Читать статью 'Инновационная экономика: барьер или импульс для развития погранично-опасных состояний мезообразований' в журнале Национальная безопасность / nota bene на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1632,   статей на доработке: 226 отклонено статей: 300 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Национальная безопасность / nota bene
Правильная ссылка на статью:

Инновационная экономика: барьер или импульс для развития погранично-опасных состояний мезообразований

Самойлова Людмила Константиновна

кандидат экономических наук

доцент, кафедра Административного и финансового права, Санкт-Петербургский институт (филиал) Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)»

199178, Россия, Санкт-Петербург область, г. Санкт-Петербург, ул. В.о., 10-Я линия, 19, оф. А

Samoilova Liudmila Konstantinovna

PhD in Economics

Docent, the department of Administrative and Financial Law, Saint Petersburg Institute (Branch) of All-Russian State University of Justice

199178, Russia, Sankt-Peterburg oblast', g. Saint Petersburg, ul. V.o., 10-Ya liniya, 19, of. A

samoylovalk@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0668.2021.5.36392

Дата направления статьи в редакцию:

03-09-2021


Дата публикации:

11-11-2021


Аннотация: В статье посредством анализа положений экономической науки раскрыта необходимость замены сырьевой модели экономики на инновационную, объясняемая усиливающейся ограниченностью экономических ресурсов при нарастающем объеме потребностей акторов в экономических благах. Однако в большинстве научных разработок акцентировано внимание исключительно на позитивных последствиях внедрения инноваций, а не на негативных, вызванных неготовностью экономических субъектов к инновационным преобразованиям, выраженной в недостаточности ресурсного обеспечения, слабой вовлеченности властных структур мезоуровня в процесс симулирования инновационных инициатив, низкой заинтересованности конечного потребителя в инновационном товаре. В этой связи целью статьи явилось обоснование целесообразности использования при смене экономического курса в мезообразованиях индивидуального подхода к ним, учитывающего внутритерриториальные особенности и выступающего барьером для зарождения погранично-опасных состояний. Исследование реализовано при помощи как общих методов научного познания – анализ, синтез, индукция и дедукция, позволивших установить влияние инновационных сдвигов на региональную экономическую безопасность, так и частных – SWOT-анализ, относительные статистические величины, индексы, ранжирование, группировка, использованных для выявления инновационных перспектив территорий. В ходе представленного исследования проведена оценка готовности экономики регионов к инновационным изменениям, подтверждающая высокую степень дифференциации мезообразований по ряду критериев, отражающих состояние локальной инновационной среды. На основе произведенных расчетов и последующего анализа показателей ресурсной обеспеченности территорий вынесено суждение о недопустимости применения «типовой» перестройки вектора их социально-экономического развития.


Ключевые слова: регионы, экономика инноваций, инновации, инновационные преобразования, погранично-опасные состояния, механизм адаптации, экономические ресурсы, ресурсная обеспеченность, индикаторы, оценка

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-010-00387.

Abstract: The analysis of the provisions of economic science reveals the need for replacing the resource-based economy for innovative, which is explained by the growing scarcity of economic resources in the context of increasing demands of the actors for economic goods. However, most scientific elaborations focus solely on the positive consequences of implementation of innovations, rather than negative caused by the unwillingness of economic entities to innovative changes due to shortage of resources, scant involvement of the government agencies of meso-level in the process of simulating innovative initiatives, low interest of the end consumer in the innovative product. The goal of this article lies in substantiation of feasibility of using individual approach towards meso-formations in the context of switching the economic course, which would take into account the internal territorial peculiarities and impede the emergence of borderline-dangerous conditions. Assessment is conducted on the readiness of regional economies for innovative changes, which confirming high differentiation of meso-formations by a number of criteria that reflect the state of the local innovative environment. Based on the calculations and subsequent analysis carried out on the resource capacity of the territories, the author concluded on infeasibility of application of the “typical” rearrangement of the vector of their socioeconomic development.



Keywords:

economic resources, adaptation mechanism, border-dangerous states, innovative transformations, innovations, economy of innovations, regions, resource provision, indicators, assessment

Национальная экономика постоянно подвержена изменениям, поскольку динамичны не только отношения на микроуровне в результате регулярной корректировки пропорций производства и потребления благ, отражающейся на поведении макросубъектов через усиление (ослабление) вмешательства в рыночный механизм, но и международное взаимодействие в силу приоритетности отстаивания собственных интересов, меняющихся под влиянием таких объективных явлений, как научно-технический прогресс, глобализация, противоречивость целей членов мирового сообщества. Ее развитие базируется на подборе приемлемой модели функционирования совокупности сфер жизнедеятельности государства, выбор которой предопределяется разнообразием внутренних и внешних факторов, а прямая его направленность на поиск баланса между публичными и частными нуждами является фундаментом социально-экономической безопасности. Поскольку с течением времени происходит смена ключевых ориентиров в национальном хозяйстве, так как и производители, и потребители существуют в условиях недостаточности экономических ресурсов при параллельной безграничности потребностей, несмотря на явное несоответствие возможностей и желаний, структурные единицы экономики государства призваны обеспечить удовлетворение основных личных и общественных нужд, то особое значение приобретает выстраивание предпочтительной модели экономики. Устранение диспропорции между располагаемым объемом экономических ресурсов и нарастающим количеством потребностей сопряжено с использованием инновационных технологий, направленных на оптимизацию процесса создания благ путем экономии факторов производства.

Экономика инноваций активно реализуется в ряде государств, объединяя в себе не только подход к трансформации знаний, технологий в благо, опирающийся на внедрение средств и способов сохранения ресурсного потенциала, но и перестройку трудовых отношений, в которых значимое место при подборе сотрудников занимает их интеллектуальная инициативность, проявляющаяся через генерирование идей по изменению технологических, организационных, управленческих подходов к проектированию новых продуктов, их качественных характеристик, координации фаз воспроизводственного цикла.

Несмотря на существование различных видов инноваций: продуктовые, процессные, маркетинговые, организационные, все они, как правило, направлены на корректировку стадий воспроизводственного процесса, обеспечивая, во-первых, снижение ресурсоемкости производства [22, с. 107], во-вторых, удовлетворение производственных и непроизводственных потребностей. При этом следует отметить очевидную циклическую связь: с одной стороны, достаточность ресурсного потенциала немаловажна для успешной инновационной деятельности, с другой – инновации выступают средством экономии труда, капитала, земли. Однако сокращение разрыва между ограниченным запасом экономических ресурсов и растущим объемом экономических потребностей, опираясь на нововведения, – только фрагмент в «мозаике» преобразований. К тому же перевод национальной экономики на «инновационные рельсы» как самоцель может стать источником развития деструктивных ее состояний – условно безопасного, псевдобезопасного, опасного, когда диспаритет интересов и приоритетов макро- и микросубъектов ведет к зарождению угроз, поражающих на начальном этапе отдельных экономических агентов, неподготовленных к подобным новшествам, на последующем – при отсутствии восстановительно-адаптационных мер – в целом их совокупность. Таким образом, изменение экономического курса распространяется на все множество акторов, а последствия для них могут быть и положительными, и отрицательными. К примеру, насаждение новой модели экономики без надлежащего базиса, выраженного, с одной стороны, в соответствии внутреннего потенциала различных групп экономических субъектов намеченному вектору развития, с другой – их заинтересованности в переменах, ведет к зарождению упомянутых ранее видов погранично-опасных состояний. Их появление связано с пренебрежением нуждами отдельных участников экономических отношений при реогранизации. Причем условная безопасность выражается «в постоянной перемежаемости позитивной и негативной динамики для всего множества экономических агентов, что изначально указывает на невозможность выстраивания положительного тренда в долгосрочном периоде, в дальнейшем – ведет к экономической деградации, поскольку подобные “качели” препятствуют планированию деятельности, формированию адекватной тактики и стратегии развития» [15, с. 162]. А псевдобезопасность провоцирует «ложное ощущение безопасности, сопровождающееся стандартным ходом процессов жизнедеятельности только у части экономических агентов при параллельном атипичном функционировании остальных» [16, с. 37].

Вместе с тем анализ результатов различных исследований в области инноватизации экономики указывает на наличие прямой взаимосвязи между уровнем инновационной активности производителей и конкурентоспособностью их продукции на внутреннем и внешнем рынках: в данном случае названный процесс рассматривается исключительно в позитивном ключе [13, с. 104; 14, с. 79; 5, с. 1319; 1, с. 49]. А инновации воспринимаются как благоприятный фактор [19, с. 52; 17, с. 62], создающий возможности для качественно-количественного экономического роста и экономического развития государства, предприятий и занятых в их деятельности индивидов через полноценное удовлетворение частных и публичных нужд, формирование комфортной среды для жизнедеятельности. Такой подход можно назвать односторонним, поскольку стремительные преобразования могут служить толчком к разрушению налаженных экономических отношений, а вследствие распространения цепной реакции пострадают в той или иной мере все их участники [8, с. 69].

При внедрении инноваций необходимо оценивать вероятность возникновения угроз для социально-экономической сферы [2, c. 3; 12, с. 277; 4, c. 507; 18, с. 1303; 6, с. 243]. Ввиду этого SWOT-анализ последствий перехода к указанной модели позволит сформировать объективное суждение о воздействии процесса инноватизации на экономические субъекты (рисунок 1).

Экономические ожидания макро- и микросубъектов от инновационной экономики

Из рисунка 1 видно, что инновации – это не только базис экономического развития общественно-территориальных образований, хозяйствующих субъектов, домохозяйств, но и предпосылка дестабилизации устоявшихся условий течения фаз воспроизводственного цикла. В этой связи стоит упомянуть важность поэтапности и планомерности подобных реформ, так как несовпадение стартового потенциала национальной экономики в целом или ее структурных единиц в частности [10, с. 29] и требований внедряемого инновационного менеджмента может вызвать отрицательные результаты, а именно: прямые финансовые потери от вложений в технологии при их неадаптивности и последующей невостребованности, невозможность подобрать необходимые ресурсы, отсутствие соответствующей квалификации у исполнителей, рост безработицы в результате механизации и автоматизации производства, неготовность системы образования и рынка труда обеспечить занятость высвободившейся рабочей силы. Особенно важна подобная позиция для государств, административно-территориальные единицы которых существенно различаются по уровню социально-экономического развития [3, с. 1294]. Наглядным примером служит Российская Федерация: в ее состав входят экономически и самодостаточные, и отсталые регионы, в отдельных случаях глубина разброса гипертрофирована. Поэтому следует говорить не просто о «безоговорочном» переходе к экономике инноваций, а о возможности адаптировать территориально-хозяйственный комплекс к нововведениям (рисунок 2).

Итак, разработка адаптационных процедур к инновационным преобразованиям основана в первую очередь на оценке ресурсного потенциала [21, с. 81]. Стоит отметить, что построение модели инновационной экономики, как и сырьевой, базируется на использовании ряда ресурсов, но в качественно скорректированном их восприятии: труд через новые знания, новаторское мышление, формируемые в процессе непрерывного обучения работников, повышения их компетентности и квалификации [8, с. 132]; капитал через материально-техническую базу, подвергаемую постоянному технико-технологическому обновлению с учетом производственных потребностей; технологии через совокупность развиваемых способов повышения эффективности финансово-хозяйственной деятельности.

Структурные элементы механизма адаптации региона к условиям инновационной экономики

Ввиду этого упор следует сделать на обеспеченности экономическими ресурсами – капитал, труд, земля, технологии, и соответствии их характеристик потребностям конкретной схемы модификации региональной экономики. Но, несмотря на то, что каждый из перечисленных видов ресурсов является фундаментом для качественной перестройки территориально-хозяйственного комплекса, направленной на рационализацию, результативность функционирования его структурных элементов, стоит учитывать их количество и состав, поскольку чрезмерное наличие или, наоборот, отсутствие требуемых активов в сочетании с невозможностью привлечь извне в большинстве случаев может стать препятствием для трансформации [7, с. 93] как отдельных отраслей, так и в целом разнообразия сфер жизнедеятельности региона ввиду сложившихся прямых и опосредованных взаимосвязей, взаимозависимостей между объектами реального сектора экономики (рисунок 3).

Так, например, излишки полезных ископаемых при незатрудненной разработке месторождений способствуют выбору сырьевой ориентации экономики, обусловленному нежеланием усложнять воспроизводственный процесс за счет необходимости проектирования конкурентного конечного продукта, введения в стадию изготовления наукоемких технологий, требующих инвестиционных вложений, заимствований, поиска рынков сбыта. В свою очередь их незначительный объем ведет к использованию ресурсосберегающих механизмов для удовлетворения локальных нужд, направленных на снижение зависимости от внешних поставок и со временем ведущих к росту масштабов производства, позволяющих выйти с избытком товаров за внутрирегиональные пределы. Однако при параллельной полной или частичной нехватке иных ресурсов – трудовых, финансовых, материальных – позитивные инновационные изменения сложно реализуемы, так как требуют наличия квалифицированных специалистов, оплата труда которых высока, и соответствующей материально-технической базы, ее модернизация сопряжена с дополнительными вливаниями денежных средств.

Влияние обеспеченности факторами производства на территориально-хозяйственный комплекс

В этой связи выявление ресурсной обеспеченности регионов позволит определить паритет их потенциала и запросов инновационного менеджмента, то есть способность территориально-хозяйственного комплекса к смещению акцента с количественных параметров развития на качественные при одновременном сохранении (приумножении) первых. Таким образом, анализ достаточности количества и качества факторов производства, следует реализовывать в разрезе капитала, труда, технологий, поскольку именно они направлены сокращение потребления естественно-природных ресурсов, которые исчерпаемы, но не всегда возобновляемы.

Оценка обеспеченности капиталом, трудом, технологиями мезообразований проведена с использованием показателей, перечисленных в таблице 1.

Таблица 1. Перечень показателей, посредством которых реализовано исследование ресурсной обеспеченности территорий

Фактор производства

Показатели

Количественные характеристики

Качественные характеристики

Капитал

Ввод в действие основных фондов в пересчете на одного занятого, руб.

Степень износа основных фондов, %

Инвестиции в основной капитал в пересчете на одного занятого, руб.

Затраты на инновационную деятельность организаций в пересчете на одного занятого, руб.

Труд

Уровень занятости населения в трудоспособном возрасте, %

Доля занятых с высшим образованием, %

Нагрузка незанятого населения, состоящего на регистрационном учете в органах службы занятости населения, в расчете на одну заявленную вакансию

Доля персонала, занятого научными исследованиями и разработками, в общей численности занятых, %

Технологии

Используемые передовые производственные технологии в пересчете на 1000 занятых, штук

Коэффициент соотношения числа выданных патентов на изобретения и числа поданных патентных заявок на изобретения (Нормативное значение: стремится к 1)

Объем инновационных товаров, работ, услуг, в процентах от общего объема отгруженных товаров, выполненных работ, услуг, %

Коэффициент соотношения числа выданных патентов на полезные модели и числа поданных патентных заявок на полезные модели (Нормативное значение: стремится к 1)

Приведенные в таблице 1 показатели представлены совокупностью относительных статистических величин, а не абсолютных, отказ от использования последних обусловлен существенным разбросом значений индикаторов, характеризующих количественно-качественный состав экономических ресурсов в регионах. Результаты расчета коэффициентов для 83 субъектов федерации, исключая Респ. Крым и г. Севастополь (ввиду отсутствия некоторых данных), отражены в таблице 2.

Таблица 2. Динамика показателей ресурсной обеспеченности субъектов федерации

Наименование показателя

Публично-правовое образование

Годы

2015

2016

2017

2018

2019

Ввод в действие основных фондов в пересчете на одного занятого, руб.

Российская Федерация

148030,32

183948,56

173769,44

208322,75

316738,10

Регион-лидер – Ненецкий АО

2171321,32

2728373,49

2332507,65

2822075,47

3098306,71

Регион-аутсайдер – Ивановская обл.

34631,23

37047,64

39206,66

59042,48

63047,60

Инвестиции в основной капитал в пересчете на одного занятого, руб.

Российская Федерация

191884,12

204659,77

223088,80

248485,05

271848,98

Регион-лидер – Ненецкий АО

3438528,53

2581404,28

3259272,23

2862929,94

3057238,50

Регион-аутсайдер – Ивановская обл.

56950,17

52084,47

66436,34

65991,99

85703,38

Степень износа основных фондов, %

Российская Федерация

48,8

50,2

50,9

50,9

51,3

Регион-лидер – Еврейская авт. обл.

30,1

31,7

36,6

36,0

37,0

Регион-аутсайдер – Ханты-Мансийский АО

67,4

69,7

70,7

71,4

71,5

Затраты на инновационную деятельность организаций в пересчете на одного занятого, руб.

Российская Федерация

16619,12

17825,39

19556,41

20581,15

27498,02

Регион-лидер – Сахалинская обл.

177411,54

135759,49

134208,35

194871,93

240538,60

Регион-аутсайдер – Респ. Ингушетия

0,0003

-

0,0002

-

0,0004

Уровень занятости населения в трудоспособном возрасте, %

Российская Федерация

75,86

76,64

77,48

78,25

78,27

Регион-лидер – г. Москва

84,19

85,34

85,99

87,10

87,33

Регион-аутсайдер – Респ. Ингушетия

53,54

54,17

59,39

57,59

57,90

Нагрузка незанятого населения, состоящего на регистрационном учете в органах службы занятости населения, в расчете на одну заявленную вакансию

Российская Федерация

1,0

0,9

0,6

0,5

0,5

Регион-лидер – Еврейская авт. обл.

1,1

0,9

0,8

0,6

0,6

Регион-аутсайдер – Респ. Ингушетия

236,9

48,3

59,9

36,0

169,1

Доля занятых с высшим образованием, %

Российская Федерация

33,0

33,5

34,2

34,2

34,2

Регион-лидер – г. Москва

47,8

48,5

49,1

49,7

50,4

Регион-аутсайдер – Забайкальский кр.

22,8

24,5

25,0

25,2

23,1

Доля персонала, занятого научными исследованиями и разработками, в общей численности занятых, %**)

Российская Федерация

1,02

1,00

0,99

0,95

0,96

Регион-лидер – Московская обл.

2,55

2,60

2,51

2,56

2,40

Регион-аутсайдер – Ямало-Ненецкий АО

0,19

0,18

0,07

0,08

0,07

Используемые передовые производственные технологии в пересчете на 1000 занятых, штук

Российская Федерация

3,01

3,22

3,34

3,56

3,70

Регион-лидер – Ямало-Ненецкий АО

10,29

9,00

10,35

10,16

12,24

Регион-аутсайдер – Респ. Ингушетия

0,00

0,10

0,13

0,15

0,20

Объем инновационных товаров, работ, услуг, в процентах от общего объема отгруженных товаров, выполненных работ, услуг, %

Российская Федерация

8,4

8,5

7,2

6,5

5,3

Регион-лидер – Респ. Мордовия

27,0

27,2

27,5

24,3

23,8

Регион-аутсайдер – Ненецкий АО

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

Коэффициент соотношения числа выданных патентов на изобретения и числа поданных патентных заявок на изобретения (Нормативное значение: стремится к 1)

Российская Федерация

0,8

0,8

0,9

0,8

0,9

Регион-лидер – Кабардино-Балкарская Респ.

1,2

1,0

1,4

0,9

1,1

Регион-аутсайдер – Ненецкий АО

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

Коэффициент соотношения числа выданных патентов на полезные модели и числа поданных патентных заявок на полезные модели (Нормативное значение: стремится к 1)

Российская Федерация

0,7

0,8

0,8

1,0

0,9

Регион-лидер – Томская обл.

0,8

1,0

1,0

0,9

1,1

Регион-аутсайдер – Чукотский АО

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

*) регион-лидер (аутсайдер) – регионы, в которых значение показателя в среднем за 5 лет было лучшим (худшим) относительно других;

**) при определении регионов-лидеров (аутсайдеров) для данного показателя выборка включает 81 субъект федерации – без Еврейской авт. обл., Чукотский АО.

Анализ данных, приведенных в таблице 2, подтверждает высокую степень дифференциации регионов по обеспеченности такими ресурсами, как капитал, труд, технологии. В отдельных случаях разброс составляет десятки раз. Вхождение тех или иных территорий в состав лидеров или аутсайдеров по одному или нескольким показателям подтверждает типичные тренды «коричневой» экономики. Так, ряд регионов, в которых ведется разработка месторождений нефти и газа, инвестиционно привлекательны – обновляется материально-техническая база, активно применяются передовые производственные технологии, но инновационная отдача минимальна (численность исследователей незначительна, объем выпускаемых инновационных товаров, работ, услуг близится к нолю). В многих субъектах, в которых исторически среди отраслей специализации ведущая роль отведена сельскому хозяйству, наблюдается недостаточность экономических ресурсов, в первую очередь это касается количества и качества рабочей силы. Причиной дефицита высококвалифицированных специалистов может служить не только низкий уровень заработных плат, но и отсутствие рабочих мест, вызывающие межрегиональную миграцию и провоцирующие более глубокую нехватку кадров в публично-правовом образовании.

Для отслеживания изменения статуса территорий с позиции их ресурсной обеспеченности произведено их ранжирование по каждому из показателей: крайние ранги – 1 и 83 – присваивались субъекту федерации, в котором значение коэффициента наилучшее и наихудшее соответственно. Результаты ранжирования регионов частично (десятка лидеров и аутсайдеров) представлены в таблице 3.

Таблица 3. Результаты ранжирования 83 субъектов федерации по показателям, характеризующим ресурсную обеспеченность территорий

Годы

В среднем за 5 лет

2015

2016

2017

2018

2019

Десятка регионов-лидеров

Респ. Татарстан

г. Москва

г. Москва

Магаданская обл.

г. Москва

Респ. Татарстан

Магаданская обл.

Респ. Татарстан

Респ. Татарстан

Респ. Татарстан

Респ. Татарстан

г. Москва

Московская обл.

г. Санкт-Петербург

г. Санкт-Петербург

Московская обл.

Тульская обл.

Московская обл.

г. Москва

Московская обл.

Московская обл.

Тюменская обл.

Нижегородская обл.

г. Санкт-Петербург

г. Санкт-Петербург

Тюменская обл.

Сахалинская обл.

г. Санкт-Петербург

Московская обл.

Нижегородская обл.

Нижегородская обл.

Хабаровский кр.

Тюменская обл.

г. Москва

Воронежская обл.

Магаданская обл.

Калужская обл.

Нижегородская обл.

Воронежская обл.

Нижегородская обл.

г. Санкт-Петербург

Тульская обл.

Самарская обл.

Самарская обл.

Тульская обл.

Хабаровский кр.

Калужская обл.

Тюменская обл.

Камчатский кр.

Белгородская обл.

Белгородская обл.

Ленинградская обл.

Мурманская обл.

Хабаровский кр.

Тульская обл.

Магаданская обл.

Хабаровский кр.

Тульская обл.

Хабаровский кр.

Калужская обл.

Десятка регионов-аутсайдеров

Респ. Бурятия

Псковская обл.

Курганская обл.

Ненецкий АО

Респ. Калмыкия

Ивановская обл.

Респ. Калмыкия

Респ. Адыгея

Ивановская обл.

Респ. Калмыкия

Ивановская обл.

Респ. Калмыкия

Респ. Северная Осетия

Карачаево-Черкесская Респ.

Карачаево-Черкесская Респ.

Курганская обл.

Псковская обл.

Респ. Хакасия

Респ. Тыва

Ивановская обл.

Респ. Калмыкия

Респ. Марий Эл

Респ. Ингушетия

Кабардино-Балкарская Респ.

Кабардино-Балкарская Респ.

Респ. Тыва

Респ. Алтай

Кабардино-Балкарская Респ.

Алтайский кр.

Курганская обл.

Респ. Адыгея

Респ. Хакасия

Респ. Тыва

Респ. Тыва

Курганская обл.

Респ. Дагестан

Респ. Карелия

Респ. Северная Осетия

Респ. Дагестан

Респ. Северная Осетия

Кабардино-Балкарская Респ.

Респ. Тыва

Курганская обл.

Респ. Ингушетия

Респ. Северная Осетия

Респ. Хакасия

Респ. Дагестан

Респ. Северная Осетия

Респ. Ингушетия

Респ. Карелия

Респ. Ингушетия

Респ. Ингушетия

Респ. Северная Осетия

Респ. Ингушетия

Чеченская Респ.

Чеченская Респ.

Чеченская Респ.

Чеченская Респ.

Чеченская Респ.

Чеченская Респ.

Нужно отметить присущую группе регионов-лидеров устойчивость: четыре из десяти мезообразований находились в этой группе на протяжении всего периода исследования. Среди регионов-аутсайдеров позиции только трех регионов не были улучшены в течении пятилетнего временного отрезка. Кроме того, важно оценить, как изменялось значение показателей в каждом регионе. Так, позитивная динамика индикаторов связана с устранением недостатка в факторах производства, полностью или частично, а негативная – свидетельствует о возникновении (усилении) ресурсного дефицита.

Для определения тренда в сфере ресурсообеспеченности территорий на первоначальном этапе были рассчитаны темпы изменения коэффициентов за период с 2015 по 2019 годы по 83 субъектам федерации (таблица 4).

Таблица 4. Перечень регионов с постоянно наблюдаемой с 2015 по 2019 годы положительной и отрицательной динамикой показателей ресурсообеспеченности

Регионы-лидеры

Индикаторы

Регионы-аутсайдеры

1. Ввод в действие основных фондов в пересчете на одного занятого

Ханты-Мансийский АО, Иркутская обл.

нет

2. Инвестиции в основной капитал в пересчете на одного занятого

Тульская обл., г. Москва, Респ. Карелия, Вологодская обл., Пермский кр., Саратовская обл., Ханты-Мансийский АО, Амурская обл.

нет

3. Степень износа основных фондов

нет

28 регионов

4. Затраты на инновационную деятельность организаций в пересчете на одного занятого

Ульяновская обл., Алтайский кр., Томская обл.

нет

5. Уровень занятости населения в трудоспособном возрасте

Московская обл., Респ. Карелия, Ростовская обл., Тюменская обл., Забайкальский кр.

нет

6. Нагрузка незанятого населения, состоящего на регистрационном учете в органах службы занятости населения, в расчете на одну заявленную вакансию

Забайкальский кр.

Респ. Мордовия, Сахалинская обл

7. Доля занятых с высшим образованием

Орловская обл., Респ. Татарстан, Красноярский кр.

нет

8. Доля персонала, занятого научными исследованиями и разработками, в общей численности занятых

нет

Калужская обл., Курская обл., Тамбовская обл., г. Санкт-Петербург, Чеченская Респ., Респ. Алтай

9. Используемые передовые производственные технологии в пересчете на 1000 занятых

27 регионов

нет

10. Объем инновационных товаров, работ, услуг, в процентах от общего объема отгруженных товаров, выполненных работ, услуг

нет

Липецкая обл., Самарская обл.

11. Коэффициент соотношения числа выданных патентов на изобретения и числа поданных патентных заявок на изобретения

нет

Ненецкий АО

12. Коэффициент соотношения числа выданных патентов на полезные модели и числа поданных патентных заявок на полезные модели

нет

Чукотский АО

Для удобства отражения расчетов показателям был присвоен определенный балл: при росте – единица, при убыли – ноль. Далее проведен подсчет общего балла по каждому коэффициенту за пять лет, при его равенстве пяти, регион можно отнести к категории лидеров, в случае ноля – к аутсайдерам. Промежуточный результат от единицы до четырех свидетельствует о неустойчивой динамике указанных показателей: на смену позитивным сдвигам приходят негативные, и наоборот. Необходимо заметить, что преобладающий отрицательный тренд (на протяжении трех и более лет из пятилетнего периода) будет свидетельствовать о развитии псевдобезопасного состояния экономики, если наблюдаются единичные случаи падения значений показателей (не более двух раз из пятилетнего периода) можно говорить об условной безопасности.

Из таблицы 4 видно, что свыше, чем для трети регионов присуща растущая изношенность основных фондов. Поэтому приоритетным становится их обновление, как правило, требующее вливания реального капитала, однако для 20% субъектов федерации свойственна превалирующая отрицательная динамика по индикатору, отражающему объем инвестиций в основной капитал. Если же обратить внимание на коэффициенты, описывающие инновационную активность в регионах, то можно заметить, что для более, чем 60% мезообразований типично снижение числа занятых в исследованиях и разработках, а также доли инновационных товаров, работ, услуг.

В целом, указанные факты свидетельствуют о разнородности внутреннего социально-экономического потенциала территорий, что предопределяет целесообразность применения при смене экономического курса дифференцированного подхода, сочетающего в себе оценку индивидуальных особенностей публично-правового образования и перестройку под них его производственной и непроизводственной инфраструктуры.

Но кроме факторов производства важно охарактеризовать вовлеченность в процесс инноватизации территориально-хозяйственного комплекса различных его секторов (рисунок 4), акцентировав внимание при этом на финансовом секторе, поскольку аккумулируемые в нем средства представляют собой не только источник реального капитала для предприятий, но и материальную основу модернизации в целом институциональной среды государства в соответствии с потребностями экономики инноваций.

Направления участия различных секторов региональной экономики в инновационной деятельности

Так, например, публичные финансы выполняют двоякую роль: с одной стороны, «стимула инноваций» – увеличение финансовой поддержки инновационно активных предприятий посредством государственных расходов, бюджетных кредитов, изменения ключевой ставки, условий установления налогов и сборов, мер таможенно-тарифного регулирования, с другой – «социального гаранта» через выстраивание системы социальной защиты, направленной на адаптацию лиц, оставшихся без работы в результате внедрения инновационных технологий, к трудовой деятельности в качественно новых условиях. Частные финансы в зависимости от источника происхождения также имеют определенную ценность для хозяйствующих субъектов, осуществляющих инновационную деятельность. Внешние – связаны с привлечением инвестиций, рефинансированием задолженности в целях сокращения трат на обслуживание кредитов (займов), страхованием рисков. Внутренние сопряжены: во-первых, с внедрением механизмов, сдерживающих вывод средств собственников из оборота, с диверсификацией финансовых рисков; во-вторых, с реализацией социально ориентированных мероприятий (переобучение, повышение квалификации) для недопущения потери кадрового состава и возникновения издержек, связанных с оптимизацией штата.

Для оценки активности регионов в сфере инноваций стоит проанализировать в масштабе Российской Федерации динамику расходов на прикладные научные исследования в области национальной экономики, выделяемых из бюджетов первого и второго уровней бюджетной системы, в разрезе субъектов – изменения показателя, отражающего соотношение внутренних затрат на исследования и разработки и валового регионального продукта (ВРП) – таблица 5.

Таблица 5. Динамика индикаторов, характеризующих расходы на инновации на макро- и микроуровнях [20, с. 26-28; 21, с. 26-32]

Наименование

показателя

Годы

2014

2015

2016

2017

2018

2019

2020

Расходы федерального бюджета на прикладные научные исследования в области национальной экономики, в млрд руб.

268,8

269,8

251,2

209,5

185,9

200,1

229,5

Расходы федерального бюджета на прикладные научные исследования в области национальной экономики, в % к ВВП

0,3

0,3

0,3

0,2

0,2

0,2

0,22*)

Расходы консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации на прикладные научные исследования в области национальной экономики, в млрд руб.

0,6

0,7

0,5

0,9

0,9

1,0

0,8

Внутренние затраты на исследования и разработки, в % к ВРП

Регион-лидер

Нижегородская область

-

-

5,8

5,94

6,7

6,04

5,64

Регион-аутсайдер

Ямало-Ненецкий АО

Чукотский АО

Чукотский АО (0,01), Ямало-Ненецкий АО (0,01), Ненецкий АО (0,01)

0,01

0,01

0,01

0

*) показатель исчислен на основе данных, представленных на официальном сайте Федеральной службы государственной статистики, раздел: новости Росстата.

Из таблицы 5 видно, что расходы на научный сектор как на федеральном, так и региональном уровнях незначительны, при этом издержки такого рода у предприятий минимальны. Вместе с тем реальный капитал представляет собой материальную основу первой фазы воспроизводственного цикла независимо от выбранной модели экономики.

Таким образом, анализ ряда параметров социально-экономического развития субъектов федерации подтвердил отсутствие тотальной готовности региональных экономик к «типовой» перестройке. Ввиду этого для недопустимости развития погранично-опасных состояний экономики территорий необходимо организовать «безболезненный» переход к новому экономическому курсу посредством адаптационного механизма, учитывающего присущую им диспропорциональность между обеспеченностью факторами производства и потребностями в них инновационного менеджмента.

Библиография
1.
Балацкий Е. В., Юревич М. А. Технологический эффект масштаба и экономический рост // Terra Economicus. 2020. № 1. С. 43-57.
2.
Варшавский А. Е. Этика, экономика и инновации // Экономика и математические методы. 2012. № 1. С. 3-18.
3.
Голова И. М., Суховей А. Ф. Дифференциация стратегий инновационного развития с учетом специфики российских регионов // Экономика региона. 2019. № 4 С. 1294-1308.
4.
Гребенюк A. A. Потребность российской экономики в иностранных трудовых ресурсах в условиях внедрения новых технологий // Экономика региона. 2020. № 2. С. 507-521.
5.
Дорошенко Ю. А., Малыхина И. О., Сомина И. В. Инновационное развитие региона в условиях современных трендов неоиндустриализации // Экономика региона. 2020. № 4. С. 1318-1334.
6.
Кокшаров В. А., Агарков Г. А. Международная научная миграция: прогресс или угроза научно-технической безопасности России // Экономика региона. 2018. № 1. С. 243-252.
7.
Курбатова М. В., Левин С. Н., Каган Е. С., Кислицын Д. В. (2019). Регионы ресурсного типа в России: определение и классификация // Terra Economicus. 2019. № 3. С. 89-106.
8.
Мингалёва Ж. А., Гершанок Г. А. Устойчивое развитие региона: инновации, экономическая безопасность, конкурентоспособность // Экономика региона. 2012. № 3. С. 68-77.
9.
Нуреев Р. М., Симаковский С. А. Сравнительный анализ инновационной активности российских регионов // Terra Economicus. 2017. № 1. С. 130-147.
10.
Растворцева С. Н. Инновационный путь изменения траектории предшествующего развития экономики региона // Экономика региона. 2020. № 1. С. 28-42.
11.
Регионы России. Социально-экономические показатели. 2020: Стат. сб. / Росстат. М., 2020. 1242 с.
12.
Романова О. А. Инновационная парадигма новой индустриализации в условиях формирования интегрального мирохозяйственного уклада // Экономика региона. 2017. № 1. С. 276-289.
13.
Румянцев А. А. Постиндустриальные технологии в экономике Северо-Запада России // Экономика региона. 2021. № 1. С. 103-113.
14.
Саблин К. С., Каган Е. С., Шаров А. А. Российские ресурсодобывающие компании: сохранение анклавов богатства vs. движение к целостной экономике // Journal of Institutional Studies. 2021. № 1. С. 76-94.
15.
Самойлова Л. К. Погранично-опасные состояния экономики территории: подход к разграничению // Экономическая безопасность личности, общества, государства: проблемы и пути обеспечения [Электронный ресурс]: материалы ежегодной всероссийской научно-практической конференции. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2021. С. 159-164.
16.
Самойлова Л. К. Пограничные состояния экономики территории: «тонкая грань» или «пропасть» между безопасностью и опасностью // Национальная безопасность / nota bene. 2020. № 4. С. 28-42.
17.
Смородинская Н. В., Катуко Д. Д., Малыгин В. Е. Шумпетерианская теория роста в контексте перехода экономических систем к инновационному развитию // Journal of Institutional Studies. 2019. № 2. С. 60-78.
18.
Суховей А. Ф., Голова И. М. Дифференциация стратегий инновационного развития регионов как условие повышения эффективности социально-экономической политики в РФ // Экономика региона. 2020. № 4. С. 1302-1317.
19.
Трачук А. В., Линдер Н. В. Влияние финансового капитала на трансформацию инновационного поведения промышленных компаний // Финансы: теория и практика. 2021. № 1. С. 51-69.
20.
Финансы России. 2018: Стат.сб. / Росстат. М., 2018. 439 c.
21.
Финансы России. 2020: Стат.сб. / Росстат. М., 2020. 380 c.
22.
Шевченко И. К., Развадовская Ю. В., Марченко А. А., Ханина А. В. Гармонизация механизмов стратегического развития национальной инновационной системы // Terra Economicus. 2017. № 1. С. 103-129.
23.
Юревич М. А. Новые институциональные инициативы России в контексте концепции четырехзвенной инновационной спирали // Journal of Institutional Studies. 2019. № 2. С. 79-93.
References
1.
Balatskii E. V., Yurevich M. A. Tekhnologicheskii effekt masshtaba i ekonomicheskii rost // Terra Economicus. 2020. № 1. S. 43-57.
2.
Varshavskii A. E. Etika, ekonomika i innovatsii // Ekonomika i matematicheskie metody. 2012. № 1. S. 3-18.
3.
Golova I. M., Sukhovei A. F. Differentsiatsiya strategii innovatsionnogo razvitiya s uchetom spetsifiki rossiiskikh regionov // Ekonomika regiona. 2019. № 4 S. 1294-1308.
4.
Grebenyuk A. A. Potrebnost' rossiiskoi ekonomiki v inostrannykh trudovykh resursakh v usloviyakh vnedreniya novykh tekhnologii // Ekonomika regiona. 2020. № 2. S. 507-521.
5.
Doroshenko Yu. A., Malykhina I. O., Somina I. V. Innovatsionnoe razvitie regiona v usloviyakh sovremennykh trendov neoindustrializatsii // Ekonomika regiona. 2020. № 4. S. 1318-1334.
6.
Koksharov V. A., Agarkov G. A. Mezhdunarodnaya nauchnaya migratsiya: progress ili ugroza nauchno-tekhnicheskoi bezopasnosti Rossii // Ekonomika regiona. 2018. № 1. S. 243-252.
7.
Kurbatova M. V., Levin S. N., Kagan E. S., Kislitsyn D. V. (2019). Regiony resursnogo tipa v Rossii: opredelenie i klassifikatsiya // Terra Economicus. 2019. № 3. S. 89-106.
8.
Mingaleva Zh. A., Gershanok G. A. Ustoichivoe razvitie regiona: innovatsii, ekonomicheskaya bezopasnost', konkurentosposobnost' // Ekonomika regiona. 2012. № 3. S. 68-77.
9.
Nureev R. M., Simakovskii S. A. Sravnitel'nyi analiz innovatsionnoi aktivnosti rossiiskikh regionov // Terra Economicus. 2017. № 1. S. 130-147.
10.
Rastvortseva S. N. Innovatsionnyi put' izmeneniya traektorii predshestvuyushchego razvitiya ekonomiki regiona // Ekonomika regiona. 2020. № 1. S. 28-42.
11.
Regiony Rossii. Sotsial'no-ekonomicheskie pokazateli. 2020: Stat. sb. / Rosstat. M., 2020. 1242 s.
12.
Romanova O. A. Innovatsionnaya paradigma novoi industrializatsii v usloviyakh formirovaniya integral'nogo mirokhozyaistvennogo uklada // Ekonomika regiona. 2017. № 1. S. 276-289.
13.
Rumyantsev A. A. Postindustrial'nye tekhnologii v ekonomike Severo-Zapada Rossii // Ekonomika regiona. 2021. № 1. S. 103-113.
14.
Sablin K. S., Kagan E. S., Sharov A. A. Rossiiskie resursodobyvayushchie kompanii: sokhranenie anklavov bogatstva vs. dvizhenie k tselostnoi ekonomike // Journal of Institutional Studies. 2021. № 1. S. 76-94.
15.
Samoilova L. K. Pogranichno-opasnye sostoyaniya ekonomiki territorii: podkhod k razgranicheniyu // Ekonomicheskaya bezopasnost' lichnosti, obshchestva, gosudarstva: problemy i puti obespecheniya [Elektronnyi resurs]: materialy ezhegodnoi vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. SPb.: Sankt-Peterburgskii universitet MVD Rossii, 2021. S. 159-164.
16.
Samoilova L. K. Pogranichnye sostoyaniya ekonomiki territorii: «tonkaya gran'» ili «propast'» mezhdu bezopasnost'yu i opasnost'yu // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. 2020. № 4. S. 28-42.
17.
Smorodinskaya N. V., Katuko D. D., Malygin V. E. Shumpeterianskaya teoriya rosta v kontekste perekhoda ekonomicheskikh sistem k innovatsionnomu razvitiyu // Journal of Institutional Studies. 2019. № 2. S. 60-78.
18.
Sukhovei A. F., Golova I. M. Differentsiatsiya strategii innovatsionnogo razvitiya regionov kak uslovie povysheniya effektivnosti sotsial'no-ekonomicheskoi politiki v RF // Ekonomika regiona. 2020. № 4. S. 1302-1317.
19.
Trachuk A. V., Linder N. V. Vliyanie finansovogo kapitala na transformatsiyu innovatsionnogo povedeniya promyshlennykh kompanii // Finansy: teoriya i praktika. 2021. № 1. S. 51-69.
20.
Finansy Rossii. 2018: Stat.sb. / Rosstat. M., 2018. 439 c.
21.
Finansy Rossii. 2020: Stat.sb. / Rosstat. M., 2020. 380 c.
22.
Shevchenko I. K., Razvadovskaya Yu. V., Marchenko A. A., Khanina A. V. Garmonizatsiya mekhanizmov strategicheskogo razvitiya natsional'noi innovatsionnoi sistemy // Terra Economicus. 2017. № 1. S. 103-129.
23.
Yurevich M. A. Novye institutsional'nye initsiativy Rossii v kontekste kontseptsii chetyrekhzvennoi innovatsionnoi spirali // Journal of Institutional Studies. 2019. № 2. S. 79-93.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В рецензируемой статье изучены погранично-опасные состояния мезообразований – субъектов Российской Федерации в процессе инновационного развития экономики, показаны не только преимущества, но и угрозы, связанные с инновациями.
Методология исследования базируется на SWOT-анализе последствий перехода к инновационной экономике, обработке статистических данных за многолетний период и построении рейтингов регионов.
Актуальность исследования авторы связывают с необходимостью устранения диспропорций между располагаемым объемом экономических ресурсов и нарастающим количеством потребностей при помощи использования инновационных технологий, направленных на оптимизацию процесса создания благ путем экономии факторов производства.
Научная новизна представленного исследования, по мнению рецензента, заключается в выводах об отсутствие тотальной готовности региональных экономик к «типовой» инновационной перестройке экономики.
Авторы рассматривают сильные и слабые стороны инновационной экономики, положительные и отрицательные последствия инноваций, систематизируют экономические ожидания макро- и микросубъектов от инновационной экономики, полагая, что «…инновации – это не только базис экономического развития общественно-территориальных образований, хозяйствующих субъектов, домохозяйств, но и предпосылка дестабилизации устоявшихся условий течения фаз воспроизводственного цикла», рассматривают возможное зарождение угроз, а также оценивают вероятность возникновения угроз для социально-экономической сферы. В статье в виде схем представлены структурные элементы механизма адаптации региона к условиям инновационной экономики, влияние обеспеченности факторами производства на территориально-хозяйственный комплекс; приведен перечень показателей, посредством которых реализовано исследование ресурсной обеспеченности 83 территорий за период с 2015 по 2019 годы, на основе его определены регионы-лидеры и регионы аутсайдеры по каждому показателю; проведено ранжирование регионов, показана десятка лидеров и десятка аутсайдеров; выявлены регионы с постоянно наблюдаемой за ряд лет положительной и отрицательной динамикой показателей ресурсообеспеченности; отмечено, что «… что свыше, чем для трети регионов присуща растущая изношенность основных фондов», сделан вывод о разнородности внутреннего социально-экономического потенциала территорий; предложены направления участия различных секторов региональной экономики в инновационной деятельности.
Библиография статьи включает 23 источника, на каждый из которых в тексте статьи имеется адресная ссылка, что свидетельствует о наличии в публикации апелляции к оппонентам.
К положительным моментам статьи следует отнести анализ многолетних данных по регионам РФ, иллюстрацию исследования рисунками и таблицами, отражающими проведенные расчеты и полученные результаты.
Следует отметить недоработки и недостатки: во-первых, текст статьи не структурирован надлежащим образом, в нем не выделены общепринятые в современных научных статьях разделы, такие как: Введение, Материал и методы, Результаты и их обсуждение, Выводы или Заключение; во-вторых, рисунки не пронумерованы, хотя в тесте делаются ссылки на них с указанием номеров; в-третьих, представляется, что иллюстрации, названные в статье «таблица» под номером 4 по сути является скорее не таблицей, а схемой, рисунком, поскольку здесь не содержатся числовые данные, значения каких-либо показателей; в-четвертых, в статье не использован мировой опыт развития инновационной экономике – в библиографическом списке нет ни одной зарубежной работы.
В целом содержание и стиль изложения материала соответствует сложившейся при оформлении результатов научных исследований практике публикаций. Актуальность темы статьи, ее соответствие тематике журнала «Национальная безопасность», обобщение значительного количества литературных источников, обработка больших массивов исходных данных за многолетний период, синтезирование информации и новых знаний по теме исследования свидетельствуют о возможности опубликования рецензируемой статьи.