Читать статью 'Специфика реакции молодежной аудитории на отражение социальных проблем в видеоблогах: кейс видео «ВИЧ в России» на YouTube-канале «Вдудь»' в журнале Политика и Общество на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1674,   статей на доработке: 279 отклонено статей: 341 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

Специфика реакции молодежной аудитории на отражение социальных проблем в видеоблогах: кейс видео «ВИЧ в России» на YouTube-канале «Вдудь»

Руденкин Дмитрий Васильевич

кандидат социологических наук

доцент, кафедра интегрированных маркетинговых коммуникаций и брендинга, Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина

620144, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Чапаева, 16, ауд. 204

Rudenkin Dmitry

PhD in Sociology

Docent, the department of Integrated Marketing Communications and Branding, Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin

620144, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Chapaeva, 16, aud. 204

d.v.rudenkin@urfu.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0684.2021.2.36242

Дата направления статьи в редакцию:

08-08-2021


Дата публикации:

30-11-2021


Аннотация: Статья посвящена анализу актуальных особенностей реакции молодежной аудитории на обращение популярных видеоблогов к острым социально значимым проблемам. Характерным трендом развития видеоблогов последних лет стало учащающееся появление в них контента, который лишен выраженной развлекательной коннотации и обращается к социально значимым проблемам. И появление этого тренда порождает вопрос о том, как реагирует на появление подобного серьезного контента видеоблогов, которая, судя по данным исследований прежних лет, привыкла видеть в них в первую очередь источник развлечения. В своей работе автор стремится найти ответ на этот вопрос, обращаясь к анализу конкретного кейса отражения социально значимой проблемы в видеоблоге – выхода фильма «ВИЧ в России» на YouTube-канале «Вдудь».   Основным выводом проведенного исследования является выявление конкретных специфических особенностей реакции молодежной аудитории на отражение важных социальных проблем в видеоблогах. Анализ показал, что отражение таких тем в видеоблогах способно вызывать массовое любопытство молодежной аудитории, подталкивающее многих молодых людей к просмотру соответствующего видео. Более того, просмотр такого видео может формировать у молодых людей не только первичное представление о социальных проблемах, но и желание узнать о них больше. Однако анализ также показал, что эффекты от просмотра такого контента могут быть локальными и краткосрочными: интерес к новой информации, вероятнее всего, быстро улетучивается, так и не приводя к серьезным изменениям в оценках и моделях поведения молодых людей.


Ключевые слова: Интернет, видеоблог, социальные медиа, социальные сети, молодежь, российская молодежь, социологическое исследование, социальные проблемы, общественное мнение, информация

Статья подготовлена в рамках работы по гранту Российского фонда фундаментальных исследований (проект № 20-011-00683 «Видеоблоги как канал формирования общественного мнения российской молодежи: степень и эффекты влияния»)

Abstract: This article discusses the peculiarities of the response of youth audience to coverage of relevant social problems in popular video blogs. The characteristic trend in the development of video blogs of recent years is the content that addresses socially significant problems, rather than carries entertaining connotation. The emergence of such trend raises the question of how the audience that is accustomed to view video blogs as the source of entertainment responds to such serious content. The author seeks the answer to this question by referring to the analysis of a specific case of reflecting the socially significant problem in a video blog – release of the film “HIV in Russia” on YouTube channel “Vdud”. The main results consists in revealing the specific features of the response of youth audience to the reflection of important social problems in video blogs. The analysis demonstrates that the reflection of such topics in video blogs may cause numerous curiosity among youth, which encourages young people to watch the corresponding video. Moreover, watching such video may form not only the basic representation of social problems, but also a desire of young people to learn more about such problems. The analysis also indicates that the effects of watching such content can be local and short-term: interest in new information vanishes quickly, rather than leads to serious changes in assessments and behavioral patterns of young people.



Keywords:

social problems, sociological research, Russian youth, youth, social networks, social media, videoblog, Internet, public opinion, information

Введение

Основная цель данной работы – выявление и описание конкретных особенностей реакции молодежной аудитории на актуализацию социально значимых проблематик в контенте популярных видеоблогов. Замысел статьи вдохновлен нашим стремлением сделать шаг в преодолении важного противоречия, которое наметилось в социально-гуманитарной науке в последнее время. С одной стороны, устоявшаяся практика исследований обычно описывает видеоблоги как специфический жанр Интернет-коммуникации, который одновременно и обладает выдающейся популярностью у молодежной аудитории, и является преимущественно развлекательным по своему содержанию. С другой стороны, характерным трендом последних лет стало все более частое стремление видеоблогеров говорить на своих каналах о политических, экономических, культурных и иных проблемах, которые лишены привычного развлекательного подтекста и обозначают острые актуальные проблематики развития социума. Сложившаяся ситуация не только нова для исследовательской практики, но и вызывает важные аналитические вопросы. Насколько интересен подобный серьезный контент молодежной аудитории видеоблогов? Позволяет ли его публикация информировать молодежную аудиторию о важных и непривычных для нее социальных проблемах? Вызывает ли его просмотр какие-то изменения в настроениях или поведенческих установках молодых людей? К сожалению, в силу очевидной новизны темы все эти в вопросы пока остаются безответов со стороны социально-гуманитарной науки.

В данной работе мы бы хотели продвинуться в поиске ответов на эти запутанные вопросы. Для этого мы обратимся к исследованию конкретного эмпирического кейса и проанализируем, какие эффекты могли возникнуть среди молодежной аудитории после просмотра видео «ВИЧ в России» на YouTube-канале российского видеоблогера Юрия Дудя. Основываясь на результатах анализа этого частного, но информативного и показательного кейса, мы сможем выявить и описать специфику реакций молодежной аудитории на отражение социальных проблем в видеоблогах в целом.

Современное состояние исследований

Прежде всего, важно подчеркнуть, что неясность вокруг специфики реакций молодежной аудитории на публикацию серьезного проблемного контента в формате видеоблогов возникла в социально-гуманитарной науке в силу объективных причин.

Видеоблоги, под которыми исследователи обычно понимают некие публичные сетевые дневники, ведущиеся в форме видеозаписей [1, с. 68], имеют уже довольно продолжительную историю развития в качестве самостоятельного жанра Интернет-коммуникации – чаще всего их возникновение связывают с основанием платформы YouTube в 2005-м г. [11, с. 73]. И практически с самого момента своего возникновения такие сетевые дневники рассматривались исследователями как в первую очередь молодежный формат, крайне востребованный среди Интернет-пользователей младше 30 лет, но практически не интересный для иных возрастных сегментов – соответствующие рассуждения систематически прослеживались как в работах зарубежных исследователей [27, 37], так и в трудах отечественных ученых [3, 7]. Да и эмпирические исследования подтверждали, что видеоблоги действительно вызывают первоочередной интерес именно у молодежи, тогда как другие возрастные сегменты общества если и проявляют интерес к этому жанру Интернет-коммуникации, то делают это реже и менее активно [30, 32]. Более того, именно видеоблогам нередко приписывалась значимая роль в формировании у молодежной аудитории специфических настроений и поведенческих установок, не характерных для представителей старших возрастов [2, 4]. Иными словами, идея о том, что видеоблоги – жанр Интернет-коммуникации, функционирующий в первую очередь для молодежной аудитории и развивающийся в соответствии именно с ее запросами, укоренилась в исследовательской практике уже давно, фактически с самого момента зарождения этого жанра.

Не менее давнюю историю имеет в практике социально-гуманитарных исследований и привычка рассмотрения видеоблогов как преимущественно или даже исключительно развлекательного жанра, дистанцирующегося от серьезных проблематик и повесток. Даже довольно беглая ревизия исследований прежних лет показывает, что социально-гуманитарная наука привыкла рассматривать в качестве наиболее популярных и востребованных у аудитории тематик видеоблогов обзоры видеоигр и кино, истории из жизни, юмор, бытовые советы и иные развлекательные по содержанию вопросы – соответствующие рассуждения были характерны как для зарубежных исследователей [26, 36] так и для отечественных [13, 19]. К тому же данные специализированной веб-аналитики подтверждали такую оценку эмпирически: ее результаты обычно показывали, что на первые места по числу подписчиков и просмотров выходили именно те видеоблоги, которые делали тематический акцент на развлекательные повестки, лишенные явного проблемного подтекста [22 с. 152]. Конечно, стоит учитывать, что периодически в литературе встречались рассуждения о тематической многогранности жанра видеоблогов, в которых описывались кейсы презентации в них и других проблематик: научных вопросов [29], практик здорового образа жизни [35], политики [24]. Однако в таких работах чаще всего также отражалась мысль о том, что подобные темы представляют интерес скорее для узких сегментов молодежной аудитории и распространены довольно мало. И в целом идея о том, что среднестатистический молодой человек привык использовать видеоблоги в первую очередь для развлечения, укоренилась в исследовательской практике социально-гуманитарной науки довольно прочно.

Проблема, однако, заключается в том, что жанр видеоблогов со временем начал меняться. Основной аудиторией видеоблогов, судя по недавним исследованиям, и сейчас остается именно молодежь до 30 лет [18, 21]. Но содержание контента, который транслируется через эти видеоблоги, в последние годы изменяется: заметно, что все чаще они становятся площадкой для высказывания авторов, заинтересованных в обсуждении со своей аудиторией не развлекательных, а именно серьезных социально значимых повесток: коррупции, домашнего насилия, криминала, экологии и целого ряда иных сложных вопросов. Как справедливо отмечает А.А. Градюшко, фактически видеоблоги стали постепенно превращаться в своеобразную площадку для масс-медиа, открывая возможности для проблемного разговора о целом ряде важных вопросов [5, с. 64]. Примеры этого явления в российских видеоблогах довольно очевидны и уже подвергались изучению специалистов по коммуникациям и журналистике: это Юрий Дудь [15], Алексей Навальный [20], Ирина Шихман [23], Алексей Пивоваров [12], Евгений Баженов [14] и целый ряд других блогеров. Рискнем предположить, что их появление в российском контексте во многом стимулируют локальные противоречия в развитии СМИ и прогрессирующее падение доверия общества к телевидению, которые обостряют социальный запрос на альтернативные источники социально-политической информации (подробнее об этом мы уже писали в других работах [17]). Однако анализ зарубежных исследований показывает, что аналогичные явления происходят и в других странах, в том числе и тех, в которых логика развития СМИ существенно отличается от российской: в литературе описаны случаи обозначения социальных проблем в видеоблогах в Египте [31], Канаде [25], Японии [33] и иных странах. Поэтому, при всей важности социальных противоречий развития российского общества, говорить о том, что жанр видеоблогов меняется только в нем, все же логически неверно. Более вероятно, что в настоящее время повсеместная эволюция содержания видеоблогов, которая может иметь свою специфику в России, но в целом является универсальным трендом. И суть этой трансформации в том, что видеоблоги все чаще становятся площадкой трансляции не только развлекательного контента, но и информации о социальных проблемах.

Примечательный контраст этой трансформации с привычными представлениями социально-гуманитарной науки о видеоблогах как о развлекательном молодежном жанре Интернет-коммуникации как раз и вызывает те вопросы, с которых мы начали эту статью. Если верно утверждение о том, что молодежная аудитория привыкла относиться к видеоблогам исключительно как к источнику развлечений – то возникает вопрос, как она реагирует на появление в их контенте серьезных социальных тематик, лишенных явного развлекательного подтекста и нацеленных скорее на обсуждение болезненных общественных проблем? С одной стороны, выглядит практически очевидным, что молодежная аудитория видеоблогов проявляет определенный интерес к серьезным темам и, вероятнее всего, смотрит видео, в которых они поднимаются: высококонкурентная сфера видеоблогов просто не позволила бы сохранять популярность каналам, которые поднимают неинтересные для зрителя вопросы, поэтому относительная регулярность появления подобных материалов свидетельствует о том, что своего зрителя они находят. С другой стороны, остается не вполне понятно, вызывает ли просмотр соответствующих материалов какие-то реальные перемены в настроениях и установках молодежной аудитории: сам факт просмотра отнюдь не гарантирует сколько-нибудь значимых реакций. И в сложившейся ситуации создается обостренный запрос на новые исследования, на основании которых можно было бы аргументированно судить о том, как именно отражение острых социальных проблем в популярных видеоблогах способно влиять на настроения и установки молодежной аудитории.

Несмотря на явную новизну этой проблемы, определенные разработки в данной предметной области уже проводились: в 2020-2021 гг. появилось несколько примечательных работ, авторы которых стремились разобраться в специфике реакции молодежи на отражение серьезных проблем в видеоблогах. Наш опыт теоретико-методологической ревизии этих работ позволяет отметить существенное расхождение во взглядах разных исследователей. Ряд аналитиков полагают, что эффектная манера подачи информации в видеоблогах и высокая степень доверия молодежной аудитории к их авторам создают благоприятную почву для того, чтобы публикация в них контента, посвященного тем или иным социальным значимым проблемам, благоприятствовала реальным переменам в отношении молодых людей к этим проблемам [8, 34]. Другие исследователи более скептичны в этом отношении и утверждают, что характерная привычка молодежи относиться к видеоблогам в первую очередь как к источнику досуга и развлечения притупляет остроту ее реакции на отражение в таких видеоблогах информации об острых социальных проблемах, а потому просмотр соответствующего контента не приводит к серьезным изменениям в настроениях или установках молодежной аудитории [10, 28]. Однако обе эти точки зрения зачастую формулируются умозрительно и опираются в первую очередь на обобщение уже имеющегося исследовательского опыта, а не на анализ конкретных кейсов, позволяющих проследить частные эффекты реакции молодежной аудитории в реальных обстоятельствах. Несомненно, наличие у обеих этих точек зрения довольно прозрачной и логичной аргументации свидетельствует в пользу того, что каждая из них может оказаться верной. Но какая из них ближе к истине – можно будет судить только на основании эмпирической диагностики. Собственно, о результатах такой эмпирической диагностики мы расскажем в тексте статьи далее.

Ревизия актуальных научных работ по проблематике статьи привела нас к выводу, что социально-гуманитарная наука испытывает сложности с пониманием особенностей реакций молодежной аудитории на отражение социально значимых проблем в видеоблогах в первую очередь потому, что само появление такого контента в видеоблогах ощутимо контрастировало с тем представлением о молодежной аудитории, которое сформировалось за годы прежних исследований. Социально-гуманитарная наука привыкла рассматривать видеоблоги в первую очередь в качестве источника развлечения молодежной аудитории, поэтому исследователям оказалось сложно понять, как такая аудитория станет реагировать на появление серьезных сообщений об общественных проблемах, которые, вероятнее всего, расходятся с ее запросами. Отталкиваясь от этого промежуточного вывода, мы сформулировали исходную гипотезу собственного исследования и предположили, что обращение видеоблогов к социально значимым проблемам позволяет информировать молодежную аудиторию о существовании таких проблем и вызывать первичный интерес к ним, но не приводит само по себе к серьезным изменениям настроений или поведенческих моделей, которые с такими проблемами связаны. Формулируя эту гипотезу, мы предположили, что отношение молодежной аудитории к видеоблогам как к источнику развлечений могло усложниться и дополниться новыми деталями, но при этом в любом случае сохранилось: по крайней мере, видится крайне маловероятным, что выявлявшаяся годами тенденция могла резко исчезнуть. Поэтому мы предполагаем, что контент, посвященный социально значимым проблемам, вызывает у молодежной аудитории видеоблогов определенный интерес, но в силу сохранения у нее преимущественное развлекательного настроя просмотр такого контента не способен приводить к существенным изменениям в ее настроениях и моделях поведения.

Ниже мы расскажем о методологии и результатах эмпирического исследования, которое было выполнено нами для выявления и описания реальных эффектов реакции молодежной аудитории на актуализацию социально значимых проблематик в контенте популярных видеоблогов и проверки сформулированной выше гипотезы.

Методология исследования

Эмпирической базой нашего исследования стали данные социологического анкетирования, которое было выполнено нами на базе Уральского федерального университета в г. Екатеринбурге в начале 2020-го г. Фактической целью этого исследования явилась оперативная диагностика реакций представителей молодежи на конкретный материал, посвященный социально значимым проблемам и появившийся в популярном среди молодежи видеоблоге. В качестве примера такого материала был выбран фильм «ВИЧ в России», опубликованный на YouTube-канале «Вдудь» видеоблогера Юрия Дудя в феврале 2020-го г. Исследование было проведено в конце апреля 2020-го г., то есть примерно спустя два месяца с момента публикации фильма.

Поясним: акцент именно на этом фильме был сделан нами целенаправленно и объяснялся несколькими важными причинами. Во-первых, Юрий Дудь, согласно многочисленным исследованиям является одним из самых популярных видеоблогеров в русскоязычном сегменте Интернета и вызывает стабильный интерес массовой молодежной аудитории [6, 9]. Во-вторых, очевидная в своей социальной значимости тема ВИЧ нетипична для канала Юрия Дудя: основное содержание публикуемых им видео составляют интервью с известными актерами, музыкантами и политиками, к которым изредка добавляются документальные фильмы на политические и исторические темы. В-третьих, публикация фильма о ВИЧ на канале Юрия Дудя вызвала в свое время заметный резонанс в российском обществе: фильм неоднократно упоминался в СМИ, а непосредственно после его публикации количество поисковых запросов по теме ВИЧ в российских поисковых системах резко увеличилось [16]. Другими словами, этот кейс оказался крайне удобен и информативен для поиска ответов на те вопросы, которые подтолкнули нас к исследованию. Фактически этот кейс позволял проанализировать, какие именно реакции могут возникать у молодежной аудитории популярного видеоблога в ситуации, когда в нем поднимается проблематика, имеющая очевидную социальную значимость, но при этом выделяющаяся на фоне основного содержания распространяемых в нем видеороликов.

Реакции представителей молодежной аудитории на публикацию этого фильма изучались при помощи анкетного опроса среди представителей молодежи г. Екатеринбурга. Всего в ходе исследования были опрошены 214 представителей молодежи города в возрасте от 18 до 30 лет, отобранных на основании квотной выборки по полу, возрасту и району. Размеры квот были определены с опорой на официальную информацию о половозрастной структуре населения Екатеринбурга на 1 января 2020-го г.

Важно также пояснить процедурную деталь организации исследования. Столкнувшись со значительными организационными сложностями из-за введения карантинных мер и фактически лишившись возможности проведения анкетирования в традиционном, очном формате, мы были вынуждены провести опрос в удаленной форме, используя ресурсы платформы GoogleForms. В сложных организационных условиях такой неклассический подход к организации сбора данных стал фактически безальтернативным решением, позволявшим провести опрос даже в контексте пандемии. При этом в ходе исследования соблюдались такие же организационные требования, которые применялись бы и к опросу в более классическом формате: анкета в ходе сбора данных не тиражировалась стихийно, а адресно рассылалась респондентам, подходящим под требования выборки, а соблюдение размеров квот при отборе тщательно контролировалось. Поэтому качество собранных данных должно быть сопоставимо с тем, которое могло бы обеспечить проведение анкетирования в очном формате.

Задачей анкетирования было понимание основных реакций представителей молодежи на публикацию фильма «ВИЧ в России» на YouTube-канале «Вдудь». Поэтому основная направленность вопросов анкеты была связана именно с опытом просмотра этого фильма и реакцией на его содержание.

Результаты исследования

Результаты анализа данных, которые были собраны в ходе этого исследования, помогли сделать несколько примечательных наблюдений о том, как может реагировать общественное мнение молодежи на отражение социально значимых проблем в формате видеоблогов.

Прежде всего, анализ показал, что презентация важных социальных проблем в формате видеоблогов способно вызывать определенный интерес среди представителей молодежной аудитории, и многих из них может возникать осознанное желание посмотреть соответствующее видео. Результаты ответов опрошенных говорят о том, что публикация фильма «ВИЧ в России» на канале Юрия Дудя оказалась резонансным событием для представителей молодежи: подавляющее большинство из них (82%) слышали о выходе фильма, а почти три четверти (70%) не только знали о его выходе, но и посмотрели его лично. Но при этом следует обратить внимание на мотивацию тех респондентов, которые посмотрели фильм (См Рис. 1). Характерно, что обнаружилось только два мотива, которые были названы более чем половиной посмотревших: это привычка смотреть вообще каждое видео на канале Юрия Дудя и любопытство к фильму, которое возникало из-за широкого резонанса вокруг его обсуждения в Интернете. Надо отметить, что интерес собственно к теме титульной для фильма теме ВИЧ также присутствовал среди мотивов просмотра, но его значимость отошла на второй план: по крайней мере, доля респондентов, которые его называли, оказалась намного меньшей. Фактически можно сказать, что такие ответы опрошенных демонстрируют принципиальную возможность результативной трансляции информации о социально значимых проблемах через видеоблоги: по всей видимости, общий интерес к персоне видеоблогера и любопытство к резонансному контенту оказываются достаточно сильными факторами, формирующими интерес молодежной аудитории к соответствующему контенту.

Рисунок 1. Почему Вы посмотрели видео «ВИЧ в России»?

(поливариантный вопрос, % от числа посмотревших)

Более того, в ходе анализа выяснилось, что фильм «ВИЧ в России» не просто заинтересовал многих опрошенных, но и смог рассказать им нечто новое и значимое о поднятой проблематике. В ходе анализа данных выяснилось, что 62% из тех, кто посмотрел этот фильм, отметили: в ходе его просмотра они узнали о проблеме ВИЧ нечто такое, чего до этого не знали. Показательно, что почти половина опрошенных, посмотревших фильм (48%) признали: до его просмотра они даже не знали реальных симптомов этого заболевания и не имели реального представления о том, как складывается жизнь людей, имеющих соответствующий диагноз. А более трети из тех, кто его посмотрел (34%) отметили, что до его просмотра не имели даже поверхностного представления о том, как передается ВИЧ и какие меры безопасности следует соблюдать для минимизации риска заражения им. Обобщая эти частные показатели, можно отметить, что в каком-то смысле этот фильм позволил не только привлечь интерес молодежной аудитории к новой для нее проблеме ВИЧ, но и сообщить какой-то ее части нечто важное, связанное с этой проблемой. В контексте замысла нашей статьи этот результат имеет важное значение и фактически подтверждает: отражение социально значимых проблем в видеоблогах может восприниматься молодежной аудиторией не просто как любопытная информация, но и как источник новых знаний о чем-то. Иными словами, публикация контента о социально значимых проблемах в видеоблогах способна не только сообщить молодежной аудитории о том, что такие проблемы существуют, но и подробнее рассказать им о каких-то конкретных деталях, которые касаются этих проблем.

В контексте этого результата примечательно и еще одно обстоятельство, которое обнаружилось в ходе анализа данных. Оказалось, что многие из респондентов, посмотревших фильм Юрия Дудя, не просто узнали в ходе просмотра нечто новое про ВИЧ, но и позднее искали информацию об этом заболевании сами. Как видно на Рисунке 2, соответствующую информацию искали более половины из всех тех, кто посмотрел фильм. Разумеется, здесь надо принимать во внимание, что в большинстве случаев речь шла о поиске информации лишь в наиболее доступных и поверхностных источниках – Интернете и энциклопедиях. Распределение ответов на соответствующий вопрос показывает, что поиск дополнительной информации о ВИЧ чаще всего приводил опрошенных лишь к какой-то наиболее доступной и поверхностной информации, а не к серьезному пониманию вопроса. Однако само наличие у молодых людей желания поискать дополнительные сведения о ВИЧ после просмотра фильма представляется нам более показательным и важным, чем перечень тех источников, в которых искали соответствующую информацию. Наличие у многих опрошенных такого желания говорит о том, что они не просто посмотрели фильм в силу некого любопытства, но и заинтересовались поднятой в нем темой настолько, что захотели разобраться в вопросе глубже. Соотнося этот вывод с замыслом статьи, мы можем сказать, что фактически он демонстрирует: отражение социально значимых проблем в видеоблогах способно не только информировать молодежную аудиторию о существовании таких проблем и о каких-то деталях, которые с ними связаны, но и зарождать у какой-то части данной аудитории желание узнать об этих проблемах больше.

Рисунок 2. Искали ли Вы после просмотра дополнительную информацию про ВИЧ и если да – то в каких источниках? (поливариантный вопрос, % от числа посмотревших)

Однако, как мы и предполагали на этапе выдвижения исходной гипотезы, просмотр фильма Юрия Дудя, по всей видимости, лишь сформировал у многих молодых людей первичное любопытство и интерес к теме ВИЧ и при этом не оказал серьезного влияния на их оценочное отношение к проблеме и реальные поведенческие модели. Отчасти об этом говорит тот факт, что резонанс вокруг фильма Юрия Дудя оказался довольно кратким по времени. Наше исследование, как мы и говорили выше, проводилось спустя примерно два месяца после выхода этого фильма. И в ходе анализа выяснилось, что спустя даже такое непродолжительное время интерес как к фильму, так и к поднятым в нем вопросам существенно ослабел. Три четверти из тех опрошенных, кто посмотрел фильм, отмечают, что перестали обдумывать и обсуждать его содержание с друзьями в течение недели после того, как ознакомились с ним. Да и обнаруженный интерес ряда опрошенных к поиску дополнительной информации о ВИЧ оказался крайне непродолжительным. Абсолютное большинство из тех, кто смотрел фильм, признают, что искали дополнительную информацию о ВИЧ и его профилактике только в первые дни после просмотра и перестали делать это позже – так ответили 93% из тех, кто видел фильм. Такая кратковременность интереса к теме видится показательным явлением в контексте замысла нашей статьи: фактически она демонстрирует, что обозначение социально значимых проблем в видеоблогах способно побуждать у молодежной аудитории заметный, но неустойчивый и краткосрочный интерес к таким проблемам.

Впрочем, неустойчивость краткосрочность интереса к теме являются лишь косвенными признаками того, что отражение социально значимых проблем в видеоблогах не приводит к серьезным изменениям настроений или поведенческих моделей, которые с такими проблемами связаны. Более важным показателем в данном случае является отсутствие реальных различий в оценках и установках тех представителей молодежи, которые посмотрели фильм, и тех, которые его не видели. Собранные данные позволяют нам сравнить ответы смотревших и не смотревших фильм сразу по нескольким важным основаниям (См. Табл. 1). И сравнение их ответов показывает, что те, кто посмотрел фильм Юрия Дудя, придерживаются фактически тех же самых моделей поведения, что и те, кто его не смотрел. Им ровной в той же степени свойственно отсутствие массового интереса к этой теме (по крайней мере, на момент опроса). Да и соблюдение мер профилактики, помогающих защититься от заражения ВИЧ, не свойственно для обеих сравниваемых групп в равной степени: доля тех, кто их соблюдает, крайне невелика как среди тех, кто посмотрел фильм, так и среди тех, кто его не видел. Фактически данные распределения ответов показывают, что влияние просмотра фильма на поведенческие модели молодых людей, которые его посмотрели оказалось минимальным: даже если при просмотре фильма молодые люди узнали больше о реальных мерах профилактики этого заболевания, их реальная заинтересованность в соблюдении таких мер оказалась точно такой же, как у тех, кто фильм не смотрел. В рамках замысла нашей статьи этот промежуточный вывод имеет принципиальное значение, так как фактически подтверждает нашу гипотезу: получается, что отражение социально значимых проблем в контенте видеоблогов способно вызывать интерес молодежной аудитории к таким проблемам, но обладает довольно низким потенциалом влияния на их поведенческие модели, связанные с такими проблемамию

Таблица 1.

Сравнение настроений и поведенческих моделей тех, кто смотрел фильм «ВИЧ в России» и тех, кто его не смотрел

Пааметр

Те, кто посмотрел фильм Ю. Дудя

Те, кто не смотрел фильм Ю. Дудя

Да (%)

Нет (%)

Да (%)

Нет (%)

За последние годы Вы искали хотя бы раз информацию о том, как можно избежать заражения ВИЧ?

43,33

56,67

40,63

59,38

Вы обсуждаете хотя бы изредка тему ВИЧ во своими друзьями и знакомыми?

31,33

68,67

35,94

64,06

Вы предпринимаете какие-то меры для того, чтобы обезопасить себя от заражения ВИЧ?

18,00

82,00

20,31

79,69

Вам приходилось отказываться от каких-то привычек для того, чтобы обезопасить себя от заражения ВИЧ?

21,33

78,67

21,88

78,13

Думали ли Вы хотя бы раз о том, что можете быть заражены ВИЧ, но не знать об этом?

27,33

72,67

29,69

70,31

Думали ли Вы о том, чтобы сдать тест на ВИЧ?

43,33

56,67

40,63

59,38

В целом проведенный анализ данных позволил нам сделать вывод, что потенциально видеоблоги могут являться важной, но ограниченной по своим возможностям площадкой для трансляции молодежной аудитории информации о социально значимых проблемах. Проведенный нами анализ говорит о том, что видеоблоги позволяют транслировать широкой молодежной аудитории информацию о существовании серьезных проблем в обществе и даже рассказывать про них какие-то важные детали. Молодежная аудитория в целом открыта к восприятию такой информации в видеоблогах и воспринимает ее появление с любопытством – даже отсутствие базовой информированности о теме не мешает проявлять к ней интерес, если о ней рассказывает популярный видеоблогер. Более того, просмотр соответствующего видео потенциально может вызывать у молодых людей желание искать дополнительную информацию о поднятой теме и разбираться в ней детальнее. Но потенциал воздействия такой информации на настроения и модели поведения молодых людей, вероятнее всего, довольно ограничен: их интерес к теме проявляется лишь на протяжении краткого времени и не приводит к значимым изменениям в их настроениях и поведенческих моделях. Иначе говоря, гипотеза, которую мы формулировали перед началом анализа данных, находит подтверждение: отражение социально значимых проблем в видеоблогах позволяет информировать молодежную аудиторию о существовании таких проблем и вызывать у ее представителей первичный интерес к ним, но при этом не стимулирует значительных изменений в их настроениях и поведенческих моделях.

Заключение

Подведем краткий итог проделанной работы. Приступая к написанию данной статьи, мы стремились разобраться в том, какую реакцию вызывает отражение социально значимых проблем в видеоблогах у молодежной аудитории. Ревизия предшествующих исследований в профильной области показала, что существенные сложности с пониманием такой реакции возникли в современной социально-гуманитарной науке из-за того, что наметившаяся мода на отражение важных социальных проблем в видеоблогах контрастирует с укоренившимся представлением о них как о развлекательном молодежном жанре Интернет-коммуникации. Годы предшествующих исследований привели к тому, что в исследовательской практике укоренилось представление о том, что среднестатистический молодой человек смотрит видеоблоги в первую очередь ради развлечения и досуга, поэтому учащающееся обращение авторов таких блогов к проблемным темам, лишенным явного развлекательного подтекста, выглядело необычно и вызвало вопросы среди исследователей. Стремясь разобраться в противоречиях, которые возникли в этой предметной области, мы предположили, что учащающееся в последнее время отражение социально значимых проблем в формате видеоблогов происходит не случайно и все же востребовано со стороны молодежной аудитории, но обладает лишь ограниченным потенциалом воздействия на ее настроения и модели поведения.

Для проверки этого предположения мы обратились к анализу частного эмпирического кейса и решили проанализировать те реакции, которые проявились у молодежной аудитории после публикации видеофильма о социально значимой проблеме ВИЧ на YouTube-канале «Вдудь» в начале 2020-го г. Анализ данных этого исследования показал, что выдвинутое нами предположение о специфике реакций молодежной аудитории на отражение социально значимых проблем в видеоблогах оказалось в целом справедливым. Наш анализ показал, что обращение к теме ВИЧ на YouTube-канале «Вдудь» спровоцировало довольно массовый интерес со стороны молодежной аудитории: многие не только слышали о выходе соответствующего видео, но и посмотрели его, даже не имея сходного интереса к поднятой им теме. Более того, многим молодым людям просмотр этого фильма помог узнать новые факты о ВИЧ, а некоторых стимулировал к поиску дополнительной, более глубокой информации по теме. Однако всплеск интереса к теме в абсолютном большинстве случаев оказался лишь краткосрочным и прекратился буквально в течение нескольких дней после публикации фильма. К тому же анализ показал, что просмотр фильма практически никак не повлиял на настроения и модели поведения молодых людей: отношение к ВИЧ и его профилактики у тех, кто смотрел фильм, и тех, кто его не видел, оказалось практически идентичным. Иначе говоря, в целом в ходе анализа мы выяснили, что просмотр фильма «ВИЧ в России» на YouTube-канале «Вдудь» вызывал среди молодежной аудитории массовый и яркий, но при этом крайне короткий и ограниченный по своим последствиям всплеск интереса к теме ВИЧ.

Глобальное значение этого частного результата в том, что он показывает принципиальную возможность использования видеоблогов для преподнесения молодежной аудитории информации о социально значимых проблемах, но при этом формирует серьезные сомнения в том, что последствия от их применения в этом направлении могут быть долгосрочными и глобальными. Разумеется, в ходе своего исследования мы проанализировали лишь один локальный кейс, поэтому абсолютно уверенными в возможности экстраполяции результатов своего анализа на более широкий контекст мы не можем. Однако у нас нет и убедительных доказательств какой-то аномальной специфичности проанализированного кейса, поэтому мы вполне допускаем, что обнаруженные в ходе анализа результаты могут быть типическими и отражать общую специфику реакций молодежной аудитории на отражение социально значимых проблем в видеоблогах. И если это действительно так, то получается, что видеоблоги могут являться удобным инструментом информирования молодежной аудитории о социально значимых проблемах и формирования у нее первичного интереса к таким проблемам, но при этом не способны существенно менять ни ее отношения к таким проблемам, ни моделей ее поведения. Впрочем, этот вывод, вероятно, должен быть проверен в ходе последующих исследований. И мы приглашаем коллег к совместной работе в этом направлении.

Библиография
1.
Абросимова Е. Е. Видеоблогосфера: построение онтологии предметной области // Научный журнал «Дискурс» – 2017. – № 8(10). – С. 66–75.
2.
Адамьянц Т. З. Смысловые барьеры в процессах социальной адаптации современной молодёжи // Социологическая наука и социальная практика. – 2020. – № 2(30). – С. 54–68. DOI: 10.19181/snsp.2020.8.2.7303.
3.
Бареев М. Ю. Качурина И. О. YouTube как фактор формирования протестного потенциала молодежи // Регионология. – 2019. – № 3(108). – С. 572-587. DOI:10.15507/2413-1407.107.027.201903.572-587.
4.
Волков Д. А. Отличия молодых россиян от представителей старших поколений: результаты социологического мониторинга // Вестник общественного мнения. – 2020. – № 1-2(130). С. 122–130.
5.
Градюшко А. А. Платформа YouTube как площадка для масс-медиа: оценка эффективности // Труды БГТУ. Серия 4: Принт-И Медиатехнологии. – 2019. – № 2 (225). – С. 63–69.
6.
Ефанов А. А. "Хайпы" в современном поле медиа // Знак: проблемное поле медиаобразования. – 2018. – № 1(27). – С. 63–69.
7.
Зеленина Е. В., Порецкая Т. Ю. Медиакультура молодежных интернет-сообществ // Вестник Волжского университета имени В.Н. Татищева. – 2018. – Т. 2. № 2. – С. 204–211.
8.
Зиновьева Е. В., Кузнецова Е. А. Отношение молодых людей к гендерным установкам, транслируемым лидерами мнений в русскоязычном сегменте социальной сети YouTube // Вестник Санкт-Петербургского университета. Психология. – 2020. – Т. 10. № 2. – С. 142–157. DOI: 10.21638/spbu16.2020.203.
9.
Зубанова Л. Б., Зыховская Н. Л. Сетевые проекты: потенциал воздействия на аудиторию (на примере проекта "Вдудь") // Знак: проблемное поле медиаобразования. – 2018. – № 4(30). – С. 119–127.
10.
Козырьков В. П., Ушанкова Я. В., Шалюьина Н. В. Особенности формирования доверия учащейся молодёжи к информации в медиасетях // Социологическая наука и социальная практика. – 2021. – № 2(34). – С. 131–146. DOI: 10.19181/snsp.2021.9.2.8104.
11.
Кушков Е. А. YouTube: перспективный инструмент видео-маркетинга для бизнеса // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2019. – № 4. – С. 72–79.
12.
Малышев В. К. Оценка эффективности способов продвижения YouTube-канала "Редакция" с помощью средств массовой коммуникации // Символ науки: международный научный журнал. – 2021. – № 4. – С. 179–183.
13.
Морозова А. А. Видеоблоги для молодежной аудитории: социологический портрет зрителя // Челябинский гуманитарий. – 2018. – № 4(45). – С. 20–26.
14.
Новикова К. С. Жанровая специфика современных киновлогов на видеохостинге YouTube // Медиаисследования. – 2020. – № 7. – С. – 211–217.
15.
Подосокорский Н. Н. "Лицо с экрана". в чем секрет популярности ток-шоу "Вдудь"? // Наука телевидения. – 2018. – Т.14. № 3. – С. 151–166.
16.
Подосокорский Н. Н. Эволюция Юрия Дудя: от популярного видеоблогера до общественного деятеля // Наука телевидения. – 2020. – Т. 16. № 4. – С. 65–82.
17.
Руденкин Д. В. Подоплека интереса российской молодежи к политическим видеоблогам: обзор основных гипотез // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. – 2020. – № 11-2 (50). – С. 6–12. DOI: 10.24411/2500-1000-2020-11372.
18.
Сайганова Е. В., Лепнева А. М., Жолудева А. А. Видеоблогинг как новое пространство для самореализации молодых людей // Актуальные проблемы гуманитарных и социально-экономических наук. – 2020. – № 3(74). – С. 95–97.
19.
Селютин А. А. Жанровая специфика игровых видеоблогов // Знак: проблемное поле медиаобразования. – 2018. – № 3(29). – С. 139–144.
20.
Соколов А. В., Курбанова А. А. Массовые движения в современной России (на примере движения в поддержку А. А. Навального) // Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология. – 2019. – № 52. – С. 231-245. DOI: 10.17223/1998863Х/52/21.
21.
Темнова Л. В., Лапшина А. К. Динамика видеопредпочтений российской молодежи (на примере видеохостинга YouTube) // Вестник российского университета дружбы народов. Серия: социология. – 2021. – Т. 21. № 1. – С. 110– 123. DOI: 10.22363/2313-2272-2021-21-1-110-123.
22.
Шестерина А. М. Архетипические сюжеты в структуре видеоблогов // Культура в фокусе научных парадигм. – 2018. – № 7. – С. 148–152.
23.
Яблоновская Н. В., Езык А. В., Мустафаева Н. Д. Жанр интервью на платформе русскоязычного сегмента YouTube: трансформации и медиатехнологии // Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского. Филологические науки. –2020. – Т. 6. № 4. – С. 225–238.
24.
Bowyer B. T., Kahne J. E., Middaugh E. Youth comprehension of political messages in YouTube videos // New Media and Society. – 2017. – № 19(4). – pp. 522–541. DOI:10.1177/1461444815611593.
25.
Caron C., Raby R., Mitchell C., Théwissen-LeBlanc S., Prioletta J. From concept to data: sleuthing social change-oriented youth voices on YouTube // Journal of Youth Studies. – 2017. – № 20(1). – pp. 47–62. DOI: 10.1080/13676261.2016.1184242.
26.
Cha M., Pérez J. A. N., Haddadi H. The spread of media content through blogs // Social Network Analysis and Mining. – 2012. – № 2(3). – pp. 249–264. DOI:10.1007/s13278-011-0040-x.
27.
Dehghani M., Niaki M. K., Ramezani I., Sali R. Evaluating the influence of YouTube advertising for attraction of young customers // Computers in Human Behavior. – 2016. – № 59. – pp. 165–172. DOI:10.1016/j.chb.2016.01.037.
28.
Djafarova E., Matson N. Credibility of digital influencers on YouTube and Instagram // International Journal of Internet Marketing and Advertising. – 2021. – № 15(2). – pp. 131–148. DOI:10.1504/IJIMA.2021.114338.
29.
Duran-Becerra B., Hillyer G. C., Cosgrove A., Basch C. H. Climate change on YouTube: A potential platform for youth learning // Health Promotion Perspectives. – 2020. – № 10(3). – pp. 282–286. DOI: 10.34172/hpp.2020.42.
30.
Eek-Karlsson L. Between Responsibility and Positioning: A Study About Young People’s Interactions in Social Media // Young. – 2018. – № 1(27). – pp. 1–17. DOI:10.1177/1103308818761413.
31.
Ezzat H. Social media influencers and the online identity of Egyptian youth // Catalan Journal of Communication & Cultural Studies. – 2020. – Vol. 12. № 1. – pp.119–133. DOI:10.1386/cjcs_00017_1.
32.
Folkvord F., Bevelander K. E., Rozendaal E. Children's bonding with popular YouTube vloggers and their attitudes toward brand and product endorsements in vlogs: an explorative study // Young Consumers. – 2019. – № 2(20). – pp. 77–90. DOI:10.1108/YC-12-2018-0896.
33.
Guerrera-Sapone M. Youtube and Japan’s new political underground: The rise and decline of the party to protect the people from NHK // Asia-Pasific Journal: Japan Focus. – 2021. – №19(2). – pp. 1–22.
34.
Kopecký K., Hinojo-Lucena F.-J., Szotkowski R., Gómez-García G. Behaviour of young Czechs on the digital network with a special focus on YouTube. An analytical study // Children and Youth Services Review. – 2020. – № 116(10). – pp.105–191. DOI:10.1016/j.childyouth.2020.105191.
35.
Madathil K. Ch., Rivera-Rodriguez A. J., Greenstein J. S. Healthcare information on YouTube: A systematic review // Health Informatics Journal. – 2015. – № 3(21). – pp. 173–194. DOI: 10.1177/1460458213512220.
36.
Pereira S., Moura P., Fillol J. The youtubers phenomenon: what makes YouTube be stars so popular for young people? // Fonseca-Journal of Communication. – 2018. – №17. – pp. 107–123. DOI: 10.14201/fjc201817107123
37.
Triliva S., Varvantakis C., Dafermos M. YouTube, young people, and the socioeconomic crises in Greece // Information Communication and Society. – 2015. – № 18(4). – pp. 407-423. DOI:10.1080/1369118X.2014.953564.
References (transliterated)
1.
Abrosimova E. E. Videoblogosfera: postroenie ontologii predmetnoi oblasti // Nauchnyi zhurnal «Diskurs» – 2017. – № 8(10). – S. 66–75.
2.
Adam'yants T. Z. Smyslovye bar'ery v protsessakh sotsial'noi adaptatsii sovremennoi molodezhi // Sotsiologicheskaya nauka i sotsial'naya praktika. – 2020. – № 2(30). – S. 54–68. DOI: 10.19181/snsp.2020.8.2.7303.
3.
Bareev M. Yu. Kachurina I. O. YouTube kak faktor formirovaniya protestnogo potentsiala molodezhi // Regionologiya. – 2019. – № 3(108). – S. 572-587. DOI:10.15507/2413-1407.107.027.201903.572-587.
4.
Volkov D. A. Otlichiya molodykh rossiyan ot predstavitelei starshikh pokolenii: rezul'taty sotsiologicheskogo monitoringa // Vestnik obshchestvennogo mneniya. – 2020. – № 1-2(130). S. 122–130.
5.
Gradyushko A. A. Platforma YouTube kak ploshchadka dlya mass-media: otsenka effektivnosti // Trudy BGTU. Seriya 4: Print-I Mediatekhnologii. – 2019. – № 2 (225). – S. 63–69.
6.
Efanov A. A. "Khaipy" v sovremennom pole media // Znak: problemnoe pole mediaobrazovaniya. – 2018. – № 1(27). – S. 63–69.
7.
Zelenina E. V., Poretskaya T. Yu. Mediakul'tura molodezhnykh internet-soobshchestv // Vestnik Volzhskogo universiteta imeni V.N. Tatishcheva. – 2018. – T. 2. № 2. – S. 204–211.
8.
Zinov'eva E. V., Kuznetsova E. A. Otnoshenie molodykh lyudei k gendernym ustanovkam, transliruemym liderami mnenii v russkoyazychnom segmente sotsial'noi seti YouTube // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Psikhologiya. – 2020. – T. 10. № 2. – S. 142–157. DOI: 10.21638/spbu16.2020.203.
9.
Zubanova L. B., Zykhovskaya N. L. Setevye proekty: potentsial vozdeistviya na auditoriyu (na primere proekta "Vdud'") // Znak: problemnoe pole mediaobrazovaniya. – 2018. – № 4(30). – S. 119–127.
10.
Kozyr'kov V. P., Ushankova Ya. V., Shalyu'ina N. V. Osobennosti formirovaniya doveriya uchashcheisya molodezhi k informatsii v mediasetyakh // Sotsiologicheskaya nauka i sotsial'naya praktika. – 2021. – № 2(34). – S. 131–146. DOI: 10.19181/snsp.2021.9.2.8104.
11.
Kushkov E. A. YouTube: perspektivnyi instrument video-marketinga dlya biznesa // Vestnik Altaiskoi akademii ekonomiki i prava. – 2019. – № 4. – S. 72–79.
12.
Malyshev V. K. Otsenka effektivnosti sposobov prodvizheniya YouTube-kanala "Redaktsiya" s pomoshch'yu sredstv massovoi kommunikatsii // Simvol nauki: mezhdunarodnyi nauchnyi zhurnal. – 2021. – № 4. – S. 179–183.
13.
Morozova A. A. Videoblogi dlya molodezhnoi auditorii: sotsiologicheskii portret zritelya // Chelyabinskii gumanitarii. – 2018. – № 4(45). – S. 20–26.
14.
Novikova K. S. Zhanrovaya spetsifika sovremennykh kinovlogov na videokhostinge YouTube // Mediaissledovaniya. – 2020. – № 7. – S. – 211–217.
15.
Podosokorskii N. N. "Litso s ekrana". v chem sekret populyarnosti tok-shou "Vdud'"? // Nauka televideniya. – 2018. – T.14. № 3. – S. 151–166.
16.
Podosokorskii N. N. Evolyutsiya Yuriya Dudya: ot populyarnogo videoblogera do obshchestvennogo deyatelya // Nauka televideniya. – 2020. – T. 16. № 4. – S. 65–82.
17.
Rudenkin D. V. Podopleka interesa rossiiskoi molodezhi k politicheskim videoblogam: obzor osnovnykh gipotez // Mezhdunarodnyi zhurnal gumanitarnykh i estestvennykh nauk. – 2020. – № 11-2 (50). – S. 6–12. DOI: 10.24411/2500-1000-2020-11372.
18.
Saiganova E. V., Lepneva A. M., Zholudeva A. A. Videobloging kak novoe prostranstvo dlya samorealizatsii molodykh lyudei // Aktual'nye problemy gumanitarnykh i sotsial'no-ekonomicheskikh nauk. – 2020. – № 3(74). – S. 95–97.
19.
Selyutin A. A. Zhanrovaya spetsifika igrovykh videoblogov // Znak: problemnoe pole mediaobrazovaniya. – 2018. – № 3(29). – S. 139–144.
20.
Sokolov A. V., Kurbanova A. A. Massovye dvizheniya v sovremennoi Rossii (na primere dvizheniya v podderzhku A. A. Naval'nogo) // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Filosofiya. Sotsiologiya. Politologiya. – 2019. – № 52. – S. 231-245. DOI: 10.17223/1998863Kh/52/21.
21.
Temnova L. V., Lapshina A. K. Dinamika videopredpochtenii rossiiskoi molodezhi (na primere videokhostinga YouTube) // Vestnik rossiiskogo universiteta druzhby narodov. Seriya: sotsiologiya. – 2021. – T. 21. № 1. – S. 110– 123. DOI: 10.22363/2313-2272-2021-21-1-110-123.
22.
Shesterina A. M. Arkhetipicheskie syuzhety v strukture videoblogov // Kul'tura v fokuse nauchnykh paradigm. – 2018. – № 7. – S. 148–152.
23.
Yablonovskaya N. V., Ezyk A. V., Mustafaeva N. D. Zhanr interv'yu na platforme russkoyazychnogo segmenta YouTube: transformatsii i mediatekhnologii // Uchenye zapiski Krymskogo federal'nogo universiteta imeni V.I. Vernadskogo. Filologicheskie nauki. –2020. – T. 6. № 4. – S. 225–238.
24.
Bowyer B. T., Kahne J. E., Middaugh E. Youth comprehension of political messages in YouTube videos // New Media and Society. – 2017. – № 19(4). – pp. 522–541. DOI:10.1177/1461444815611593.
25.
Caron C., Raby R., Mitchell C., Théwissen-LeBlanc S., Prioletta J. From concept to data: sleuthing social change-oriented youth voices on YouTube // Journal of Youth Studies. – 2017. – № 20(1). – pp. 47–62. DOI: 10.1080/13676261.2016.1184242.
26.
Cha M., Pérez J. A. N., Haddadi H. The spread of media content through blogs // Social Network Analysis and Mining. – 2012. – № 2(3). – pp. 249–264. DOI:10.1007/s13278-011-0040-x.
27.
Dehghani M., Niaki M. K., Ramezani I., Sali R. Evaluating the influence of YouTube advertising for attraction of young customers // Computers in Human Behavior. – 2016. – № 59. – pp. 165–172. DOI:10.1016/j.chb.2016.01.037.
28.
Djafarova E., Matson N. Credibility of digital influencers on YouTube and Instagram // International Journal of Internet Marketing and Advertising. – 2021. – № 15(2). – pp. 131–148. DOI:10.1504/IJIMA.2021.114338.
29.
Duran-Becerra B., Hillyer G. C., Cosgrove A., Basch C. H. Climate change on YouTube: A potential platform for youth learning // Health Promotion Perspectives. – 2020. – № 10(3). – pp. 282–286. DOI: 10.34172/hpp.2020.42.
30.
Eek-Karlsson L. Between Responsibility and Positioning: A Study About Young People’s Interactions in Social Media // Young. – 2018. – № 1(27). – pp. 1–17. DOI:10.1177/1103308818761413.
31.
Ezzat H. Social media influencers and the online identity of Egyptian youth // Catalan Journal of Communication & Cultural Studies. – 2020. – Vol. 12. № 1. – pp.119–133. DOI:10.1386/cjcs_00017_1.
32.
Folkvord F., Bevelander K. E., Rozendaal E. Children's bonding with popular YouTube vloggers and their attitudes toward brand and product endorsements in vlogs: an explorative study // Young Consumers. – 2019. – № 2(20). – pp. 77–90. DOI:10.1108/YC-12-2018-0896.
33.
Guerrera-Sapone M. Youtube and Japan’s new political underground: The rise and decline of the party to protect the people from NHK // Asia-Pasific Journal: Japan Focus. – 2021. – №19(2). – pp. 1–22.
34.
Kopecký K., Hinojo-Lucena F.-J., Szotkowski R., Gómez-García G. Behaviour of young Czechs on the digital network with a special focus on YouTube. An analytical study // Children and Youth Services Review. – 2020. – № 116(10). – pp.105–191. DOI:10.1016/j.childyouth.2020.105191.
35.
Madathil K. Ch., Rivera-Rodriguez A. J., Greenstein J. S. Healthcare information on YouTube: A systematic review // Health Informatics Journal. – 2015. – № 3(21). – pp. 173–194. DOI: 10.1177/1460458213512220.
36.
Pereira S., Moura P., Fillol J. The youtubers phenomenon: what makes YouTube be stars so popular for young people? // Fonseca-Journal of Communication. – 2018. – №17. – pp. 107–123. DOI: 10.14201/fjc201817107123
37.
Triliva S., Varvantakis C., Dafermos M. YouTube, young people, and the socioeconomic crises in Greece // Information Communication and Society. – 2015. – № 18(4). – pp. 407-423. DOI:10.1080/1369118X.2014.953564.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная к рецензированию статья «Специфика реакции молодежной аудитории на отражение социальных проблем в видеоблогах: кейс видео «ВИЧ в России» на YouTube-канале «Вдудь»» посвящена чрезвычайно актуальным темам развития современного общества, в частности: особенностям реакции молодежной аудитории на актуализацию социально значимых проблематик в контенте популярных видеоблогов.
Новизна представленного исследования заключается в поиске ответов на новые вызовы исследовательской практики: Насколько интересен серьезный контент молодежной аудитории видеоблогов? Позволяет ли его публикация информировать молодежную аудиторию о важных и непривычных для нее социальных проблемах? Вызывает ли его просмотр какие-то изменения в настроениях или поведенческих установках молодых людей?
Методология исследования представляет собой анализ конкретного эмпирического кейса, а именно - анализ эффектов в молодежной аудитории после просмотра видео «ВИЧ в России» на YouTube-канале российского видеоблогера Юрия Дудя. Экстраполяция полученных результатов анализа частного, но информативного и показательного кейса, на реакции молодежной аудитории на отражение социальных проблем в видеоблогах в целом.
Эмпирической базой исследования стали данные социологического анкетирования, которое было выполнено на базе Уральского федерального университета в г. Екатеринбурге в начале 2020-го г.
Нас как рецензентов особо порадовало грамотно описанная методология исследования.
В статье авторы подробно анализируют такое современное явление как интернет-коммуникации и в частности - видеоблоги. А также динамику их трансформации на протяжении последних лет.
Мы солидарны с выводами о том, что, что все чаще видеоблоги становятся площадкой для высказывания авторов, заинтересованных в обсуждении со своей аудиторией не развлекательных, а именно серьезных социально значимых повесток: коррупции, домашнего насилия, криминала, экологии и целого ряда иных сложных вопросов. … «фактически видеоблоги стали постепенно превращаться в своеобразную площадку для масс-медиа, открывая возможности для проблемного разговора о целом ряде важных вопросов».
Результаты проведенного исследования хорошо структурированы, представлены в графическом формате, что значительно упрощает восприятие информации.
Язык изложения соответствует научным статьям.
Библиографический список содержит 37 источников, в том числе зарубежных, что позволяет раскрыть должным образом тему исследования.
Интересны выводы, представленные авторами в заключении.
В частности, авторы указывают на тот факт, что существует принципиальная возможность использования видеоблогов для преподнесения молодежной аудитории информации о социально значимых проблемах.
Авторы допускают, что обнаруженные в ходе анализа результаты могут быть типическими и отражать общую специфику реакций молодежной аудитории на отражение социально значимых проблем в видеоблогах. И если это действительно так, то получается, что видеоблоги могут являться удобным инструментом информирования молодежной аудитории о социально значимых проблемах и формирования у нее первичного интереса к таким проблемам, но при этом не способны существенно менять ни ее отношения к таким проблемам, ни моделей ее поведения.
Учитывая вышеизложенное, рекомендуем статью к публикации.