Читать статью 'Общественная безопасность в Польше' в журнале Национальная безопасность / nota bene на сайте nbpublish.com
Рус Eng Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Национальная безопасность / nota bene
Правильная ссылка на статью:

Общественная безопасность в Польше

Толвиньски Мацей

кандидат политических наук

доцент, Институт безопасности, Факультет социальных наук, Естественно-гуманитарный университет в г. Седльце

08-110, Польша, г. Седльце, ул. Żytnia, 39

Tołwiński Maciej

PhD in Politics

Docent, the Institute of Security, the faculty of Social Sciences, Siedlce University of Natural Sciences and Humanities

08-110, Pol'sha, g. Sedl'tse, ul. Żytnia, 39

maciej.tolwinski@uph.edu.pl

DOI:

10.7256/2454-0668.2020.6.34526

Дата направления статьи в редакцию:

05-12-2020


Дата публикации:

31-12-2020


Аннотация: Среди исследователей, занимающихся вопросами безопасности и обороны в течение длительного времени, в основном интересе находились два традиционных измерения безопасности - политическое и военное. Безопасность конкретного человека, группы или сообщества обычно игнорировалось в публичном дискурсе в области безопасности. 90-е годы ХХ века изобиловали повышенным вниманием к другим объектным измерениям безопасности. Ученые стали уделять внимание различным аспектам безопасности, поэтому их исследовательские интересы были перенесены из классических (политических и военных) измерений на те, которые ранее не присутствовали в научных дебатах. Одним из них является обсуждаемая в этой работе общественная безопасность, которая не присутствовала в научных исследованиях практически до конца ХХ века. Ученые стали уделять внимание различным аспектам безопасности, поэтому их исследовательские интересы были перенесены из классических (политических и военных) измерений на те, которые ранее не присутствовали в научных дебатах. Одним из них является обсуждаемая в этой работе общественная безопасность, которая не присутствовала в научных исследованиях практически до конца ХХ века. Падение Берлинской стены, открытие «железного занавеса» и дезинтеграция биполярного мира позволили пробудить более широкий интерес к безопасности индивида — проблемам, возможностям и опасностям существования человечества. Цель настоящей статьи — описать и объяснить позиции польских исследователей в области общественной безопасности. Текст имеет прежде всего обзорный характер, представляющий взгляды ученых по этому вопросу.


Ключевые слова: безопасность, национальная безопасность, общественная безопасность, науки о безопасности, психосоциальная безопасность, социальные проблемы, социальное обеспечение, социальные службы, социальная работа, теория безопасности

Abstract: Attention of the research dealing with the questions of security and defense for a long time was focused on the two traditional criteria of security – political and military. Security of an individual, group or community was usually neglected within the public discourse on security. However, in the 1990s, attention was riveted on other factors, which shifted the research interests from classical criteria (political and military) to the ones that have not been previously on the agenda of scientific debates. On of such criteria is the discussed in this article public security, which was virtually absent in the scientific research until the end of the XX century. The fall of the Berlin Wall, opening of the “Iron Curtain”, and disintegration of the bipolar world aroused broader interest to personal security – problems, opportunities, and dangers of humanity’s existence. The goal of this work consists in the attempt to describe and clarify the stance of Polish researchers on public security. The text is primarily of exploratory nature, and presents perspectives of the scholars on the topic.  



Keywords:

social safety, social issues, psychosocial security, security studies, social security, national security, security, social services, social work, security theory

Среди исследователей, занимающихся вопросами безопасности и обороны в течение длительного времени, в основном интересе находились два традиционных измерения безопасности - политическое и военное. Безопасность конкретного человека, группы или сообщества обычно игнорировалось в публичном дискурсе в области безопасности.

90-е годы ХХ века изобиловали повышенным вниманием к другим объектным измерениям безопасности. Ученые стали уделять внимание различными аспектам безопасности, поэтому их исследовательские интересы были перенесены из классических (политических и военных) измерений на те, которые ранее не присутствовали в научных дебатах.

Одним из них является обсуждаемая в этой работе общественная безопасность, которая не присутствовала в научных исследованиях практически до конца ХХ века. Падение Берлинской стены, открытие «железного занавеса» и дезинтеграция биполярного мира позволили пробудить более широкий интерес к безопасности индивида — проблемам, возможностям и опасностям существования человечества.

Цель настоящей статьи — описать и объяснить позиции польских исследователей в области общественной безопасности. Текст имеет прежде всего обзорный характер, представляющий взгляды ученых по этому вопросу.

Феномен безопасности в современном мире

Безопасность — это своего рода явление, и как явление оно определяется разными способами. От латинского, sine cura (securitas), можно перевести как состояние, в котором нет никаких забот, беспокойств или угроз, буквально «без попечения»[1]. Базисное словарное определение термина «безопасность» указывает на «состояние без опасности»[2]. Такое определение, как верным бы оно ни было, кажется слишком общим — оно может много содержать. Рышард Врублевски утверждает, что «в повседневном языке термин «безопасность» означает все, что имеет значение для его пользователя. Это [этот термин - авт.] широко используется и даже злоупотребляется, что вызвано различными угрозами, которые испытывают люди»[3]. Это указывает на описанную выше проблему с точным определением термина. По мнению Р. Врублевского, такого подхода недостаточно для его научного описания и объяснения. Многие представители различных научных дисциплин рассматривают понятие «безопасность» в своей собственной научной работе посредством использования определенного концептуального аппарата или научных знаний.[4] Стоит отметить, что определение безопасности представителями различных научных дисциплин может быть разным, поэтому в научной литературе существует немало его определений.[5] Следует отметить, как отмечает Станислав Ярмошко, что безопасность является антропоцентрической и антропогенной категорией, то есть создателем безопасности является человек, и человек находится в центре безопасности.[6] Такой точки зрения придерживается хотя бы Ришард Земба, который пишет, что безопасность является субъективной потребностью[7], или Юлиуш Пивоварски риторически спрашивая: «Кто, если не а tropos , то есть человек, сознательно желает безопасности и разными способами пытается добиться этого состояния?».[8]

Станислав Козей указывает, что развитие и безопасность — это два основных измерения существования отдельных людей и обществ — организованных в государства или международные организации. Эти основные аспекты влияют друг на друга, потому что, если нет безопасности, развитие значительно затруднено, а ведь развитие облегчает обеспечение безопасности. Как он далее указывает, безопасность чаще всего определяется как состояние и процесс. При чем состоянием является достигнутая безопасность данного объекта, процесс – это стремленние к обеспечению безопасности объекта.[9] Как далее утверждает ученый, «безопасность данного субъекта является такой областью его деятельности, содержание которой заключается в обеспечении выживания (существования) и свободе реализовать свои собственные интересы в опасной среде, в частности, используя возможности (благоприятные обстоятельства), сталкиваясь с проблемами, снижая риск и противодействуя (предотвращение и противодействие) ко всем видам угроз субъекту и его интересам.»[10] В этом определении появились основные категории, присутствующие и в других дефинициях, а именно: продолжительность и выживание субъекта безопасности. С другой стороны, мы можем найти определения, касающиеся безопасности, не столько как явления, сколько говорящие об уровне безопасности, то есть относящиеся к безопасности как к определенной границе, цели, к которой мы стремимся.

Хотя мнения в научной литературе разные, можно утверждать, что термин «безопасность» является элементарным понятием для дисциплины науки о безопасности . Они рассматриваются (вместе с оборонными науками ) как продолжение бывших военных наук, упраздненных в 2011 году. Они находятся в области и дисциплине социальных наук.[11] Однако следует отметить, что науки о безопасности отличаются от более широкой когнитивной категории, а именно исследований безопасности. Наука о безопасности имеет свой предмет обсуждения — это национальная безопасность. Зато исследования в области безопасности касаются безопасности в целом и фокусируют исследования на самой концепции безопасности, не имея возможности перейти в научную дисциплину.[12]

Рышард Земба определяет безопасность следующим образом: «В общем смысле безопасность может быть определена как уверенность существования и выживания, состояния собственности, а также функционирования и развитие субъекта. Уверенность — это результат не только отсутствия угроз (их отсутствия или устранения), но также возникает как следствие творческой деятельности данного субъекта и подвергается переменам во времени, то есть носит характер социального процесса».[13]

Общественная безопасность — объектное измерение безопасности

Термин «общественная безопасность» интуитивно предполагает ссылку на два термина: «безопасность» и «общество». Продолжая рассуждения можно сказать, по словам Р. Зембы, что «безопасность является субъектной потребностью, то есть, она может касаться различных типов субъектов, начиная от отдельных лиц, а на крупных социальных группах кончая, включая организационные структуры ...».[14] Как потребность субъекта, не может без него обойтись.[15]

Разговорный язык предлагает, что термин «общество» может означать большую группу людей, обитающую определенную территорию. Однако определение по словарю польского языка PWN противоречит этому разговорному пониманию. В словаре данное выражение определяется следующим образом: «Совокупность людей находящихся во взаимоотношениях, обусловленных условиями жизни, разделением труда и участием в культурной жизни».[16] Согласно вышесказанному, чтобы быть обществом необходимо учесть многогранные отношения между людьми.

В науках о безопасности принято классифицировать безопасность по субъектному и объектному измерению.[17] Сам субъект безопасности носит индивидуальный, коллективный или институциональный характер. Таким образом, субъектом безопасности является «... причинный фактор действующего актора, который вносит вклад в безопасность, а индивид, группа, меньшинство и общество превращаются в ссылочный объект, в тех, кому необходимо обеспечить безопасность».[18] В литературе по этому вопросу мы найдем и другие определения безопасности в субъектном измерении. Это может, например, также означать гарантию продолжительности и выживания конкретного участника общественной жизни.[19] Субъектом безопасности является любая организация заинтересованная в безопасности и выражающая желание ее достижения.[20]

Яцек Чапутович отмечает, что, как правило, исследования в области безопасности не касались общества, то есть того, что существует внутри государства. Их следует понимать в отношении к идентичности национальных и этнических общин. Далее он говорит, что общественная безопасность — это не простое расширение безопасности государства [национальной безопасности - авт.], а его ссылочным объектом является социальная группа внутри государства. Он утверждает, что если границы государства и границы обитания данной социальной группы сходятся, то общественная безопасность и государственная безопасность идентичны, а противном случае государство стремится ассимилировать граждан. Тогда существует антагонизм между безопасностью государства и общественной безопасностью.[21] В понимании приводимого выше исследователя он обусловлен прежде всего отношениями внутри национальной или этнической группы.

Общественная безопасность является одним из основных аспектов безопасности. Выступает рядом с другими, включая военную и политическую безопасность, так называемыми «классическими» предметными измерениями безопасности. Помимо общественной, военной или политической безопасности, к следующим предметным измерениям можно отнести следующие: экологические, информационные, экономические, культурные, идеологические и другие.[22]

Очевидно, что это открытый каталог, потому что предметная классификация основана на жизненно важных интересах субъекта, угрозах и возможностях обеспечения безопасности. Это позволяет анализировать состояние безопасности в данной сфере и осуществлять необходимые действия для обеспечения безопасности. Можно также отметить, что «объектная безопасность понимается как защита жизненных интересов личности, общества и государства (и других субъектов безопасности), а также обеспечение возможностей эффективных действий в указанной сфере человеческой деятельности, против внутренних и внешних угроз.[23] Зато Р. Земба понимает объектное измерение безопасности как «... уверенность в его [субъектном] состоянии собственности (включая идентичность)...».[24]

Субъектом общественной безопасности является человек[25], и на него фактически направлены когнитивные усилия. Сама по себе общественная безопасность является другой категорией, чем индивидуальная безопасность, поскольку индивидуальная безопасность это субъектное измерение безопасности. Это индивид берет на себя риск и несет за него ответственность, он функционирует в обществе.[26] Однако нельзя забывать об особой роли государства в ее обеспечении.

Как указывают Марек Лещиньски и Владимир Мика, «общественная безопасность охватывает совокупность юридических и организационных действий, осуществляемых государственными органами (национальными и международными), неправительственными организациями и самими гражданами, целью которых является обеспечение определенного уровня жизни для отдельных лиц, семей и социальных групп и предотвращение их маргинализации и социальной изоляции.»[27] В свою очередь, Александра Скрабач пишет, что термин «общественная безопасность» следует понимать как «защиту экзистенциальной основы человеческой жизни, предоставление возможностей для удовлетворения индивидуальных материальных и духовных потребностей, выполнения жизненных устремлений путем создания условий для работы и учебы, защиты здоровья и пенсионных гарантий».[28] Поэтому это важный аспект безопасности, поскольку он относится к задачам государства по обеспечению определенного материального положения и социального капитала, предотвращению социальной изоляции и маргинализации. Это совокупность мер по обеспечению защиты и осуществления интересов общества и государства в социальном и жизненном пространстве.[29]

Структура общественной безопасности

Как считает Александра Скрабач: «Поскольку социальная безопасность, как и безопасность в целом, находится в процессе постоянных перемен, в его создании участвуют государственные структуры, как внутренние, так и международные; местное самоуправление; неправительственные организации и граждане, действуя в пределах, установленных правовыми нормами, с учетом внутренних и внешних условий, которые влияют на государство и общество. В рамках такого подхода можно говорить о системе социальной безопасности, в которой можно выделить две основные подсистемы: социальную безопасность и психосоциальную безопасность».[30] Таким образом, социальное обеспечение не является объектным измерением безопасности монолитического характера. Его основными составляющими являются социальная безопасность и психосоциальная безопасность.

Социальная безопасность

Первым элементом, который входит в состав общественной безопасности является социальная безопасность, относящаяся «... непосредственно к обеспечению основных условий жизни, помощи и реагированию в критических ситуациях, распределению выгод и устранению различий в социальном статусе».[31] Следует отметить, что устранение различий в социальном статусе является «открытием» рубежа XIX и XX веков. Именно тогда канцлер Отто фон Бисмарк представил пенсионную систему как часть социального обеспечения для пожилых людей. Генезис теории современной модели равенства также можно найти в трудах первых социалистов Карла Маркса и Фридриха Энгельса, которые критикуя капитализм, предлагали революцию как возможный путь изменить социальную модель.

С развитием цивилизации и глобализации увеличилось число возможных угроз не только военного (нпр.: разработка оружия массового уничтожения, нерегулярные конфликты) или культурного характера (угроза культурной идентичности, связанная с миграционными движениями, народным шовинизмом). Увеличились также угрозы в глобальной экономической (нпр.: риск банкротства целых стран, глобальные экономические кризисы) и социальной областях. Поэтому сегодняшнее стремление обеспечить безопасность — это не просто забота о защите населения перед лицом угроз военного характера или стихийных бедствий. Это связано прежде всего с обеспечением всех граждан государства, в частности безработных, бездомных или одиноких матерней, социальным минимумом путем введения соответствующих льгот или возможности бесплатного использования услуг в области здравоохранения, образования и культуры. Социальная безопасность считается жестким измерением общественной безопасности, относящимся главным образом к физическим (материальным) потребностям, удовлетворение которых необходимо для правильного существования.[32] В свою очередь М. Ксенжопольски определяет социальную безопасность как «... состояние свободы от отсутствия материальных средств к существованию и наличие реальных гарантий полного развития индивидов, в том числе не только состояние свободы от социальных рисков, но и угрозы психосоциальному развитию личности, источником которых может быть совокупность социальных, политических и экономических условий».[33]

Как отмечают Станислав Ярмошко и Веслав Барщевски, социальная безопасность «... относится к обеспечению основ нормального существования социальных сообществ в области фундаментальных элементов, необходимых для жизни и развития».[34] Более того, согласно цитированным авторам, рядом со здравоохранительной, демографической и экологической безопасностью — это составляющая безопасности социального существования. Это интересное замечание, касающееся факторов, относящихся к охране биологических основ (детерминант) общества. Авторы далее отмечают, что она зависит от физических возможностей выживания человеческого вида и биологической основы существования.[35]

Психосоциальная безопасность

В принятой классификации Александры Скрабач второй подсистемой общественной безопасности является психосоциальная безопасность. Автор понимает ее как «... психическое и социальное состояние отдельных лиц и социальных групп, которое гарантирует стабильное развитие и реализацию основных жизненных и профессиональных целей и задач в условиях принятия и социальной толерантности».[36]

Как название самой подсистемы, так и представленное определение указывают на то, что психосоциальная безопасность гораздо более субъективна, чем социальная безопасность.[37] Это может быть связано с индивидуальным миром ценностей, принятым индивидом или миром ценностей, разделяемым в данной социальной группе или обществе. Психосоциальная безопасность "... воспринимается не только как субъективное ощущение отсутствия угроз, но также как осознание важности безопасности для человека. Это осознание связано с когнитивной деятельностью, предметом которой является интерес к безопасности самого себя, близких людей, нации и даже мира. Существенной особенностью этой заботы является сосредоточенность мышления на способности обеспечить и поддерживать безопасность».[38] Определенная таким образом общественная безопасность становится своего рода мышлением и концентрацией действий по достижению желаемого статуса безопасности.

Ссылки на такое понимание психосоциальной безопасности можно найти в литературе по данному вопросу. Можно ее связать с безопасностью сознания, то есть «... охватывающего конструктивные для общества формы и содержание общественного сознания, например, просоциальные идеологии, культурные традиции или общественные настроения, социальные механизмы минимизации патологии общественного сознания, например, ограничение склонности к социальному влияния демагогов».[39]

Авторы безопасность сознания включили в сферу социально-культурной безопасности. Если мы посмотрим на структуру социально-культурной безопасности[40], мы обнаружим в ней помимо безопасности сознания и другие элементы, в том числе:

· аксиологически-нормативная безопасность, то есть просоциальные основных ценностей сегментов социальной структуры, адекватные уровню социального развития, включая гражданские права, желательные моральные установки и т.п.;

· семиотическая безопасность, то есть обеспечение целостной и эффективной социальной символической коммуникации, защита символики идентичности;

· посмертная безопасность, то есть свобода создавать ритуалы, которые гарантируют жизнь согласно религии верующих и их скрупулезное выполнение для покойных.[41]

Намеченные компоненты социально-культурной безопасности, по-видимому, прекрасно заполняют диапазон психосоциальной безопасности.

Общественная безопасность как конститутивный элемент национальной безопасности

Безопасность государства основано на инстинктивной и сознательной базе, поскольку с самого начала цивилизации некоторые инстинктивные поведения привели к действиям, направленным на реализацию идеи безопасности. Именно государственная безопасность является основой национальной безопасности, которая является ее продолжением, возникшим в результате процессов глобализации. Национальная безопасность охватывает осуществляемую в следующих секторах деятельность: экономическим, экологическим, социальным и культурным.[42]

Рассматривая национальную безопасность, мы должны рассмотреть референциальный предмет, объект и пространство. Она содержит следующие сферы безопасности: политическая безопасность, экономическая безопасность, идеологическая или мировоззренческая безопасность, экологическая безопасность, энергетическая безопасность, внутренняя безопасность, военная безопасность, социальное в двух моделях — сотрудники и социальное государство (в совокупности общественная безопасность), информационная безопасность, охрана здоровья и безопасности труда, культурная безопасность и культура безопасности.[43]

Под понятием «национальная безопасность» мы будем понимать за Рышардом Врублевским «основную ценность общества (нации), а также цель государственной политики. Ее осуществление является одним из крупнейших и чрезвычайно дорогих государственных предприятий. Ее цель — обеспечить продолжительность и развитие общества, а также улучшить институты государства, благодаря которым продолжительность и развитие возможны».[44]

В связи с вышеуказанным необходимо выделить подробные черты, определяющие национальную безопасность. Это:

· Государственный суверенитет - государство не зависит от других государств, оно является субъектом международных отношений, а государственная власть независима;

· Территориальная целостность — выражается государством, имеющим суверенную территорию, не позволяющим ему потеряться, а также осуществление власти над обществом на этой территории;

· Национальная идентичность — в настоящее время понимается с точки зрения гражданства, а не как в прошлом в этнических категориях. Граждане государства должны иметь равные права и обязанности, гарантированные конституцией;

· Качество жизни граждан — создание благоприятной среды для граждан;

· Социальный (правовой) и общественный порядок — необходимый для достижения совместных целей общества, означает соблюдение установленных правовых, политических, моральных, традиционных или прогрессивных норм, стремление к общественному миру.[45]

Общественная безопасность рассматривается как «...неотъемлемая часть национальной безопасности, осуществляемая государством и отождествляемая с государством»[46], что является чрезвычайно важным элементом обеспечения интересов как государства, так и отдельных граждан. Государство, игнорирующее общественную безопасность, подвергает своих граждан отчуждению, распаду национальной общины и, следовательно, неспособности обратиться к патриотическим ценностям в случае появления различных видов угроз государственной безопасности.[47]

В настоящее время роль демократического государства заключается в том, чтобы заботиться о гражданах независимо от их материального положения. Необходимо, чтобы они могли реально участвовать в общественной жизни. Это показывает, насколько важна заинтересованность в общественной безопасности в рамках национальной безопасности. Экономический недостаток общества может вызвать фасадность демократии — люди не смогут сознательно решить свою судьбу, тогда как государственные учреждения станут недоступными для определенных групп граждан.[48]

Как и национальная безопасность, общественная безопасность не является однородной категорией, и до начала 1990-х годов она не являлась частью научных дисциплин, занимающихся национальной безопасностью. В связи с тем, что возникающие социальные беспорядки в государстве в первую очередь являются обязанностью органов государственного управления, общественная безопасность может быть включена в сферу внутренней безопасности, и поэтому они могут быть связаны с задачами государственных органов, их компетенцией и сферой деятельности внутри государства.[49]

Как указывает Януш Гершевски, «... Александра Скрабач описывает общественную безопасность непосредственно как одну из категорий национальной безопасности, которая относится к защите экзистенциальных основ жизни и способствует осуществлению жизненных устремлений путем создания условий для работы и учебы, здоровоохранения и пенсионных гарантий».[50] Это важное замечание, особенно в контексте того, что «... она (А. Скрабач – авт.) связывает общественную безопасность с социальной как деятельностью государства, которая должно обеспечить минимальный стандарт и психосоциальной, что относится к психическому и социальному состоянию отдельных лиц и социальных групп, гарантирующему стабильное развитие и осуществление основных жизненных и профессиональных целей и задачи в условиях принятия и социальной толерантности».[51]

Стоит отметить, что общественная безопасность функционирует в системе государственной безопасности. Доказательством этого является расположение социальных потребностей в Белой книге национальной безопасности . Более того, именно государство является гарантом социальных услуг для граждан и перераспределения материальных благ. Это неразрывно связано с функцией опеки государства. Если принять ссылку на систему национальной безопасности, то «... система общественной безопасности государства будет восприниматься через призму своей функции как социальной подсистемы, поддерживающей систему национальной безопасности».[52]

Общественная безопасность — это состояние и процесс, обеспечивающий согласованность целей национальной безопасности наряду с гарантиями выживания, устойчивого развития и благосостояния. Поэтому она основана на общепризнанных правовых нормах и ценностях, касающихся продолжительности и развития государства. Именно государство, в идеальной модели, является гарантом справедливого перераспределения общественных товаров и услуг и обеспечивает равные возможности для граждан.[53]

Проанализированное измерение национальной безопасности, несомненно, связано с субъектами безопасности, рассматриваемыми в науках о безопасности, то есть с людьми, социальными группами и государством.[54] Ссылаясь на такие ценности, как выживание и национальная идентичность, она входит в сферу национальной безопасности.

Итоги

Польская научная литература в области общественной безопасности достаточно богата. Многочисленные теоретики описывают и объясняют объектное измерение безопасности. Существенным кажется факт, что этот вид безопасности стал своеобразным явлением, необходимым для многомерного существования, выживания и развития человеческого рода.

Общественная безопасность состоит из двух основных взаимосвязанных компонентов. Во-первых, это социальная безопасность, прежде всего в плане обеспечения бытового минимума. Она осуществляется в деятельности государства для равных возможностей, справедливого перераспределения богатства и устойчивого развития. Второй компонент — это психосоциальная безопасность, в основном связанная с индивидуальным и общественным сознанием. Это относится к индивидуальным установкам и целям граждан и заключается в обеспечении продолжительности, выживания и развития для отдельных субъектов общественной безопасности.

Библиография
1.
Brzeziński M., Bezpieczeństwo społeczne z perspektywy bezpieczeństwa wewnętrznego, „Zeszyty Naukowe WSOWL” Nr 3 (169) 2013, с. 6.
2.
Cieślarczyk M., Teoretyczne i metodologiczne podstawy badania problemów bezpieczeństwa i obronności państwa, Siedlce 2009, с. 9.
3.
Czaputowicz J., Bezpieczeństwo międzynarodowe. Współczesne koncepcje, Warszawa 2012, с. 87-88.
4.
Domański Z., Bezpieczeństwo socjalne, „Journal of modern science” t. 2/33/2017, с. 368.
5.
Gierszewski J., Bezpieczeństwo społeczne jako dziedzina bezpieczeństwa narodowego, „Historia i Polityka” nr 23 (30), с. 22-23, 27, 32-34.
6.
https://sjp.pwn.pl/sjp/spo%C5%82ecze%C5%84stwo;2523094 (12.02.2018 r.).
7.
https://sjp.pwn.pl/slowniki/bezpiecze%C5%84stwo.html (12.02.2018 r.).
8.
Jarmoszko S., Barszczewski W., Bezpieczeństwo społeczne w sytuacjach krytycznych, Siedlce 2017, с. 34-35, 90-91.
9.
Jarmoszko S., U podstaw antropologicznej konceptualizacji bezpieczeństwa [w:] Bezpieczeństwo personalne wobec współczesnych zagrożeń i wyzwań, K. Drabik, M. Żyła (red.), Warszawa 2017, с. 8.
10.
Kołodziejczyk A., Bezpieczeństwo jako fenomen społeczny : pojęcie bezpieczeństwa, jego interpretacje i odmiany, „Saeculum Christianum : pismo historyczno-społeczne”, 2017 14/1, с. 223-252.
11.
Koziej S., Bezpieczeństwo: istota, podstawowe kategorie i historyczna ewolucja, „Bezpieczeństwo narodowe”, 2011/18. с. 19-20.
12.
Księżpolski K.M., Bezpieczeństwo socjalne, [w:] Leksykon polityki społecznej, B. Rysz-Kowalczyk (red.), Warszawa 2001, с. 21.
13.
Leszczyński M., Bezpieczeństwo społeczne a współczesne państwo, „Zeszyty naukowe Akademii Marynarki Wojennej” rok LII nr 2 (185) 2011, с. 124.
14.
Leszczyński M., Mika V., Bezpieczeństwo społeczne w nowym pojmowaniu bezpieczeństwa państwa, „Acta Scientifica Academiae Ostroviensis”, с. 108-110.
15.
Malak K., Typologia bezpieczeństwa. Nowe wyzwania, [on-line:] http://stosunki-miedzynarodowe.pl/bezpieczenstwo/954-typologia-bezpieczenstwa-nowe-wyzwania?format=PDF, (12.02.2018 r.) с. 4, 7.
16.
Piwowarski J., Nauki o bezpieczeństwie. Zagadnienia elementarne, Kraków 2016 с. 5.
17.
Rozporządzenie MNiSW z dnia 8 sierpnia 2011 roku w sprawie obszarów wiedzy, dziedzin nauki i sztuki oraz dyscyplin naukowych i artystycznych, Dz.U.2011.179.1065.
18.
Skrabacz A., Bezpieczeństwo społeczne – podstawy teoretyczne i praktyczne, Warszawa, 2012, с. 38, 44.
19.
Skrabacz A., Pojęcie typologia i uwarunkowania bezpieczeństwa społecznego w XXI w., [w:] M. Kubiak, M. Minkina (red.), Współczesne bezpieczeństwo społeczne, Siedlce 2013, с. 41.
20.
Szewior K., Bezpieczeństwo społeczne jednostki. Założenia i polska rzeczywistość, Warszawa 2016, с. 75, 81.
21.
Wróblewski R., Ontologiczne, epistemologiczne, metodologiczne, aksjologiczne i prakseologiczne aspekty nauk o bezpieczeństwie [w:] Informacyjne uwarunkowania współczesnego bezpieczeństwa, M. Kubiak, R. Białoskórski, Siedlce 2016, с. 10-11, 114-115.
22.
Zięba R., O tożsamości nauk o bezpieczeństwie, „Zeszyty Naukowe AON” nr 1(86) 2012, с. 7-8.
References
1.
Brzeziński M., Bezpieczeństwo społeczne z perspektywy bezpieczeństwa wewnętrznego, „Zeszyty Naukowe WSOWL” Nr 3 (169) 2013, s. 6.
2.
Cieślarczyk M., Teoretyczne i metodologiczne podstawy badania problemów bezpieczeństwa i obronności państwa, Siedlce 2009, s. 9.
3.
Czaputowicz J., Bezpieczeństwo międzynarodowe. Współczesne koncepcje, Warszawa 2012, s. 87-88.
4.
Domański Z., Bezpieczeństwo socjalne, „Journal of modern science” t. 2/33/2017, s. 368.
5.
Gierszewski J., Bezpieczeństwo społeczne jako dziedzina bezpieczeństwa narodowego, „Historia i Polityka” nr 23 (30), s. 22-23, 27, 32-34.
6.
https://sjp.pwn.pl/sjp/spo%C5%82ecze%C5%84stwo;2523094 (12.02.2018 r.).
7.
https://sjp.pwn.pl/slowniki/bezpiecze%C5%84stwo.html (12.02.2018 r.).
8.
Jarmoszko S., Barszczewski W., Bezpieczeństwo społeczne w sytuacjach krytycznych, Siedlce 2017, s. 34-35, 90-91.
9.
Jarmoszko S., U podstaw antropologicznej konceptualizacji bezpieczeństwa [w:] Bezpieczeństwo personalne wobec współczesnych zagrożeń i wyzwań, K. Drabik, M. Żyła (red.), Warszawa 2017, s. 8.
10.
Kołodziejczyk A., Bezpieczeństwo jako fenomen społeczny : pojęcie bezpieczeństwa, jego interpretacje i odmiany, „Saeculum Christianum : pismo historyczno-społeczne”, 2017 14/1, s. 223-252.
11.
Koziej S., Bezpieczeństwo: istota, podstawowe kategorie i historyczna ewolucja, „Bezpieczeństwo narodowe”, 2011/18. s. 19-20.
12.
Księżpolski K.M., Bezpieczeństwo socjalne, [w:] Leksykon polityki społecznej, B. Rysz-Kowalczyk (red.), Warszawa 2001, s. 21.
13.
Leszczyński M., Bezpieczeństwo społeczne a współczesne państwo, „Zeszyty naukowe Akademii Marynarki Wojennej” rok LII nr 2 (185) 2011, s. 124.
14.
Leszczyński M., Mika V., Bezpieczeństwo społeczne w nowym pojmowaniu bezpieczeństwa państwa, „Acta Scientifica Academiae Ostroviensis”, s. 108-110.
15.
Malak K., Typologia bezpieczeństwa. Nowe wyzwania, [on-line:] http://stosunki-miedzynarodowe.pl/bezpieczenstwo/954-typologia-bezpieczenstwa-nowe-wyzwania?format=PDF, (12.02.2018 r.) s. 4, 7.
16.
Piwowarski J., Nauki o bezpieczeństwie. Zagadnienia elementarne, Kraków 2016 s. 5.
17.
Rozporządzenie MNiSW z dnia 8 sierpnia 2011 roku w sprawie obszarów wiedzy, dziedzin nauki i sztuki oraz dyscyplin naukowych i artystycznych, Dz.U.2011.179.1065.
18.
Skrabacz A., Bezpieczeństwo społeczne – podstawy teoretyczne i praktyczne, Warszawa, 2012, s. 38, 44.
19.
Skrabacz A., Pojęcie typologia i uwarunkowania bezpieczeństwa społecznego w XXI w., [w:] M. Kubiak, M. Minkina (red.), Współczesne bezpieczeństwo społeczne, Siedlce 2013, s. 41.
20.
Szewior K., Bezpieczeństwo społeczne jednostki. Założenia i polska rzeczywistość, Warszawa 2016, s. 75, 81.
21.
Wróblewski R., Ontologiczne, epistemologiczne, metodologiczne, aksjologiczne i prakseologiczne aspekty nauk o bezpieczeństwie [w:] Informacyjne uwarunkowania współczesnego bezpieczeństwa, M. Kubiak, R. Białoskórski, Siedlce 2016, s. 10-11, 114-115.
22.
Zięba R., O tożsamości nauk o bezpieczeństwie, „Zeszyty Naukowe AON” nr 1(86) 2012, s. 7-8.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Настоящее исследование автора написано на актуальную, интересную и острую тему общественной безопасности, в частности Польши. Актуальность темы исследования обусловлена тем, что на протяжении всего существования человечества безопасность всегда выступала как необходимое условие нормального функционирования и поступательного развития отдельных социальных групп, государств и мирового сообщества в целом. Во многих странах, в том числе Польше, предпринимаются меры по повышению эффективности деятельности органов государственной власти в этом важном направлении. Разрабатываются и реализуются федеральные и региональные программы по обеспечению безопасности, принимаются меры по безопасности граждан на улицах и в иных общественных местах, по повышению эффективности использования лицензионно-разрешительной и паспортно-регистрационной систем в обеспечении общественной безопасности, проводятся мероприятия по усилению безопасности в сфере дорожного движения и пожарной безопасности, а также общественной и личной безопасности граждан в чрезвычайных ситуациях. И в этой связи возникает потребность в осмыслении и решении ряда концептуальных общетеоретических проблем общественной безопасности граждан, определении конкретных направлений обеспечения безопасности, в создании механизмов и средств обеспечения, а также необходимость усовершенствования уже действующих и оправдавших себя на практике форм и методов обеспечения общественной безопасности.
Вышеизложенное и предопределило выбор темы исследования автора, которое имеет важное теоретическое значение для определения понятия общественной безопасности и ее обеспечения в Республике Польша.
В данном исследовании автор на основе исследовательской литературы, ценных сведений показывает роль общественной безопасности в современном мире.
Работа имеет продуманную, логически обоснованную композицию. Стоит также отметить, что в работе удачно показаны вопросы теории.
Самостоятельную ценность представляет параграф, посвященный структуре общественной безопасности, который классифицируется автором на социальную и психосоциальную безопасность. Как отмечается автором, «Социальное обеспечение не является объектным измерением безопасности монолитического характера. Его основными составляющими являются социальная безопасность и психосоциальная безопасность».
Важным, на наш взгляд, является раздел, посвященный общественной безопасности как конститутивному элементу национальной безопасности. Как справедливо отмечено автором научной статьи, «общественная безопасность рассматривается как неотъемлемая часть национальной безопасности, осуществляемая государством и отождествляемая с государством, что является чрезвычайно важным элементом обеспечения интересов как государства, так и отдельных граждан. Государство, игнорирующее общественную безопасность, подвергает своих граждан отчуждению, распаду национальной общины и, следовательно, неспособности обратиться к патриотическим ценностям в случае появления различных видов угроз государственной безопасности».
Методологическую основу исследования можно охарактеризовать как междисциплинарную.
Логика исследования и выводы отражают авторскую позицию и обладают определенной научной новизной. Автор провел комплексный анализ проблемного поля исследования, попытался систематизировать накопленные теоретические знания об общественной безопасности Польши. Результаты исследования выглядят достоверными и обоснованными.