No. 1-10-118 / 00-11-18 // Base of decisions and legal acts. URL: https://br.fas.gov.ru/ca/upravlenie-regulirovaniya-svyazi-i-informatsionnyh-tehnologiy/d5c70798-138f-410c-9440-6ad1d1f13d96 [date of access: 01.10.2020].
23.
Card index of arbitration cases of system "Electronic Justice". URL: https://kad.arbitr.ru/Card/32f8adac-3b17-45cb-8bad-6f4afe5e517a [date of access: 28.09.2020].
24.
Cassation canceled the decision on the case of banking SMS. URL: https://pravo.ru/fas15/news/218901 [date of access: 28.09.2020].
25.
The annual report on the most valuable Russian brands. URL: https://brandfinance.com/images/upload/russia_50_2018_locked_1.pdf [date of access: 28.09.2020].
26.
The annual report on the most valuable and strongest banking brands. URL: https://brandfinance.com/images/upload/brand_finance_banking_500_2020_preview_1.pdf [date of access: 28.09.2020].
27.
Federal Law No. 454-FZ dated November 28, 2018 “On the Features of the Transfer in 2019 of Income Received by the Central Bank of the Russian Federation from Participation in the Capital of Public Joint Stock Company Sberbank of Russia following the Results of 2018” // SZ RF. 2018. No. 49. Art. 7526.
28.
Federal Law dated December 13, 1996 No. 150-FZ "On Weapons" // SZ RF. 1996. No. 51. Art. 5681.
29.
Charter of Sberbank. URL: https://www.sberbank.com/common/img/uploaded/files/pdf/normative_docs/ustav_pao_sberbank_24052019.pdf [date of access: 10.09.2020].
30.
Law of the Russian Federation dated December 12, 1991 No. 2025-1 “On taxation of bank income” // Gazette of the SND and the Supreme Court of the Russian Federation. 1992. No. 12. Art. 595.
31.
Register of Trademarks and Service Marks. URL: https://new.fips.ru/registers-doc-view/fips_servlet?DB=RUTM&DocNumber=707125&TypeFile=html [date of access: 19.08.2020]. Sberbank is in no hurry with fast payments.
32.
https://www.kommersant.ru/doc/4149664 [date of access: 10.09.2020].
33.
Federal Law dated July 03, 2019 No. 173-FZ "On Amendments to the Federal Law "On the National Payment System" and Certain Legislative Acts of the Russian Federation" // SZ RF. 2019. No. 27. Art. 3538.
34.
Federal Law dated December 16, 2019 No. 434-FZ “On Amendments to Article 29 of the Federal Law “On Banks and Banking Activities” // SZ RF. 2019 No. 51. Art. 7486.
35.
Tariff round: The Central Bank will ask the State Duma for the right to limit commissions for transfers. URL: https://iz.ru/1038207/natalia-ilina/tarifnyi-raund-tcb-poprosit-u-gosdumy-pravo-ogranichivat-komissii-za-perevody [date of access: 28.09.2020].
36.
Sberbank report for 2019. URL: https://www.sberbank.com/common/img/uploaded/files/pdf/yrep/sberbank-ar19-rus.pdf [date of access: 09.09.2020]

Результаты процедуры рецензирования статьи

Рецензия скрыта по просьбе автора