Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1674,   статей на доработке: 279 отклонено статей: 341 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

Трансформация мирового рынка труда в условиях четвертой промышленной революции

Ширинкина Елена Викторовна

кандидат экономических наук

доцент кафедры менеджмента и бизнеса Сургутского государственного университета

628412, Россия, Тюменская область, г. Сургут, ул. Ленина, 1, каб. 510

Shirinkina Elena Viktorovna

PhD in Economics

Docent, the department of Management and Business, Surgut State University

628412, Russia, Tyumenskaya oblast', g. Surgut, ul. Lenina, 1, kab. 510

shirinkina86@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0684.2021.2.36764

Дата направления статьи в редакцию:

02-11-2021


Дата публикации:

30-11-2021


Аннотация: Актуальность исследования обусловлена тем, что текущий мировой рынок труда находится под воздействием IV промышленной революции (Индустрия 4.0). Цель исследования – оценить влияние циклических и внезапных трендов, воздействующих на рынок труда и, как следствие, на формы организации труда и трудовые функции работников. В этой связи автором рассмотрены академические теории в контексте концептуализации влияния Индустрии 4.0 на рынок труда и трудовые функции, определены долгосрочные тренды трансформации рынка профессий. Эмпирической базой исследования является информация, подготовленная на основе открытых статистических данных Росстата и Министерства науки и высшего образования РФ, а также ресурсов аналитических изданий и научных публикаций, в том числе материалов международных организаций, ведущих консалтинговых компаний, глобальных ассоциаций, ведущих образовательных учреждений и других активных участников мировой образовательной среды и экспертов рынка труда. В исследовании рассмотрен перечень трендов, воздействующих на организации, их стратегии и модели ведения бизнеса; описано влияние трендов на трансформацию текущих профессий и появление новых; выявлена потребность в навыковых наборах, необходимых для соответствия этим профессиям Научная новизна исследования заключается в обосновании концепции, смещенного в пользу высококвалифицированной рабочей силы (skills-biased technical change, SBTC) и теории вытеснения рутинного труда (routine-biased technological change, RBTC). Практическая значимость исследования заключается в том, что позволит компаниям в условиях новых технологических вызовов соединить потребности бизнеса с фундаментальной подготовкой специалиста для его движения по новой карьерной траектории.


Ключевые слова: Индустрия, рынок труда, технологические тренды, профессии будущего, трудовые функции, разделение труда, рабочие процессы, автоматизация, пандемия, цифровизация

Abstract: The relevance of this research is substantiated by the fact that the world job market is currently under the influence of the Fourth Industrial Revolution (Industry 4.0). The goal lies in assessing the impact of cyclic and unexpected trends upon the job market, and thus, the forms of job management and employment functions. In this regard, analysis is conducted on the academic theories in the context of conceptualization of the impact of Industry 4.0 upon the job market and employment functions. The long-term trends in transformation of the job market are determined. The empirical basis of this research is comprised of the statistical data provided by Rosstat and the Ministry of Science and Higher Education of the Russian Federation, as well as the resources of analytical articles and scientific publications, including the materials of international organizations, leading consulting companies, global associations, leading educational institutions, other active participants of global educational environment, and job market experts. An overview is given to the trends that affect the companies, their strategies and business models; the impact of such trends upon the transformation of current professions and the emergence of new professions; skills required for these professions. The scientific novelty lies in substantiation of the concept of skill-biased technical change (SBTC) and the theory of routine-biased technological change (RBTC). The presented materials would allow the companies to combine business news with fundamental training of specialists for going along the new career trajectiory in light of the new technological challenges, which defines the practical value of this research.



Keywords:

division of labor, labor functions, professions of the future, technological trends, labor market, Industry, work processes, automation, pandemic, цифровизация

Введение

Текущий мировой рынок труда находится под воздействием IV промышленной революции (Индустрия 4.0). Рынок труда существует не в вакууме: на него влияют многие тренды, меняя стратегии и модели ведения бизнеса, образ сотрудников, набор их компетенций и обязанностей. Тренды, в свою очередь, формируются под воздействием социальных и технологических факторов.

Промышленные революции являются одним из важнейших технологических трендов, влияющих на рынок профессий. Концепция IV промышленной революции была предложена президентом Всемирного экономического форума Клаусом Швабом на Ганноверской промышленной выставке в 2011 году [3,5]. Изначально термин обозначал проект правительства Германии по цифровизации производства. Однако термин был успешно заимствован другими странами и теперь применяется повсеместно.

В отличие от III промышленной революции, которая подразумевает автоматизацию только отдельных процессов, Индустрия 4.0 заключается в цифровизации всего производства и создании единой экосистемы, в которой предприятия, продукты и потребители связаны и взаимодействуют между собой с помощью новых цифровых и социальных технологий [1,8].

Подобные тенденции становятся причиной масштабных перемен: одни сегменты труда устаревают и упраздняются, а появляющиеся профессии, в которых рынок труда испытывает потребность, мгновенно оказываются в дефиците. Для многих работников это означает или потерю работы, или серьезную смену карьерной траектории.

На уровне организаций и государства возникает необходимость в преодолении возникающих кадровых и навыковых пробелов за счет создания массовых программ переподготовки. Рассмотрим, влияние циклических и внезапных трендов, воздействующих на рынок труда и, как следствие, на формы организации труда и трудовые функции работников.

Мы живем в непростую эпоху: ситуация пандемии коронавируса наложилась на всё возрастающий темп технологических изменений. Согласно отчету BCG 2021 года, 36 % сотрудников во всем мире лишились работы или испытали сокращение рабочего времени [1,2]. Особенно это касается сфер, связанных с туризмом, медиа, искусством и творчеством.

Тревогу и волнение перед лицом неопределенности испытывают не только те, чью деятельность затронула пандемия: более 66 % сотрудников имеют желание или потребность сменить работу вне зависимости от своей профессии, дохода или географического положения. Беспокойство повышается и в связи с растущим уровнем автоматизации и цифровизации: 41 % сотрудников выражают большую обеспокоенность технологическими изменениями и их влиянием на рабочие места, чем до пандемии [3,4]. В России под риск замены труда цифровыми и автоматизированными решениями попадает половина трудоспособного населения - более 35 млн человек. 80 % трудоспособных россиян не готовы к работе на современных рынках.

Одни области труда устаревают и упраздняются, а появляющиеся новые профессии, в которых рынок труда испытывает потребность, мгновенно оказываются в дефиците. Поэтому большинство сотрудников готовы переобучиться, чтобы обеспечить себе спокойствие в будущем, и уже прикладывают к этому значительные усилия: в прошлом году более 66 % сотрудников посвятили как минимум две недели собственному обучению.

Сегодня многие компании находятся в уникальных обстоятельствах: у сотрудников сформирован сильный внутренний запрос на собственное развитие, который синхронизируется и с потребностью организаций в постоянно обучающихся проактивных работниках. Наиболее успешные компании уже несколько лет тестируют программы переобучения, которые позволяют сохранить внутренние человеческие ресурсы, обеспечив сотрудникам плавный переход из одной роли в другую или возможность повышения уровня своего мастерства на текущей позиции.

Ситуация пандемии коронавируса наложилась на всё возрастающий темп технологических изменений, а также подстегнула ускорение последствий долгосрочных трендов: исчезновение ряда устаревших профессий, появление прежде неизвестных специальностей, увеличение срока активной карьеры и многое другое. В целях сдерживания распространения вируса с 2020 года во всем мире были приняты многочисленные меры в соответствии с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения — от физического дистанцирования, ограничения свободы передвижения и закрытия предприятий и организаций, не относящихся к жизненно важным, до изоляции целых городов в различных регионах. В ответ на кризис и связанные с ним ограничения организации начали активно внедрять в рабочие процессы новые технологии и бизнесмодели, что привело к формированию новых трендов на рынке труда.

Цель исследования – оценить влияние циклических и внезапных трендов, воздействующих на рынок труда и, как следствие, на формы организации труда и трудовые функции работников. В этой связи автором рассмотрены академические теории в контексте концептуализации влияния Индустрии 4.0 на рынок труда и трудовые функции, определены долгосрочные тренды трансформации рынка профессий.

Научная новизна исследования заключается в обосновании концепции, смещенного в пользу высококвалифицированной рабочей силы (skills-biased technical change, SBTC) и теории вытеснения рутинного труда (routine-biased technological change, RBTC).

Практическая значимость исследования заключается в том, что позволит компаниям в условиях новых технологических вызовов соединить потребности бизнеса с фундаментальной подготовкой специалиста для его движения по новой карьерной траектории.

Методология исследования

При подготовке исследования использованы данные, полученные в ходе проведенного в сентябре 2021 г. собственного количественного исследования в формате онлайнанкетирования. В опросе приняли участие 211 специалистов российских организаций из 26 сфер деятельности, ответственных за обучение и развитие персонала, среди которых:

- 38 % - директора по персоналу;

- 30 % - специалисты отделов обучения и развития;

- 16 % - директора по обучению;

- 16 % - респонденты, которые отвечают за развитие персонала, но их позиции имеют другое название (вице-президент по управлению опытом сотрудника и организационному развитию, директор по внутреннему развитию, начальник отдела по работе с персоналом и т. п.).

Участникам опроса было задано семь закрытых вопросов, которые касались следующих тем: навыковые пробелы среди сотрудников организаций; навыки, на которых сфокусированы их программы переподготовки; формы и технологии, применяемые при организации программ переподготовки (эффект, получаемый за счет внедрения подобных инициатив).

В последние десятилетия отмечается влияние на рынок профессий следующих долгосрочных трендов [2,4,12]:

- IV промышленной революции и цифровизации;

- изменения содержания трудовых функций и снижения доли нерутинных операций;

- демографических изменений, в том числе увеличения продолжительности жизни и старения населения;

- ориентации бизнеса на специалистов с широким спектром развитых навыков и их требования к организациям;

- развития культуры непрерывного образования.

Прочие тренды получают развитие вследствие внезапных кризисов, среди которых — пандемия коронавируса:

- развитие новых систем разделения труда и форматов работы;

- ускорение темпов автоматизации; повышение темпов развития электронной коммерции;

- необходимость адаптации человеческих ресурсов (HR) и учебных процессов к условиям неопределенности и турбулентности.

На рабочие процессы организаций воздействуют следующие тенденции, связанные с Индустрией 4.0 [7,14,17]:

- сетевая интеграция, которая позволяет всем элементам экосистемы взаимодействовать между собой;

- интеллектуальные технологии, которые автоматически собирают и обрабатывают информацию для принятия решений;

- гибкая автоматизация, которая обеспечивает дистанционное управление процессами производства.

Таким, образом, глобальные технологические тенденции, влияющие на промышленное производство:

1. Интеллектуальные технологии. Автоматически отслеживают наступление событий и предоставляют информацию для принятия решений.

2. Сетевая интеграция. Обеспечивает связь между отдельными узлами сети и улучшает доступ к информации.

3. Гибкая автоматизация. Включает механизмы реагирования, собственно автоматизацию и дистанционное управление.

Развитие технологий и автоматизация оказывают прямое влияние на рынок профессий. По оценкам ОЭСР, опубликованным до пандемии коронавируса, в следующие 15–20 лет около 15 % текущих рабочих мест исчезнет из-за автоматизации, а еще 32 % потребуют переподготовки в связи с появлением новых запросов от бизнеса [6,15]. Исследование Всемирного экономического форума указывает на ликвидацию 85 млн позиций до 2025 года, при этом роботизация создаст 97 млн новых рабочих мест. Наибольший спрос ожидается на специалистов в области работы с данными и искусственным интеллектом, создания контента и облачных вычислений [9,22]. В таких условиях конкурентным преимуществом компаний становится организация программ опережающей профессиональной переподготовки и повышения квалификации текущих сотрудников.

Ряд академических теорий концептуализирует влияние Индустрии 4.0 и обозначает долгосрочные тренды трансформации рынка профессий. Среди таких концепций можно выделить теорию технологического прогресса, смещенного в пользу высококвалифицированной рабочей силы (skills-biased technical change, SBTC) и теорию вытеснения рутинного труда (routine-biased technological change, RBTC). Теория SBTC подчеркивает увеличение спроса на высококвалифицированный труд и выделяет спрос на навыки, связанные с цифровизацией и информационными технологиями [10, 23]. Теория RBTC указывает на серьезное влияние цифровизации на рынок труда. Повышается спрос на позиции, связанные с нерутинными интеллектуальными задачами; одновременно с этим снижается востребованность позиций, в основе которых лежат легко автоматизируемые рутинные (когнитивные и физические) действия (см. рис 1).

Рис. 1. Изменение характера трудовых операций в 15 странах Европейского союза в 1998–2014 гг.

Источник : составлено автором на основе [11, 21].

Тренд на снижение доли рутинных операций подтверждается эмпирическими исследованиями: в период с 1998 по 2014 года в 15 странах Европейского союза доля нерутинных, основанных на уникальной экспертизе, операций в обязанностях сотрудников существенно увеличилась, тогда как доля рутинных операций демонстрировала снижающуюся динамику.

До пандемии коронавируса по вероятности автоматизации рабочего времени лидировали в процентном соотношении такие сферы, как обслуживание и гостеприимство, а также обрабатывающие производства (рис. 2).

Рис. 2. Отрасли в допандемийное время, рабочее время которых было готово к автоматизации

Источник : составлено автором на основе [16, 19].

В США за период с 2007 по 2018 гг. существенно снизился спрос на профессии, связанные с рутинными когнитивными и физическими обязанностями: операторов ПК, административных помощников, позиции, связанные с вводом и обработкой текста, телефонных операторов, рабочих, отвечающих за подачу материала в станки и т. д. (рис. 3).

Рис. 3. Профессии в США, подверженные высокому риску автоматизации, 2007–2018 гг.

Источник : составлено автором на основе [17, 19].

В условиях развития автоматизации ожидается значительное снижение доли рутинных задач в обязанностях сотрудников. Кроме того, необходимость выпуска высококонкурентной продукции и услуг требует от персонала умений эффективного взаимодействия друг с другом и с потенциальным потребителем инновационного продукта. В результате будет увеличиваться количество профессий, связанных с нерутинными операциями на основе высокой экспертизы, а также с такими универсальными компетенциями, как кооперация, коммуникация, критическое мышление, креативность и другие социально-эмоциональные навыки. Поэтому переподготовка в сфере развития мягких навыков становится неизбежным и важным элементом адаптации организаций к новым условиям и подготовки сотрудников к другому типу задач.

Так, по данным исследования WeWork and Workplace Intelligence, 53 % сотрудников компаний хотят работать из офиса менее трех дней в неделю после завершения пандемии [2,3]. Руководителям уже сейчас необходимо задуматься о программах переподготовки таких специалистов, поскольку новые форматы работы потребуют от них более продвинутых коммуникативных и цифровых навыков (см. рис. 4).

Рис. 4. Ожидания сотрудников по количеству дней работы из офиса. Составлено автором на основе ответов 1000 респондентов.

Тренд на формирование новых форматов работы также влияет на мобильность сотрудников. Всё больше специалистов предпочитает работать дистанционно в организациях, чьи офисы расположены за рубежом или в более мелких городах внутри страны [5,6]. Так, в США крупный отток населения в 2020 году наблюдался из Нью-Йорка, Сан-Франциско и Бостона. При этом небольшие региональные города, такие как Мэдисон, Джексонвилл или СолтЛейк-Сити, за последний год показали большой прирост населения. С активным внедрением новых форматов работы переподготовка специалистов играет первую роль, поскольку организациям необходимо быстро учить сотрудников дистанционному управлению командами, навыкам работы с цифровыми инструментами, лидерству и принятию решений во время кризиса.

Кризис пандемии ускорил процесс автоматизации и существенно повлиял на готовность компаний внедрять новые технологии. До пандемии успел сформироваться и удерживает высокую планку уровень внедрения облачных вычислений, аналитики больших данных и технологий электронной коммерции. Однако в настоящее время наблюдается увеличение интереса компаний к внедрению технологий шифрования и кибербезопасности, искусственного интеллекта и робототехники (см. рис. 5).

Рис. 5. Потенциал внедрения технологий к 2025 году [7,8].

Искусственный интеллект имеет более высокий потенциал внедрения в сфере информационно-коммуникационных технологий, финансовых услуг, здравоохранения и транспорта. Анализ больших данных, интернет вещей и робототехника будут иметь более широкое применение в горнодобывающей и металлургической отраслях. При этом в государственном секторе планируется активное внедрение технологий шифрования и кибербезопасности.

Дополнительным фактором, стимулирующим потребность в переподготовке, является перераспределение текущих задач между человеком и роботами. Данные Всемирного экономического форума указывают на то, что к 2025 году еще большее количество задач будет автоматизировано с помощью роботов.

Таким образом, ускоренное пандемией внедрение новых технологий поможет существенно стимулировать экономический рост практически всех отраслей и станет причиной формирования повышенного спроса на новые профессии и набор навыков. Опережающий запуск в компании программ переподготовки и обновления навыков поможет избежать снижения уровня эффективности рабочих процессов (см. рис. 6-7).

Рисунок 6 – Разделение задач, выполняемые людьми и роботами, в 2020 году [11-12].

Рисунок 7 – Разделение задач, выполняемые людьми и роботами, в 2025 году [11-12].

В условиях пандемии значительно ускорилась автоматизация отраслей, в основе которых лежат повторяющиеся операции [13-15]. Индустрия производства и торговля имеют на 30 % больше операций, которые могут быть автоматизированы, по сравнению с секторами, где бизнес-процессы не основаны на повторяющихся операциях (образованием или здравоохранением). В отраслях с высокой производительностью операций потенциал автоматизации в 1,3 раза выше, чем в других отраслях.

Если раньше организации планировали поэтапное внедрение тех или иных технологий, то в результате пандемии у большинства компаний возникла экстренная необходимость в специалистах, работающих с защитой информации, безопасностью облачных технологий и т. д. Такая потребность повысила необходимость переподготовки персонала и определила приоритетное содержание данных программ.

Рынок профессий сегодня претерпевает значительные изменения. Согласно данным Всемирного экономического форума, к 2025 году на глобальном рынке труда будет наблюдаться избыточное число специалистов по вводу данных, секретарей, специалистов по расчету заработной платы, аудиторов и бухгалтеров, а также производственных рабочих и администраторов.

Тренд на снижение спроса на эти профессии в целом характерен и для России, где пандемия коронавируса существенно ускорила темпы автоматизации и цифровизации бизнес-процессов. Поэтому данные по изменению спроса на профессии в России не сильно отличаются от мировых. Позиции, которые предполагают выполнение большого количества рутинных операций, будут автоматизироваться и вытесняться с рынка труда.

В то же время наблюдается спрос на новые технологические профессии. Так, растет потребность в ИТ-специалистах и профессионалах в области цифровизации и автоматизации (например, операторах оборудования с цифровым программным управлением), искусственного интеллекта и машинного обучения, а также аналитиков и специалистов по обработке данных (см. табл. 1).

Таблица 1

Изменение спроса на профессии в мире и России

Снижение спроса, топ-10 профессий

Увеличение спроса, топ-10 профессий

В мире

В России

В мире

В России

1

Специалисты по вводу данных

Бухгалтеры и кассиры

Специалисты по анализу данных

Специалисты по машинному обучению и искусственному интеллекту

2

Административные и исполнительные секретари

Административные и исполнительные секретари

Специалисты по машинному обучению и искусственному интеллекту

Специалисты по анализу данных

3

Специалисты по расчету заработной платы

Специалисты по вводу данных

Специалисты по работе с большими данными

Специалисты по работе с большими данными

4

Аудиторы и бухгалтеры

Менеджеры по продажам, оптовая торговля и производство

Специалисты по цифровому маркетингу и стратегии

Разработчики программного обеспечения

5

Сборочные и заводские рабочие

Ревизоры и контролеры

Специалисты по автоматизации процессов

Специалисты по автоматизации процессов

6

Менеджеры по бизнес- и административным услугам

Юристы

Специалисты по развитию бизнеса

Управленческие и организационные аналитики

7

Специалисты по работе с клиентами

Механики и специалисты по ремонту машин и машинного оборудования

Специалисты по цифровой трансформации

Специалисты по цифровому маркетингу и стратегии

8

Операционные менеджеры

Юридические секретари

Аналитики информационной безопасности

Специалисты баз данных и сетей

9

Механики и специалисты по ремонту машин и машинного оборудования

Торговые представители и уличные торговцы

Разработчики программного обеспечения

Специалисты по развитию бизнеса

10

Складские работники

Сборочные и заводские рабочие

Специалисты в области интернета вещей

Менеджеры по бизнес- и административным услугам

Составлено автором на основе данных [24].

Дополнительно растет потребность в управленческих кадрах, специалистах по ведению бизнеса и в области устойчивого развития.

Цикличные тренды и внезапные кризисы не только меняют спрос на профессии, но и оказывают влияние на требования к набору навыков существующих профессий. Технологически более развитые экономики запрашивают более сложные и наукоемкие навыки. Хорошим примером является эволюция аграрных профессий. Первоначально требования к руководителям аграрных предприятий включали в основном понимание особенностей выращивания тех или иных сельскохозяйственных культур. Однако текущие навыковые требования изменились за счет роста спроса на навыки анализа данных в области агропромышленного комплекса, разработки биопрепаратов и инновационных технологий, пищевой безопасности и электронной коммерции. В том числе именно поэтому трудоустройство рабочих и специалистов из стран с менее развитой экономикой на аналогичные позиции в более развитых государствах, как правило, происходит с предварительным переобучением.

Увеличение количества задач и повышение наукоемкости используемых технологий свойственно всем отраслям, в том числе обрабатывающей промышленности, ИТ, медицине и образованию. Сейчас всё больше компаний требует от будущих инженеров знания языков программирования, от медицинских работников - деталей современной фармацевтики, а от преподавателей — понимания принципов работы цифровых образовательных платформ. В таких условиях востребованным специалистам будущего необходимо обладать определенным набором знаний и профессиональных навыков.

Бизнес высокотехнологичной индустриальной компании можно улучшить цифровыми технологиями, но не заменить. Ни одна производственная функция пока не исчезла — уходят только транзакционные. Поэтому стоит говорить не об исчезновении профессий, а об их трансформации и/или объединении. В связи с интенсивной цифровизацией, автоматизацией и роботизацией, возможностями использовать технологии искусственного интеллекта один человек может обладать навыками из 2-5 профессий. Это не значит, что ушло понятие профессии. Она осталась и обогатилась функциями, которые ранее были для нее смежными. Вместе с этим изменился взгляд на интенсивность труда, и требования к людям с более высоким уровнем знаний.

Одной из причин появления условно новых, а на самом деле существенного изменения имеющихся профессий, является технологический прогресс. Например, если раньше диагностика неисправностей локомотивов осуществлялась вручную, фактически методом простукивания и прозванивания, визуальной диагностики, то сейчас это требует навыков чтения приборов безопасности. Сегодня слесарь должен не только уметь орудовать гаечным ключом, но и считывать показатели приборов, работать с оборудованием. В нашем производстве однозначно будут активно использоваться 3D-технологии и технологии прототипирования, поэтому нам нужны соответствующие специалисты. В своих компаниях сотрудники не сталкиваются с исчезающими или исчезнувшими профессиями, однако наблюдается серьезное изменение функциональности имеющихся. Например, к значимым изменениям приводит роботизация. На производстве уже активно применяются всевозможные роботы, которыми управляют удаленно: дроны, летающие, перемещающиеся по стенам и проникающие в сложно-доступные участки, поэтому имеется высокая потребность в таких специалистах. В этой связи стоит острая необходимость в обучении этим навыкам как текущих сотрудников, так и студентов вузов. Тем не менее функциональная наполняемость некоторых позиций изменится. Например, машинист погрузочно-доставочной машины им и останется, но сама машина изменится. Управление станет более роботизированным и автоматизированным, а участие водителя-оператора будет минимальным, наблюдательным и контролирующим. Аналогичная ситуация будет с рядом других профессий и специальностей. Имеется запрос на кроссдисциплинарные позиции, требующие совмещения финансового и бизнес-анализа, бизнес-планирования и продвинутых технических навыков.

В условиях пандемии и автоматизации почти для всех меняющихся профессий будет важно понимание дистанционной экономики. В отчете Гамбургской высшей школы прикладных наук, подготовленном при поддержке Европейской комиссии, отдельное внимание уделяется цифровым и мягким навыкам (рис.8).

Рис. 8. Актуальные для дистанционной экономики навыки [22,25].

В предстоящее десятилетие появятся совершенно новые профессии, которые потребуют иного набора уникальных навыков. Под влиянием радикальных технологических прорывов в XXI веке уже возникло значительное количество новых профессий. Например, изобретение самолета стало основанием для возникновения таких профессий, как пилот или бортпроводник. Возникновение генной инженерии привело к появлению специалистов-генетиков, врачей-репродуктологов [13,18,20]. Таким образом, инновационные научные и технологические изменения способны создавать спрос на ранее неизвестные профессии.

Новые профессии - это профессии, появившиеся в результате кардинальной смены технологий в сфере производства товаров и оказания услуг и требующие особых знаний, умений и навыков для выполнения новых видов трудовых операций.

На формирование новых профессий влияют не только технологические инновации, но и социальные. Внедрение платежных систем с использованием пластиковых карт породило целую индустрию работников, связанных с этой деятельностью. Развитие страховой медицины привело к возникновению профессии агента медицинского страхования. Появление сетевых форм взаимодействия между людьми послужило источником таких весьма оплачиваемых сегодня профессий, как блогер или брокер на электронной бирже. Для прогнозирования новых профессий могут использоваться специальные форсайты.

Форсайт (от англ. foresight - «предвидение») - это социальная технология, позволяющая создать прогноз развития отрасли, региона или страны. Существуют различные технологии форсайта навыков.

Методология Skills Technology Foresight включает в себя три специальные форсайтсессии:

- технологический форсайт, направленный на построение видения будущего отрасли и профессионалов, работающих в ней, или пересмотр существующего видения;

- прогнозирование навыков на основе технологического предвидения;

- рекомендации системе образования, политикам и заинтересованным сторонам рынка труда, направленные на устранение разрыва между будущим спросом и предложением навыков.

Работа каждой сессии проходит в группах, где с помощью модератора эксперты, представляющие отрасль или субъект форсайта, коллективно создают интегрированную карту будущего с помощью специальных карточек.

Начиная с 2014 года под эгидой Агентства стратегических инициатив с использованием методики Skills Technology Foresight для целей профессиональной ориентации и выбора образовательных траекторий разрабатывается и обновляется «Атлас новых профессий». Используя данную технологию, российские специалисты и эксперты спрогнозировали возникновение 300 уникальных профессий в 27 отраслях.

Прогнозы о профессиях будущего дополнительно могут быть сделаны на основе анализа существующих научно-технологических трендов и направлений развития рынка труда. Например, Сбер совместно с НИУ ВШЭ создает «Атлас профессий будущего», который станет самостоятельным периодически обновляемым социальным проектом и будет размещен в открытом доступе в виде онлайн-портала.

Прогноз, выполняемый Сбером в сотрудничестве с НИУ ВШЭ, опирается на оценки спроса на специалистов различных отраслей, анализ динамики изменений российского и мирового рынка труда, опросы ведущих ученых из различных областей науки, а также результаты мониторинга глобальных трендов научно-технологического развития с использованием системы анализа больших данных iFora.

Анализ существующих материалов на тему новых профессий позволяет предположить появление следующих востребованных направлений в ближайшие десятилетия (см. табл. 3).

Таблица 3

Систематизация профессий будущего

Сфера

Профессии будущего

Дизайн

1. UX-исследователь

2. Дизайнер голосового интерфейса

3. Дизайнер эмоционального опыта

4. Продуктовый дизайнер

5. Дизайнер нейронных интерфейсов

Финансы

1. Аналитик роста выручки

2. Оценщик технологических инициатив

3. Process-mining-аналитик

4. Дизайнер бизнес-моделей

5. Архитектор интегрированной отчетности

6. Финтех-эмбеддер

Agile

1. Scrum-мастер

2. Владелец продукта

3. Agile-коуч

ESG (экологическое, социальное и корпоративное управление)

1. Эксперт по работе с ESG-показателями

2. Эксперт по ESG-коммуникациям

3. Менеджер по ESG-трансформации

4. Эксперт по климатическим вопросам компании

5. Менеджер по развитию ESG-практик в регионах Продуктовый менеджер по ESG

Информационные технологии

1. Архитектор мультиоблачных решений

2. Нейроинформатик

3. Инженер-робототехник

4. Инженер виртуальной/ дополненной реальности

Маркетинг

1. Цифровой маркетолог

2. Нейромаркетолог

3. Консультант по электронному бизнесу

4. Форсайтер

Кибербезопасность

1. Специалист по кибербезопасности гибридной среды

2. Исследователь уязвимостей

3. Специалист по защите персональных данных

4. Специалист по противодействию кибермошенничеству

Здоровье

1. Биоинформатик

2. Менеджер индивидуальных медицинских программ

3. Биоэкономист

4. Нейрореабилитолог

5. Консультант по здоровой старости

Урбанистика

1. Экоурбанист

2. Специалист по транспортному развитию городов

3. Менеджер местного сообщества

4. Геоаналитик

Менеджмент в сфере досуга

1. Менеджер по формированию впечатлений

2. Менеджер по управлению доходом в индустрии гостеприимства и туризме

3. Спортивный менеджер

4. Цифровой продюсер

Юриспруденция

1. Юрист по защите персональных данных и цифрового профиля

2. Блокчейн-юрист

3. Специалист по правовому регулированию в фармацевтике и биотехнологиях

Логистика

1. Менеджер по логистике и планированию цепей поставок

2. Цифровой логист

Частичное изменение деятельности или полная смена профессии — неизбежность, вызванная развивающейся экономикой. Если навыки, требующиеся для меняющихся профессий, возможно будет приобрести за счет краткосрочного обучения, то новые профессии будут требовать кардинальной переподготовки работников.

Планируя успешную переподготовку, необходимо опираться на прогнозируемые технологические и социальные инновации и обучать навыкам, запрос на которые формируется вследствие научных исследований и высокотехнологичных разработок.

Выводы

1. На рынок профессий с момента формирования и по настоящее время влияет множество трендов, воздействующих на организации, их стратегии, модели ведения бизнеса, образ сотрудников, их навыки и обязанности. Часть трендов имеет циклический и продолжительный характер, например, IV промышленная революция, снижение доли нерутинных операций, демографические изменения, потребность в специалистах с широким спектром навыков и культура непрерывного обучения. Ряд других трендов стимулирован внезапными кризисами, которые привели к более активному внедрению новых форматов работы, ускорению темпов автоматизации, развитию электронной коммерции.

2. Цикличные тренды и тренды, стимулированные внезапными кризисами, приводят к снижению спроса на ряд профессий, трансформации многих действующих и возникновению большого числа абсолютно новых, которые потребуют формирование определенного набора навыков и знаний. До 2025 года 85 млн позиций будет ликвидировано, появится 97 млн новых рабочих мест, среди которых наибольший спрос ожидается на специалистов в области работы с данными и искусственным интеллектом, создания контента и облачных вычислений.

3. Частичное изменение деятельности или полная смена профессии — неизбежность для сотрудников будущего. Краткосрочного обучения будет достаточно для меняющихся профессий, в то время как новые профессии будут требовать кардинальной переподготовки работников. Планируя успешное переобучение сотрудников, необходимо опираться на прогнозируемые технологические и социальные инновации.

Библиография
1.
Гишкаева Л.Л., Катаев А.А., Хехаева З.В. Новые вызовы для рынка труда // Экономика и бизнес: теория и практика. 2021. № 8 (78). С. 40-43.
2.
Кергроуч С. Индустрия 4.0: новые вызовы и возможности для рынка труда // Форсайт. 2017. Т. 11. № 4. С. 6-8.
3.
Широкова И. Рынок труда - адаптация к новым вызовам // Ремедиум. Журнал о российском рынке лекарств и медицинской техники. 2018. № 5. С. 60-63.
4.
Серебренников С.С., Харитонов С.С. Технологический переход от Индустрии 2.0. и 3.0. в промышленной отрасли // Вестник МИРБИС. 2020. № 4 (24). С. 67-79.
5.
Хмыз О.В. Цифровая институализация на глобальном, международном и национальных уровнях // Вестник Тверского государственного университета. Серия: экономика и управление. 2021. № 1(53). С. 31-40.
6.
Шеве Г., Хюзиг С., Гумерова Г.И., Шаймиева Э.Ш. От Индустрии 3.0 к Индустрии 4.0: основные понятия, измерения и компоненты Индустрии 4.0 Инвестиции в России. 2019. № 9 (296). С. 32-40.
7.
Шукалов А.В., Заколдаев Д.А., Жаринов И.О. От Индустрии 3.0. к Индустрию 4.0 // Защита и безопасность. 2020. № 3 (94). С. 32-33.
8.
Kausar S., Oyelere S.S., Salal Ya.K., Hussain S., Cifci М.А., Hilcenko S., Iqbal M.S., Zhu W., Xu H. MINING SMART LEARNING ANALYTICS DATA USING ENSEMBLE CLASSIFIERS // International Journal of Emerging Technologies in Learning. 2020. Т. 15. № 12. С. 81102.
9.
Bayadyan V., Hovhannisyan T. INDUSTRY 4.0. CHALLENGE OR OPPORTUNITY FOR GOVERNMENTS? // Scientific Artsakh. 2019. № 2 (3). С. 439-451.
10.
Bespalyy S.V. INDUSTRY 4.0: CHALLENGES AND OPPORTUNITIES FOR THE LABOR MARKET // Вестник Инновационного Евразийского университета. 2021. № 2 (82). С. 36-44.
11.
Economics of Transition. Educational upgrading, structural change and the task composition of jobs in Europe, 2018. URL: https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=3132800 (дата обращения: 15.09.2021).
12.
Kolyasnikov M.S., Kelchevskaya N.R. KNOWLEDGE MANAGEMENT STRATEGIES IN COMPANIES: TRENDS AND THE IMPACT OF INDUSTRY 4.0 // The Manager. 2020. Т. 11. № 4. С. 82-96.
13.
Velikanov V.S., Dyorina N.V., Korotkova A.N., Dyorina K.S. THE CHALLENGES OF INDUSTRY 4.0 AND THE NEED FOR NEW ANSWERS IN THE MINING INDUSTRY // Известия Уральского государственного горного университета. 2021. № 2 (62). С. 154-166.
14.
Pollack G.A., Ufimtseva O.V. ANALYSIS OF EMPLOYEES COMPETENCIES IN THE INDUSTRY 4.0 // Journal of Computational and Engineering Mathematics. 2020. Т. 7. № 2. С. 31-39.
15.
PwC. Industry 4.0: Building the digital enterprise, 2016. URL: https://www.pwc.com/gx/en/industries/industries-4.0/landing-page/industry-4.0-building-your-digital-enterprise-april-2016.pdf (дата обращения: 15.09.2021).
16.
Rakhmeeva I.I. GEOGRAPHICAL VS INSTITUTIONAL FACTORS OF THE DEVELOPMENT OF OLD INDUSTRIAL REGIONS IN INDUSTRY 4.0: THE CASE OF URAL MACRO-REGION // R-Economy. 2020. Т. 6. № 4. С. 280-291.
17.
Sheviakova A.L., Tugina I.V., Malitskaya N.A. DEVELOPMENT OF COMPETENCIES OF ENTERPRISE PERSONNEL UNDER THE INFLUENCE OF INDUSTRY 4.0, INCLUDING THE ROLE OF NGOS // Актуальные проблемы современности. 2020. № 4 (30). С. 95-100.
18.
Taberko V., Ivaniuk D., Shunkevich D.V., Pupena O. ONTOLOGICAL APPROACH FOR STANDARDS DEVELOPMENT WITHIN INDUSTRY 4.0 // Communications in Computer and Information Science (см. в книгах). 2020. Т. 1282 CCIS. С. 64-80.
19.
Tashenova L.V., Babkin A.V., Mamrayeva D.G. DIGITAL TRANSFORMATION OF INDUSTRIAL PRODUCTION IN THE CONTEXT OF INDUSTRY 4.0 // Bulletin of Karaganda University. Economy Series. 2019. Т. 96. № 4. С. 154-162.
20.
Tskhadadze N.V. INDUSTRY 4.0: THE CONCEPT OF IMPACT ON THE ECONOMY // Innovation & Investment. 2020. № 7. С. 43-45.
21.
McKinsey Global Institute. A future that works: AI, automation, employment, and productivity, 2017. URL: https://www.mckinsey.com/~/media/mckinsey/featured%20insights/Digital%20Disruption/Harnessing%20automation%20for%20a%20future%20that%20works/MGI-A-future-that-works-Executive-summary.ashx (дата обращения: 15.09.2021).
22.
McKinsey. The future of work after COVID-19, 2021. URL: https://www.mckinsey.com/featured-insights/future-of-work/the-future-of-work-after-covid-19 (дата обращения: 04.11.2021).
23.
WEF. Четвертая промышленная революция. Целевые ориентиры развития промышленных технологий и инноваций, 2019. URL: https://www3.weforum.org/docs/WEF_Четвертая_промышленная%20революция.pdf (дата обращения: 15.09.2021).
24.
WEF. The Future of Jobs Report, 2020. URL: https://www.weforum.org/reports/the-future-of-jobs-report-2020 (дата обращения: 15.09.2021).
25.
WeWork . WeWork and Workplace Intelligence. The future of work is hybrid, 2021. URL: https://www.wework.com/ideas/research-insights/research-studies/the-future-of-work-is-hybrid (дата обращения: 04.11.2021).
References (transliterated)
1.
Gishkaeva L.L., Kataev A.A., Khekhaeva Z.V. Novye vyzovy dlya rynka truda // Ekonomika i biznes: teoriya i praktika. 2021. № 8 (78). S. 40-43.
2.
Kergrouch S. Industriya 4.0: novye vyzovy i vozmozhnosti dlya rynka truda // Forsait. 2017. T. 11. № 4. S. 6-8.
3.
Shirokova I. Rynok truda - adaptatsiya k novym vyzovam // Remedium. Zhurnal o rossiiskom rynke lekarstv i meditsinskoi tekhniki. 2018. № 5. S. 60-63.
4.
Serebrennikov S.S., Kharitonov S.S. Tekhnologicheskii perekhod ot Industrii 2.0. i 3.0. v promyshlennoi otrasli // Vestnik MIRBIS. 2020. № 4 (24). S. 67-79.
5.
Khmyz O.V. Tsifrovaya institualizatsiya na global'nom, mezhdunarodnom i natsional'nykh urovnyakh // Vestnik Tverskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: ekonomika i upravlenie. 2021. № 1(53). S. 31-40.
6.
Sheve G., Khyuzig S., Gumerova G.I., Shaimieva E.Sh. Ot Industrii 3.0 k Industrii 4.0: osnovnye ponyatiya, izmereniya i komponenty Industrii 4.0 Investitsii v Rossii. 2019. № 9 (296). S. 32-40.
7.
Shukalov A.V., Zakoldaev D.A., Zharinov I.O. Ot Industrii 3.0. k Industriyu 4.0 // Zashchita i bezopasnost'. 2020. № 3 (94). S. 32-33.
8.
Kausar S., Oyelere S.S., Salal Ya.K., Hussain S., Cifci M.A., Hilcenko S., Iqbal M.S., Zhu W., Xu H. MINING SMART LEARNING ANALYTICS DATA USING ENSEMBLE CLASSIFIERS // International Journal of Emerging Technologies in Learning. 2020. T. 15. № 12. S. 81102.
9.
Bayadyan V., Hovhannisyan T. INDUSTRY 4.0. CHALLENGE OR OPPORTUNITY FOR GOVERNMENTS? // Scientific Artsakh. 2019. № 2 (3). S. 439-451.
10.
Bespalyy S.V. INDUSTRY 4.0: CHALLENGES AND OPPORTUNITIES FOR THE LABOR MARKET // Vestnik Innovatsionnogo Evraziiskogo universiteta. 2021. № 2 (82). S. 36-44.
11.
Economics of Transition. Educational upgrading, structural change and the task composition of jobs in Europe, 2018. URL: https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=3132800 (data obrashcheniya: 15.09.2021).
12.
Kolyasnikov M.S., Kelchevskaya N.R. KNOWLEDGE MANAGEMENT STRATEGIES IN COMPANIES: TRENDS AND THE IMPACT OF INDUSTRY 4.0 // The Manager. 2020. T. 11. № 4. S. 82-96.
13.
Velikanov V.S., Dyorina N.V., Korotkova A.N., Dyorina K.S. THE CHALLENGES OF INDUSTRY 4.0 AND THE NEED FOR NEW ANSWERS IN THE MINING INDUSTRY // Izvestiya Ural'skogo gosudarstvennogo gornogo universiteta. 2021. № 2 (62). S. 154-166.
14.
Pollack G.A., Ufimtseva O.V. ANALYSIS OF EMPLOYEES COMPETENCIES IN THE INDUSTRY 4.0 // Journal of Computational and Engineering Mathematics. 2020. T. 7. № 2. S. 31-39.
15.
PwC. Industry 4.0: Building the digital enterprise, 2016. URL: https://www.pwc.com/gx/en/industries/industries-4.0/landing-page/industry-4.0-building-your-digital-enterprise-april-2016.pdf (data obrashcheniya: 15.09.2021).
16.
Rakhmeeva I.I. GEOGRAPHICAL VS INSTITUTIONAL FACTORS OF THE DEVELOPMENT OF OLD INDUSTRIAL REGIONS IN INDUSTRY 4.0: THE CASE OF URAL MACRO-REGION // R-Economy. 2020. T. 6. № 4. S. 280-291.
17.
Sheviakova A.L., Tugina I.V., Malitskaya N.A. DEVELOPMENT OF COMPETENCIES OF ENTERPRISE PERSONNEL UNDER THE INFLUENCE OF INDUSTRY 4.0, INCLUDING THE ROLE OF NGOS // Aktual'nye problemy sovremennosti. 2020. № 4 (30). S. 95-100.
18.
Taberko V., Ivaniuk D., Shunkevich D.V., Pupena O. ONTOLOGICAL APPROACH FOR STANDARDS DEVELOPMENT WITHIN INDUSTRY 4.0 // Communications in Computer and Information Science (sm. v knigakh). 2020. T. 1282 CCIS. S. 64-80.
19.
Tashenova L.V., Babkin A.V., Mamrayeva D.G. DIGITAL TRANSFORMATION OF INDUSTRIAL PRODUCTION IN THE CONTEXT OF INDUSTRY 4.0 // Bulletin of Karaganda University. Economy Series. 2019. T. 96. № 4. S. 154-162.
20.
Tskhadadze N.V. INDUSTRY 4.0: THE CONCEPT OF IMPACT ON THE ECONOMY // Innovation & Investment. 2020. № 7. S. 43-45.
21.
McKinsey Global Institute. A future that works: AI, automation, employment, and productivity, 2017. URL: https://www.mckinsey.com/~/media/mckinsey/featured%20insights/Digital%20Disruption/Harnessing%20automation%20for%20a%20future%20that%20works/MGI-A-future-that-works-Executive-summary.ashx (data obrashcheniya: 15.09.2021).
22.
McKinsey. The future of work after COVID-19, 2021. URL: https://www.mckinsey.com/featured-insights/future-of-work/the-future-of-work-after-covid-19 (data obrashcheniya: 04.11.2021).
23.
WEF. Chetvertaya promyshlennaya revolyutsiya. Tselevye orientiry razvitiya promyshlennykh tekhnologii i innovatsii, 2019. URL: https://www3.weforum.org/docs/WEF_Chetvertaya_promyshlennaya%20revolyutsiya.pdf (data obrashcheniya: 15.09.2021).
24.
WEF. The Future of Jobs Report, 2020. URL: https://www.weforum.org/reports/the-future-of-jobs-report-2020 (data obrashcheniya: 15.09.2021).
25.
WeWork . WeWork and Workplace Intelligence. The future of work is hybrid, 2021. URL: https://www.wework.com/ideas/research-insights/research-studies/the-future-of-work-is-hybrid (data obrashcheniya: 04.11.2021).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Цель исследования состоит в выявлении основных тенденций в области автоматизации рабочих процессов.
Ускоренное развитие информационных технологий, повальная диджитализация и стремительный переход к цифровой экономике определили поворот современных исследований рынка труда в сторону его трансформации. Между тем, необходимо отметить слабую описательную и инструментальную базу механизмов, лежащих в основе подобных исследований, особенно это касается отечественных наработок. Таким образом, актуальность статьи связана с необходимостью восполнения данного научного пробела, но, к сожалению, несмотря на то что материал статьи выстроен с соблюдением внутренней логики, создается впечатления «реферативности» материала, а не научной его проработки.
Научная новизна отсутствует, если авторы хотели представить обзорную информацию по предмету исследования, то нужно было использовать и изучить гораздо больше источников, где-то 25-30 научных публикаций. В статье отсутствует информация о методологическом аппарате самого исследования, вернее он заявлен в статье как подзаголовок, но самого описания нет. Также не приведены достаточные доводы по исследуемому вопросу, выводы не подкреплены достаточными аргументами. Работа не структурирована, часто мысль авторов резко обрывается, создается ощущение попытки «сшития» разрозненных материалов из разных исследований.
У рецензента также есть следующие замечания и предложения:
1. Не раскрыт понятийный аппарат статьи. В частности, необходимо дать определения терминам из текста публикации: циклический тренд, нерутинные и рутинные когнитивные аналитические операции, нерутинные и рутинные когнитивные индивидуальные операции.
2. Необходимо изменить название статьи, так как оно не раскрывает содержание текста (в статье подробно описывается только влияние 4 промышленной революции на изменение характера трудовых операций в сторону увеличения нерутинных), предложение рецензента: «Трансформация мирового рынка труда в условиях четвертой промышленной революции».
3. Графические материалы оформлены небрежно. Рисунок № 1 «Концепция «Промышленность 4.0» и сопутствующие цифровые технологии» не отображается в тексте статьи, на Рисунках № 3 и 4 обрезана часть слов.
4. Исходя из текста статьи неочевиден вывод о том, что краткосрочного обучения будет достаточно для меняющихся профессий, в то время как новые профессии будут требовать кардинальной переподготовки работников. Планируя успешное переобучение сотрудников, необходимо опираться на прогнозируемые технологические и социальные инновации. Подчеркнем, что конкретные доводы, подтверждающие точку зрения авторов, не представлены по всем трем выводам, задекларированным в конце статьи.
Работа не в полной мере соответствует требованиям, предъявляемым к научным исследованиям, но написана на актуальную тему, которая получит отклик среди читательской аудитории, и может быть рекомендована к публикации в научном журнале «Тренды и управление» после серьезной доработки и устранения представленных замечаний.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Актуальность рецензируемого исследования связана с тем, что промышленные революции являются одним из важнейших технологических трендов, влияющих на рынок профессий, одни сегменты труда устаревают и упраздняются, а появляющиеся профессии, в которых рынок труда испытывает потребность, мгновенно оказываются в дефиците.
Предмет исследования четко обозначен в заголовке статьи - Трансформация мирового рынка труда в условиях четвертой промышленной революции.
Методология исследования базируется на обработке данных, полученных в ходе проведенного авторами в сентябре 2021 г. опроса 211 специалистов российских организаций из 26 сфер деятельности.
Научная новизна представленного исследования заключается в обосновании теории вытеснения рутинного труда (routine-biased technological change, RBTC).
Статья надлежащим образом структурирована структурирована, в ней выделены общепринятые для современных научных публикаций озаглавленные четыре раздела: Введение, Методология исследования, Выводы, а также Библиография. Во введении обоснована актуальность, сформулирована цель исследования, его научная новизна и практическая значимость. В следующем разделе отражены используемые авторами источники информации и процедуры проведения опроса, результаты которого отражены в рецензируемой публикации. Далее приведены долгосрочные тренды на рынке профессий, наблюдаемые в последние десятилетия, а также тренды, получающие развитие вследствие внезапных кризисов и пандемии коронавируса, а также тенденции, связанные с Индустрией 4.0. В статье в виде графиков показаны изменения характера трудовых операций в 15 странах Европейского союза в 1998–2014 гг.; отрасли, рабочее время которых было готово к автоматизации в допандемийное время; профессии в США, подверженные высокому риску автоматизации, 2007–2018 гг.; ожидания сотрудников по количеству дней работы из офиса; потенциал внедрения современных технологий к 2025 году; разделение задач, выполняемых людьми и роботами, в 2020 году и прогноз на 2025 г. Нашли отражение также изменения спроса на профессии в мире и России - топ-10 профессий с самым значительным снижением и увеличением спроса, а также актуальные для дистанционной экономики навыки. В таблице 3 предпринята смелая попытка систематизации профессий будущего.
В завершающей части статьи отражены сформулированные по результатам исследования выводы, включающие три пункта.
Обращает на себя внимание обширная библиография статьи, включающая как материалы интернет-сайтов, так и современные публикации в периодических отечественных и зарубежных научных журналах. На каждый из 25 приведенных в списке литературы источников в тексте статьи имеются адресные ссылки, что свидетельствует о наличии в публикации апелляции к оппонентам. В целом содержание и стиль изложения материала соответствует сложившейся при оформлении результатов научных исследований практике публикаций.
Однако, рецензируемая статья не лишена недоработок, в частности требует корректировки наименования таблиц 6 и 7 в части оформления деепричастных оборотов.
Актуальность темы статьи, ее соответствие тематике журнала, наличие элементов приращения научного знания, практически значимых результатов, полученных на основе проведенного опроса, говорят о большом объеме проделанной авторами работы и подтверждают возможность опубликования рецензируемой статьи после устранения технических погрешностей в оформлении наименований вышеуказанных таблиц.