Читать статью 'Оценка французскими исследователями целей России в Шанхайской организации сотрудничества ' в журнале Международные отношения на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1674,   статей на доработке: 279 отклонено статей: 341 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Международные отношения
Правильная ссылка на статью:

Оценка французскими исследователями целей России в Шанхайской организации сотрудничества

Трифонова Елизавета Дмитриевна

ORCID: 0000-0002-0636-8426

старший преподаватель, кафедра иностранных языков, факультет гуманитарных и социальных наук, Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Российский университет дружбы народов»

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10 к.2, каб. 502

Trifonova Elizaveta Dmitrievna

Senior Educator, the department of Foreign Languages, Faculty of Humanities and Social Sciences, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 10 k.2, kab. 502

elizkin3@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Тавберидзе Дарья Владимировна

ORCID: 0000-0002-2727-6803

кандидат философских наук

доцент, ФГАО ВО "Российский университет дружбы народов"

117198, Россия, г. Москва, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10/2, каб. 502

Tavberidze Darya Vladimirovna

PhD in Philosophy

Docent, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 10/2, kab. 502

tavberidze_dv@pfur.ru

DOI:

10.7256/2454-0641.2021.4.36890

Дата направления статьи в редакцию:

17-11-2021


Дата публикации:

26-11-2021


Аннотация: Предметом исследования является Шанхайская организация сотрудничества и цели Российской Федерации в данной организации. Статья является попыткой восполнить пробел французской историографии и провести анализ целей России в Шанхайской организации сотрудничества через призму французских исследований. В статье рассматривается то, как французские авторы оценивают цели России в данной организации на этапе ее зарождения, становления и развития, а также цели российской внешней политики в целом на постсоветском пространстве и Средней Азии. Особое внимание уделяется вопросам безопасности, энергетики, а также растущему влиянию Китая и США в среднеазиатском регионе. Актуальность исследования обусловлена тем, что впервые проводится анализ французских работ, посвященных Шанхайской организации сотрудничества и целям Российской Федерации в данной организации.В качестве основных методов были использованы исторический, нарративный, а также сравнительно-исторический методы исторического исследования.Для проведения анализа было отдано предпочтение ряду монографий и статей французских историков, политологов, экспертов в области международных отношений, посвященных внешней политике Российской Федерации начала 1990-х – конца 2000-х гг. и Шанхайской организации сотрудничества.Основными выводами проведенного исследования является то, что, по мнению большинства французских исследователей, Российская Федерация использует Шанхайскую организацию сотрудничества для укрепления своих позиций в Средней Азии, а также на мировой арене.


Ключевые слова: Средняя Азия, Китай, французские исследователи, Российская Федерация, Шанхайская организация сотрудничества, постсоветское пространство, ЕврАзЭС, ОДКБ, СНГ, внешнеполитические цели

Abstract: The subject of this research is the Shanghai Cooperation Organization and the goals of the Russian Federation therein. This article aims to fill the gap in French historiography and analyze the goals of the Russian Federation in the Shanghai Cooperation Organization through the prism of French researchers. An overview is given to the assessment given by French authors to Russia’s goals in this organization at the stage of its foundation, establishment and development, as well as the overall goals of the Russian foreign policy in post-Soviet space and Central Asia. Special attention is given to the security and energy issues, as well as the growing influence of China and the United States in Central Asia. The relevance of this work is substantiated by the analysis of French research dedicated to the Shanghai Cooperation Organization and the goals of the Russian Federation therein, which is carried out for the first time. For article leans on the monographs and articles by the French historians, political scientists, and experts in the area of international relations dedicated to foreign policy of the Russian Federation in the early 1990s – late 2000s and the Shanghai Cooperation Organization. The conclusion is made that according to the majority of French researchers, the Russian Federation uses the Shanghai Cooperation Organization to strengthen its positions in Central Asia, as well as on the international arena.



Keywords:

Collective Security Treaty Organization, EurAsEC, post-Soviet space, Central Asia, China, French researchers, Russian Federation, Shanghai Cooperation Organization, CIS, foreign policy goals

15 июня 2021 г. исполнилось 20 лет со времени создания Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) – одна из немногих международных региональных организаций в Средней Азии и на постсоветском пространстве, которая играет большое значение во внешней политике Российской Федерации, Китая, а также бывших центральноазиатских советских республик. Участие России и Китая как основных акторов в данной организации привлекает огромное внимание и вызывает живой интерес со стороны как зарубежных, в том числе и французских, так и российских исследователей и специалистов в области истории, политологии и международных отношений [2; 6, 12, 13, 17], которые в большинстве своем считают эту организацию наиболее эффективной региональной структурой [18, p. 70], барометром китайско-российского сближения [6, p. 7], a тот факт, что Шанхайская организация основана на внутренних интересах как России, так и Китая, двух региональных держав, и представителей постсоветского пространства, усиливает их общий интерес к сотрудничеству и стратегическому партнерству в рамках данной организации [8, p. 242].

Шанхайская организация сотрудничества, была создана в 2001 г. в Шанхае (КНР) на базе механизма «Шанхайской пятерки», в которую входили Республика Казахстан, Китайская Народная Республика, Кыргызская Республика, Российская Федерация, Республикой Таджикистан, а также присоединившаяся к ним в 2001 г. Республика Узбекистан. Так как Шанхайская пятерка была основана на двух соглашениях – Соглашении между Российской Федерацией, Республикой Казахстан, Киргизской Республикой, Республикой Таджикистан и Китайской Народной Республикой об укреплении доверия в военной области в районе границы (1996) и Соглашении между Российской Федерацией, Республикой Казахстан, Киргизской Республикой, Республикой Таджикистан и Китайской Народной Республикой о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы (1997), в ее цели изначально входило лишь решение внутрирегиональных проблем таких, как «укрепление безопасности, сохранение спокойствия и стабильности в районе границы»[5, 6], «продвижение и углубление отношений добрососедства, взаимного доверия и дружбы между государствами-участниками, упрочение безопасности и стабильности в регионе, содействие совместному развитию» [1], но с течением времени цели уже Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) расширились и, помимо совместного обеспечения и поддержания мира, безопасности и стабильности в регионе, согласно Декларации о создании Шанхайской организации сотрудничества стали включать в себя сотрудничество в таких сферах, как торговля, энергетика, телекоммуникации, сельское хозяйство, образование и культура, а также других сферах экономики [1].

Несмотря на то, что данная организация рассматривается большинством исследователей как региональная, зачастую через призму китайского участия в ней, ряд французских исследователей, таких как историк Э. Каррер д'Aнкос, И. Факон, Ж.-С. Монгренье, Д. Тертри и др.[8, 12, 17, 19] уделяют особое внимание изучению темы Шанхайской организации сотрудничества, а также месту, целям и задачам Российской Федерации в данной организации. В своих работах французские исследователи подробно останавливаются только на ряде целей России в Шанхайской организации сотрудничества, касающихся сохранение региональной безопасности [8, 11, 12, 19, 15, 21], экономики [12, 16, 19, 21], а также сохранению и укреплению влияния России как в регионе, так и на международной арене [8, 9, 12, 15, 16, 17, 20], к сожалению, не уделяя должного внимания таким областям, как культура, образование и т.д.

Среди первоначальных целей Шанхайской организации сотрудничества французские исследователи выделяют, во-первых, цели, направленные на сохранение региональной безопасности, в частности, снижение рисков конфликта между государствами, входящими в организацию, и, как следствие, источников нестабильности, появившихся в связи с созданием новых государств после распада СССР, а также обеспечение безопасности в общем в Средней Азии [12, р. 27]; [21, p. 321]. Однако исследователи отмечают, что в этих целях Россия проводит политику в двух направлениях: помимо работы и консолидации в рамках ШОС, Россия также заинтересована и в укреплении Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), которые становятся приоритетами внешней политики России с 2000-х гг. с приходом власти В. Путина, но уже в рамках другой организации – Содружества Независимых Государств (СНГ) [13, p. 30]. Следует отметить, что французские исследователи противопоставляют ШОС и Организацию Договора о коллективной безопасности достаточно часто, заявляя, что Россия более заинтересована в развитии последней организации, приводя в качестве одного из аргументов даже то, что в названии ШОС имеется ассоциация с Китаем, что, следовательно, дает больше пространства для доминирования Китая в данной организации в целом, и в Средней Азии, в частности [13, p. 29]. С другой стороны во французских исследованиях подчеркивается важность ШОС для России в связи с тем, что ШОС является единственной крупной организацией, в которую входят члены другой региональной организации – СНГ [19, p.98].

С развитием ШОС первоначальные цели российских властей в том, что касается вопросов безопасности, расширяются и переходят с регионального на международный уровень. По инициативе России именно Шанхайская организация сотрудничества начинает заниматься проблемами, которые находятся в центре внимания Организации Объединенных Наций, в первую очередь борьбой с терроризмом, незаконным оборотом наркотиками и торговлей оружием, людьми, отмыванием денег и другими формы транснациональной преступности [12, р. 27]. Наибольшие успехи, по мнению французских исследователей, наблюдаются в области борьбы с терроризмом и сепаратизмом. Стремясь создать в рамках ШОС военную структуру, схожую с Организацией Договора о коллективной безопасности, но не пересекающую ее интересы, в 2004 г. в Ташкенте создается антитеррористический центр, РАТС (Региональная антитеррористическая структура), который должен разработать общие методы борьбы с террористическими движениями, позволяющие обмениваться информацией и продвигать диалог, способствующий лучшему взаимопониманию между структурами безопасности [16, р. 184]. Несмотря на успехи, достигнутые в данном направлении, следует отметить, что французские исследователи говорят о невозможности превратить ШОС в крупный военный блок, так называемое «евразийское НАТО», из-за нежелания России сотрудничать именно в военной сфере в рамках ШОС и ее стремления сохранить свой контроль в Средней Азии через Организацию Договора о коллективной безопасности [11-13, 17], которую они достаточно часто называют «НАТО ближнего зарубежья» [17, p. 89-90].

Во-вторых, исследователи выделяют экономические цели, одной из которых является сдерживание экономического влияния Китая. ШОС достаточно часто рассматривается как площадка для расширения влияния Китая в центральноазиатских республиках, рынки которых уже наводнены китайской продукцией, конкурирующей с российским экспортом. По мнению большинства исследователей, российские власти понимают и принимают во внимание существующую опасность того, что динамичное экономическое развитие Китая в конечном итоге позволит ему заявить о себе в качестве доминирующей державы как на центральноазиатском пространстве, так и в самой организации и используют для сдерживания растущей интеграции экономик Центральной Азии и Китая Евразийское экономическое сообщество, которое объединяет Россию, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан [18, 19].

С другой стороны французские исследователи признают, что, несмотря на то, что по сути и ЕврАзЭС и ШОС являются конкурентами в регионе, теоретически имея в своих целях примерно на одно и то же, возможно, они и не станут конкурировать друг с другом. Так, в сентябре 2003 г. главы правительств государств-членов ШОС парафировали «Программу многостороннего торгово-экономического сотрудничества», определяющую общие направления экономической интеграции в рамках ШОС до 2020 г. и предусматривающую долгосрочное создание общего рынка, на котором будет достигнуто свободное перемещение товаров, услуг, капитала и технологий [13, p. 30]; [17].

Отдельно среди экономических целей выделяется энергетика. Большинство исследователей приходят к выводу, что благодаря Шанхайской организации сотрудничества России удается контролировать энергетические инициативы Китая в Центральной Азии, который намерен превратить ШОС в «платформу» влияния, увеличив импорт углеводородов с Каспия, а также легитимизирует свое региональное присутствие в качестве евразийской державы [17]. Также уже не один год в рамках ШОС идет обсуждение создания Энергетического клуба, который мог бы конкурировать с ОПЕК, имея 20% мировых запасов нефти и 50% запасов газа [2, p. 31]; [16, р. 186]. Энергетическое сближение между Китаем и государствами Центральной Азии, возможно, могло бы придать больше реальности этому клубу, нивелировав аспекты соперничества двух стран в этой сфере, но, данная идея все еще не нашла воплощения и находится на стадии обсуждения по ряду причин, в том числе и из-за подозрений со стороны России в связи с энергетическими соглашениями, которые Китай в одностороннем порядке заключает со странами Центральной Азии (например, нефтепровод Казахстан-Китай или китайские инвестиции в углеводороды из республик Средней Азии), которые напрямую конкурируют с российскими интересами и проектами, что также является одной из причин того, что Россия больше склоняется к экономической интеграции в рамках именно Евразийского экономического сообщества [12 р. 34]; [16].

В-третьих, для России ШОС – это организация, которую она использует для продвижения и укрепления своего авторитета как в Средней Азии, так и на международной арене.

Большинство исследователей, считают, что ШОС используется Россией как один из инструментов, с помощью которого она вместе с Китаем пытается противостоять усилиям западных стран по насаждению демократии в регионе извне путем поощрения различных субъектов (НПО, фонды и др.) для их более или менее непосредственного участия в «цветных революциях» [8, 21]. С другой стороны, некоторые исследователи считают, что инструменты, которые Россия использует в этих целях, находятся вне рамок данной организации, имея в виду выступающую в качестве конкурирующей с ШОС Организацию Договора о коллективной безопасности, которая постепенно разрабатывает и предлагает инструментарий для антикризисного управления и быстрого реагирования на подобные кризисные ситуации [10].

Что касается целей, связанных с усилением позиций России на международной арене, французские исследователи подчеркивают, что, во-первых, для России Шанхайская организация сотрудничества, которую она рассматривает как определяющий фактор международной политики, является одной из многих, многосторонних структур, но не единственной, на которые она опирается в попытке возродить свое влияние, значительно уменьшившееся после распада СССР, как на региональном, так и международном уровнях, и благодаря которой она находит поддержку предпринимаемым действиям со стороны других членов организации в рамках ШОС [12, р. 28]; [8, p.245]. Для Москвы Шанхайская организация является ценным козырем, который в условиях геополитической конкуренции в ее бывшей зоне влияния, дает ей возможность изменить и укрепить свою роль [8, p.245]. Другие исследователи видят в ШОС продолжение «доктрины Примакова» (которую чаще связывают с другим региональным объединением – БРИКС), целью которой было переориентировать внешнюю политику России с Запада на Восток и, в частности, Азию [15, p. 83]; [16, р. 188]. Продвигая ШОС не только в Средней Азии, но и в азиатско-тихоокеанском регионе, как одного из главных международных акторов, России удается укрепить свои позиции не только в Средней Азии, но и в Тихоокеанском регионе и Юго-Восточной Азии [21, p. 338].

Также большинство исследователей согласны с тезисом, согласно которому ШОС также является как для России, так и для Китая инструментом, который оба государства используют для противостояния американской гегемонии, а также любого внешнего вмешательства во внутренние дела государств [12, 15, 17]. Следует отметить, что ШОС зарождается во время нарастания напряженности между Москвой и Вашингтоном в связи с расширением НАТО на восток, а также между США и КНР (кризис Тайваньского пролива 1996 г.). В декларациях ШОС регулярно поднимаются основополагающие темы китайско-российского «стратегического партнерства», подкрепленного желанием Москвы и Пекина сформировать единый фронт против однополярного международного порядка, благоприятствующего продвижению интересов всех стран, как больших, так и малых. С начала 1990-х гг. Россия, осознавая, что в одиночку не сможет противостоять американской гегемонии, работает над созданием политических союзов с государствами, которые хотят ограничить ее негативные последствия. Китайско-российское стратегическое партнерство и поддержка развития ШОС прекрасно вписывается в эту логику. Для Москвы ШОС является центральным элементом предпринимаемых ею усилий по перегруппировке государств Центральной Азии перед лицом международного превосходства Соединенных Штатов. Об этом свидетельствуют и участие в качестве наблюдателей в ШОС Пакистана, Ирана и Монголии и инициативы ШОС в отношении Ирана (приглашение на саммит в Шанхае в 2006 г., отказ России и Китая принимать в расчет американский тезис, согласно которому Иран, отнесенный к «Оси Зла», поддержит международный терроризм) [9, 12, 15, 20].

С другой стороны, следует отметить, что ряд исследователей придерживаются той точки зрения, что через ШОС Россия также пытается контролировать и регулировать растущее влияние Китая в Центральной Азии [8; 14, 16]. Например, Россия не заинтересована в экономическом расширении ШОС, предпочитая, как уже указывалось выше, региональную интеграцию в рамках ЕврАзЭС, а для уменьшения военного влияния Китая, Россия использует ОДКБ, что также позволяет «удерживать Китай на расстоянии». Так, например, И. Факон считает, что в глазах авторитарных среднеазиатских государств Россия заслуживает больше доверия, чем Китай или ШОС в том, что касается возможностей оказать им реальную помощь в случае серьезного кризиса [12, p. 30].

В заключение следует отметить, что французские исследователи сходятся во мнении, что Шанхайская организация сотрудничества занимает одно из приоритетных мест во внешней политике России [21, p. 321], и что все цели, которые Российская Федерация преследует в данной организации такие, как сохранение региональной безопасности, экономические цели, сдерживание американского и, отчасти, китайского влияния, служат разнонаправленному, но осторожному сотрудничеству, преследующему различные интересы стран-участников. Среди основных целей также выделяется попытка «обоюдной нейтрализации» России и Китая [10, p. 30], которая в конечном итоге, по мнению большинства исследователей, будет ограничивать перспективу превращения ШОС в «азиатский блок» c сильной военной составляющей, именно поэтому основными преимуществами ШОС для России становится не просто реализация своих интересов в регионе, а предоставляемая в рамках этой организации возможность контролировать и регулировать растущее влияние Китая в Центральной Азии [8, 10, 16].

Библиография
1.
Декларация о создании Шанхайской организации сотрудничества [Электронный ресурс] URL: http://kremlin.ru/supplement/3406 (дата обращения: 10.02.2021)
2.
Серебрякова Н.В. Шанхайская организация сотрудничества: многосторонний компромисс в Центральной Азии. М.: Инфорос, 2011. 206 с.
3.
Стратегия развития ШОС и политики России в этой организации. М.: ИДВ РАН, 2012. 370 c.
4.
Электронный фонд правовых и нормативно-технических документов [Электронный ресурс] URL: https://docs.cntd.ru/document/901779315(дата обращения: 10.02.2021)
5.
Электронный фонд правовых и нормативно-технических документов [Электронный ресурс] URL: https://docs.cntd.ru/document/901763237 (дата обращения: 10.02.2021)
6.
Aris S. Russian-Chinese Relation through the lens of the SCO. // Russie. Nei. Visions. 2008. № 34. 20 p.
7.
Bailes A.J.K., Dunay P., Guang P., Troitskiy M. The Shanghai Cooperation Organization. Stokholm: SIPRI, 2007. 58 p.
8.
Carrère d'Encausse H. La Russie entre deux mondes. Paris: Fayard, 2010. 336 p.
9.
Delcour L. Un nouvel aplomb sur la scène internationale? Comment la Russie voit-elle le monde? Éléments d’analyse d’une politique étrangère en mutation. // Revue internationale et stratégique. 2007. № 68. P. 133-141
10.
Facon I. L'Asie centrale comme enjeu dans le partenariat stratégique sino-russe. // Recherches et documents. Courrier des pays de l'Est. 2008. № 6. 35 p.
11.
Facon I. Les enjeux de sécurité en Asie centrale: la politique de la Russie. AFRI. 2004. Volume V. P. 653-666
12.
Facon I. L'organisation de coopération de Shanghai. Ambitions et intérêts russes. // Le courrier des pays de l'Est. 2006. № 55. P. 26-37
13.
Facon I. Quel avenir pour le partenariat russo-chinois au sein de l'OCS? Les Cahiers du Comité Asie de l'ANAJ-IHEDN2014, № 8 P. 29-33
14.
Facon I. Russie en Asie. Une Russie insuffisamment asiatique. // Monde chinois-nouvelle Asie. 2011-2012. № 28. P. 18-19
15.
Kellner T., Djalili M. Géopolitique de la nouvelle Asie Centrale. De la fin de l’URSS à l’après 11 septembre. Genève: Graduate Institute Publications, 2015. 457 p.
16.
Laruelle M., Peyrouse S. Recomposition géopolitique sur le vieux continent. L'Organisation de coopération de Shanghai. // Revue internationale et stratégique. 2008. № 72. Р. 181-190. DOI : 10.3917/ris.072.0181
17.
Mongrenier J-S. Organisation de coopération de Shanghai: vers une axe Russie/Eurasie contre L'Occident?[Электронный ресурс]. URL: https://www.atlantico.fr/decryptage/organisation-cooperation-shanghai-vers-axe-russie-eurasie-contre-occident-jean-sylvestre-mongrenier384738.html (дата обращения: 10.09.2021)
18.
Poujol C. L'Asie central, bilan: quinze années de discours et de pratiques sur l'intégration dans un espace désintégré. // Revue internationale et stratégique. 2006. № 64 Р. 69-78
19.
Teurtrie D. Géopolitique de la Russie. Intégration régionale, enjeux énergétiques, influence culturelle. Paris: l'Harmattan, 2010. 337 p.
20.
Thom Fr. Une politique étrangère déterminée par les dynamiques internes // Boulevard Exterieur. 2012. [Электронный ресурс]. URL: http://www.boulevard-exterieur.com/print.php?rubrique=1&ssCat=&id=1839&PHPSESSID=496558d1fdf3 cf2647f591068fd1ae33 (дата обращения: 26.02.2021)
21. Yakemtchouk R. La politique étrangère de la Russie. Paris: l'Harmattan. 2008. 435 p.
References (transliterated)
1.
Deklaratsiya o sozdanii Shankhaiskoi organizatsii sotrudnichestva [Elektronnyi resurs] URL: http://kremlin.ru/supplement/3406 (data obrashcheniya: 10.02.2021)
2.
Serebryakova N.V. Shankhaiskaya organizatsiya sotrudnichestva: mnogostoronnii kompromiss v Tsentral'noi Azii. M.: Inforos, 2011. 206 s.
3.
Strategiya razvitiya ShOS i politiki Rossii v etoi organizatsii. M.: IDV RAN, 2012. 370 c.
4.
Elektronnyi fond pravovykh i normativno-tekhnicheskikh dokumentov [Elektronnyi resurs] URL: https://docs.cntd.ru/document/901779315(data obrashcheniya: 10.02.2021)
5.
Elektronnyi fond pravovykh i normativno-tekhnicheskikh dokumentov [Elektronnyi resurs] URL: https://docs.cntd.ru/document/901763237 (data obrashcheniya: 10.02.2021)
6.
Aris S. Russian-Chinese Relation through the lens of the SCO. // Russie. Nei. Visions. 2008. № 34. 20 p.
7.
Bailes A.J.K., Dunay P., Guang P., Troitskiy M. The Shanghai Cooperation Organization. Stokholm: SIPRI, 2007. 58 p.
8.
Carrère d'Encausse H. La Russie entre deux mondes. Paris: Fayard, 2010. 336 p.
9.
Delcour L. Un nouvel aplomb sur la scène internationale? Comment la Russie voit-elle le monde? Éléments d’analyse d’une politique étrangère en mutation. // Revue internationale et stratégique. 2007. № 68. P. 133-141
10.
Facon I. L'Asie centrale comme enjeu dans le partenariat stratégique sino-russe. // Recherches et documents. Courrier des pays de l'Est. 2008. № 6. 35 p.
11.
Facon I. Les enjeux de sécurité en Asie centrale: la politique de la Russie. AFRI. 2004. Volume V. P. 653-666
12.
Facon I. L'organisation de coopération de Shanghai. Ambitions et intérêts russes. // Le courrier des pays de l'Est. 2006. № 55. P. 26-37
13.
Facon I. Quel avenir pour le partenariat russo-chinois au sein de l'OCS? Les Cahiers du Comité Asie de l'ANAJ-IHEDN2014, № 8 P. 29-33
14.
Facon I. Russie en Asie. Une Russie insuffisamment asiatique. // Monde chinois-nouvelle Asie. 2011-2012. № 28. P. 18-19
15.
Kellner T., Djalili M. Géopolitique de la nouvelle Asie Centrale. De la fin de l’URSS à l’après 11 septembre. Genève: Graduate Institute Publications, 2015. 457 p.
16.
Laruelle M., Peyrouse S. Recomposition géopolitique sur le vieux continent. L'Organisation de coopération de Shanghai. // Revue internationale et stratégique. 2008. № 72. R. 181-190. DOI : 10.3917/ris.072.0181
17.
Mongrenier J-S. Organisation de coopération de Shanghai: vers une axe Russie/Eurasie contre L'Occident?[Elektronnyi resurs]. URL: https://www.atlantico.fr/decryptage/organisation-cooperation-shanghai-vers-axe-russie-eurasie-contre-occident-jean-sylvestre-mongrenier384738.html (data obrashcheniya: 10.09.2021)
18.
Poujol C. L'Asie central, bilan: quinze années de discours et de pratiques sur l'intégration dans un espace désintégré. // Revue internationale et stratégique. 2006. № 64 R. 69-78
19.
Teurtrie D. Géopolitique de la Russie. Intégration régionale, enjeux énergétiques, influence culturelle. Paris: l'Harmattan, 2010. 337 p.
20.
Thom Fr. Une politique étrangère déterminée par les dynamiques internes // Boulevard Exterieur. 2012. [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.boulevard-exterieur.com/print.php?rubrique=1&ssCat=&id=1839&PHPSESSID=496558d1fdf3 cf2647f591068fd1ae33 (data obrashcheniya: 26.02.2021)
21. Yakemtchouk R. La politique étrangère de la Russie. Paris: l'Harmattan. 2008. 435 p.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования статьи выступает специфика концептуализации Шанхайской организации сотрудничества во французской науке. Методология исследования традиционна для подобного рода работ и использует концептуально-аналитический метод, позволяющий на материале публикаций, посвящённых рассматриваемой проблеме, раскрыть специфику применяемых авторами этих публикаций подходов и методов. Обычно это делается либо в пропедевтических целях, чтобы научить студенческую аудиторию тем или иным приёмам научной работы, либо с целью разработки новаторских методологических средств для дальнейших исследований. В этом аспекте работы подобного рода всегда будут актуальны и представляют определённый интерес.
Соответственно, введение в оборот российской науки результатов исследований ШОС французскими учёными, такими как Э. Каррер д'Анкос, И. Факон, Ж.-С. Монгренье, Д. Тертри и др., безусловно, актуально и имеет некоторые признаки научной новизны. В частности, автор справедливо отмечает, что относительно Шанхайской организации сотрудничества у российских властей первоначально были региональные цели, касающиеся, в основном, вопросов обеспечения безопасности, которые, по мере развития этой организации, вышли на международный уровень борьбы с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и отмыванием денег, а также торговлей оружием и людьми. Причём, именно в сфере борьбы с терроризмом и сепаратизмом указанной организации удалось достичь наибольших успехов. А вот в создании военной альтернативы НАТО Шанхайской организации сотрудничества преуспеть не удалось, в силу нежелания России терять собственный контроль в Средней Азии. Заставляет задуматься и вывод французских исследователей о том, что ШОС для России представляет собой организацию, которую она использует для укрепления своего авторитета в Средней и Юго-Восточной Азии, а также в Тихоокеанском регионе. Соответственно, возникает некоторое противоречие в целях ШОС для российских властей, связанное с их стремлением сотрудничать в рамках ШОС с Китаем, но при этом использовать эту организацию для сдерживания растущего китайского влияния в Центральной Азии. «Например, – справедливо отмечает автор, – Россия не заинтересована в экономическом расширении ШОС, предпочитая… региональную интеграцию в рамках ЕврАзЭС, а для уменьшения военного влияния Китая, Россия использует ОДКБ, что также позволяет "удерживать Китай на расстоянии"». На этом основании автор делает верный вывод о том, что помимо сотрудничества в сфере региональной безопасности, а также сдерживания американского влияния в регионе, ШОС имеет основной целью «обоюдную нейтрализацию» России и Китая, позволяя двум крупнейшим игрокам в регионе контролировать друг друга. Однако вполне адекватно репрезентируя результаты исследований французских учёных, автор статьи не анализирует их критически, не пытается сопоставить (и противопоставить, в случае необходимости) эти результаты с работами российских учёных, а также исследователей из других стран.
В целом статья представляет собой достаточно содержательное научное исследование, логически структурированное и написанное хорошим научным языком. В тексте есть некоторые незначительные грамматические ошибки (например, несогласованное предложение: «…На ряде целей <…>, касающихся сохранение…, а также сохранению и укреплению…», или утерянное подлежащее: «Стремясь создать в рамках ШОС военную структуру <…>, создаётся антитеррористический центр…»), не влияющие на общее положительное впечатление от содержания и стиля работы. Библиография достаточно репрезентативна для рассматриваемых в статье вопросов. Апелляция к оппонентам отсутствует, хотя для данной работы не помешала бы.
Выводы, интерес читательской аудитории. Статья представляет собой качественное научное исследование, методология применяется корректно, выводы достаточно обоснованы и представляют несомненный интерес для читательской аудитории.