Читать статью 'Взаимоотношения Франции с государствами Ближнего Востока в период президентства Эммануэля Макрона в контексте урегулирования региональных кризисов' в журнале Конфликтология / nota bene на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1632,   статей на доработке: 227 отклонено статей: 300 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Конфликтология / nota bene
Правильная ссылка на статью:

Взаимоотношения Франции с государствами Ближнего Востока в период президентства Эммануэля Макрона в контексте урегулирования региональных кризисов

Комаха Анна Алексеевна

магистр, кафедра зарубежного регионоведения, Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского

603022, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, проспект Гагарина, 23

Komakha Anna Alekseevna

Master's Degree, the department of Foreign Regional Studies, Lobachevsky State University of Nizhny Novgorod

603022, Russia, Nizhegorodskaya oblast', g. Nizhnii Novgorod, prospekt Gagarina, 23

komakha99@mail.ru
Ивашкин Михаил Александрович

аспирант, кафедра истории и теории международных отношений, Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского

603022, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, проспект Гагарина, 23

Ivashkin Mikhail Aleksandrovich

Postgraduate student, the department of History and Theory of International Relations, Lobachevsky State University of Nizhny Novgorod

603022, Russia, Nizhegorodskaya oblast', g. Nizhnii Novgorod, prospekt Gagarina, 23

mikhail.ivashkin@gmail.com
Котов Михаил Владимирович

ORCID: 0000-0002-0308-7290

аспирант, кафедра истории и теории международных отношений, Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского

603022, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, проспект Гагарина, 23

Kotov Mikhail Vladimirovich

Postgraduate student, the department of History and Theory of International Relations, Lobachevsky State University of Nizhny Novgorod

603022, Russia, Nizhegorodskaya oblast', g. Nizhnii Novgorod, prospekt Gagarina, 23

kotov.m95@yandex.ru

DOI:

10.7256/2454-0617.2022.1.37130

Дата направления статьи в редакцию:

17-12-2021


Дата публикации:

09-01-2022


Аннотация: Статья посвящена анализу взаимоотношений Франции с государствами ближневосточного региона на современном этапе через призму внешнеполитического курса Э. Макрона, занявшего 14 мая 2017 г. пост Президента государства. Ближневосточное направление внешней политики является традиционным для Республики, в связи с чем входит в сферу внешнеполитических приоритетов действующего лидера. Авторы ставят перед собой следующую цель – выявить суть и ключевые особенности ближневосточного курса Э. Макрона. Для достижения обозначенной цели требуется решить ряд задач, в частности: определить приоритетные направления внешней политики Президента, обозначить круг стран региона, на который распространяются меры выбранного им курса, проанализировать, в каких государствах и в какой степени лидер Республики продолжает политику своих предшественников, находившихся у власти с начала XXI в., и с какими странами Ближнего Востока у Франции изменились отношения. В конечном итоге авторы приходят к выводу о наличии определенных факторов, затрудняющих проведение грамотной политики в регионе, которая бы отвечала интересам всех ближневосточных акторов. В их числе особое место занимают разногласия французского лидера с международными партнерами по ближневосточному регулированию, что в значительной степени усложняет проведение грамотной внешней политики по отношению к странам арабского мира. На данный момент французский лидер все большее внимание уделяет проведению политики европейской интеграции, в связи, с чем на ближневосточном направлении возникает ряд нерешенных вопросов, что в совокупности с внутриполитическими проблемами подрывает авторитет действующего Президента Франции.


Ключевые слова: Саудовская Аравия, ОАЭ, Ирак, Сирия, Ливия, Алжир, Ближний Восток, Макрон, Франция, внешняя политика

Abstract: This article analyzes the relations between France and the Middle East states through the prism of foreign policy course of Emmanuel Macron, who was elected as the president of France on May 14, 2017. The Middle East vector of foreign policy is traditional for the Republic, and therefore is one of the foreign policy priorities for the current leader. The author aim to determine the essence and key peculiarities of the Middle East course of E. Macron. For achieving the set goal it is necessary to outline the priority foreign policy vectors of the president and range of countries in the region that are subject to the measures of his chosen course; analyze in which states and to what extent the leader of the Republic continues the policy of his predecessors who were in power since the early XXI century; and changes in the relations between France and certain Middle East states. The conclusion is made on the presence of particular factors that hinder the conduct of smart policy in the region, which would meet the interests of all Middle Eastern actors. Disaccord of the French leader with his international partners regarding the Middle East regulation significantly complicates the implementation of smart foreign relative to the Arab world. E. Macron is currently paying scrupulous attention to the policy of European integration, which raises a number of unresolved issues regarding the Middle East. This alongside the domestic political issues undermines the authority of the current French leader.



Keywords:

United Arab Emirates, Iraq, Syria, Libya, Algeria, Middle East, Saudi Arabia, Makron, France, foreign policy

Введение. В рамках современных международных отношений регион Ближнего Востока входит в число самых неспокойных, и одна из ключевых международных проблем, для решения которой необходима консолидация всего мирового сообщества, состоит в вопросе урегулирования ближневосточного конфликта [7, с.213]. Вплоть до настоящего времени ряд европейских держав стремился восстановить обусловленное многовековой традицией взаимодействия собственное влияние в регионе [8, с.167]. Ближневосточное направление внешней политики является традиционным для Франции [1, с.253]. Взаимоотношения данного государства с арабскими странами выстраивались на протяжении долгого времени, ближневосточная политика Французской Республики имеет глубокие традиции и корни. Франция, являясь одним из европейских государств наиболее заинтересованных в скорейшем разрешении ближневосточной проблемы, с конца XX в. начала принимать активное участие наряду с другими государствами ЕС в преодолении арабо-израильских противоречий [7, с. 216].

Рассмотрение формирования политики Э.Макрона на Ближнем востоке можно проводить сквозь призму конфликтной модели общества Ральфа Дарендорфа. Дарендорф представляет общество как постоянно изменяющуюся систему отношений между социальными группами или классами, находящихся в конфликте, взаимоотношений между конфликтующими социальными группами и классами. Социальные конфликты неизбежны и даже необходимы. Отсутствие конфликта считается ненормальным для общества. Дарендорф полагал, что необходимо проводить анализ систем в состоянии их неприрывного изменения. Данные изменения происходят естественным путём на постоянной основе. Изменения в социуме могут приобретать разные формы, в том числе - конфликтные. Дарендорф высказывал мнение, что конфликты могут быть более или менее насильственными, но их регулирование является решающим средством уменьшения насильственности; регулирование конфликтов делает их контролируемыми, "и их творческая сила становится на службу постепенному развитию социальных структур" [16, с.145].

Актуальность исследования состоит, с практической точки зрения, в нестабильности положения на Ближнем Востоке и продолжении процессов дестабилизации в регионе, порождающих изменения в геополитической картине мира. Оценка проводимой Э. Макроном ближневосточной политики основными акторами современных международных отношений может оказать значительное влияние на региональную расстановку сил. И, кроме того, анализ данной политики актуален и с академической точки зрения, так как она замыкает комплекс внешнеполитических мер, использовавшихся тремя лидерами Пятой республики с начала XXI в. и является еще одним шагом к созданию целостной картины ближневосточной политики Франции в обозначенный период.

Научная новизна статьи заключается в использовании широкого круга источников и литературы, не применявшихся ранее при совокупном анализе ближневосточной стратегии Э. Макрона в ряде стран ближневосточного региона и позволяющих наиболее предметно рассмотреть базовые положения внешнеполитического курса Президента. Более того, на данный момент существует возможность использования новейших материалов и работ как отечественных, так и зарубежных авторов, по причине того, что выбранная проблематика является чрезвычайно актуальной, с точки зрения динамики основных положений стратегии французского лидера в отношении стран арабского мира. Исходя из этого, при написании статьи использовался достаточно широкий диапазон научной литературы, однако внешнеполитическая стратегия Э. Макрона на сегодняшний день является довольно слабо изученной. В целом, особое внимание роли Франции в урегулировании арабо-израильского конфликта уделено в работах Рыжова И.В., Золиной Д.М., Интякова А.А., Бородиной М.Ю., Смирновой О.А., Становой Т.А. и Осевича П. Анализу ключевых направлений ближневосточного внешнеполитического курса Франции в период президентства Э. Макрона посвящены труды Пунавиа И., Петровича-Белкина О.К., Бау Дж., Семо М. и Пере С.

Первое приоритетное направление внешней политики. 14 мая 2017 г. в должность Президента Французской республики официально вступил Э. Макрон. Вырабатываемый им курс основывается на признании мер по приспособлению к «многополярному и нестабильному миру», в числе которых важно отметить поддержание связей c основными акторами международной арены. Президент является убежденным глобалистом, считающим, что у Франции нет будущего без развития интеграционных проектов и сильных международных коалиций [9]. Так, на данный момент Франция занимается тщательной проработкой вопросов финансово-экономической интеграции с Германией и готова вести диалог с Россией, Италией, Турцией и странами Ближнего Востока [9]. Основная роль французской дипломатии на сегодняшний день заключается в грамотном лавировании между существующими альянсами основных участников международных отношений, а также в обеспечении безопасности французских граждан, поддержании международной безопасности и отстаивании классической позиции Республики на Ближнем Востоке [13].

Реализация обозначенного направления проявляется в политике в отношении таких ближневосточных государств, как Алжир и Ливия. С Алжиром Парижу удается поддерживать относительно стабильные отношения. В ходе избирательной кампании во Франции правительство Алжира организовало Э. Макрону прием на самом высоком уровне, так как в нем видели будущего Президента Республики. В ходе своего визита в Алжир в феврале 2017 г. он призвал свое государство принести извинения перед страной за проявленное французами варварство в период ее колонизации, а также за прошлые преступления, в том числе и те, которые были совершены в период освободительной войны в Алжире. Это послужило гарантией устойчивых взаимоотношений между Францией и Алжиром, выработкой контактов и связей между ними.

Также Э. Макрон осуществил довольно успешное посредничество при урегулировании позиций противоборствующих сторон конфликта в Ливии. 25 июля 2017 г. в Париже были проведены переговоры между главой правительства национального согласия Ливии Фаизом Сараджем и его противником, командующим национальной армией Ливии генералом Халифой Хафтаром, по итогам которых между конфликтующими сторонами было заключено перемирие, введен режим прекращения огня и утвержден отказ от применения вооруженных сил за исключением случаев борьбы с терроризмом. Позиция Республики по данному вопросу заключалась в создании государства, «способного реагировать на фундаментальные потребности ливийцев», с единой регулярной армией под гражданским контролем [5]. Э. Макрон считал необходимым совместный контроль за ливийской территорией и границами для борьбы с террористическими группами и возвращения к стабильности государственных институтов. Своими действиями он подтвердил желание Франции участвовать в вопросах урегулирования конфликтов в регионе, стабилизировать ситуацию и укреплять собственную позицию. Но в апреле 2019 г. правительство национального согласия в Ливии обвинило Францию в поддержке Хафтара, который в тот момент осуществлял наступление на Триполи, в том числе и оружием. Армию Хафтара обвинили в обстреле жилых районов и гибели мирного населения. В ответ на это МИД Франции заявил, что Париж обеспокоен ситуацией в Ливии и намерен продолжать свои усилия рядом с ливийцами и европейскими партнерами для того, чтобы найти обоюдное решение этого конфликта.

Поддержание международного статуса на Ближнем Востоке является вторым приоритетным направлением внешней политики Франции периода президентства Э. Макрона. Данное направление является традиционным для государства, и, по крайней мере, с конца XX – начала XXI вв. лидеры Республики решали задачу укрепления влияния в странах региона. Ж. Ширак активно применял на практике основную концептуальную предпосылку внешней политики Пятой республики – отстаивание национальных интересов Франции в любой точке земного шара [6, с.59]. Ее же использовал в период нахождения у власти в Республике Ф. Олланд. Что касается внешнеполитического курса Н. Саркози, он был ориентирован исключительно на продвижение собственных политико-экономических национальных интересов [1, с. 265]. И сейчас для Э. Макрона укрепление позиции Франции в регионе также имеет большое значение. На протяжении 2019 г. французское руководство занималось разработкой особого гуманитарного проекта по присутствию в регионе, в особенности, в Сирии.

В отношении данного государства позиция Президента, по сравнению с политикой своих предшественников, ужесточилась: появились «красные линии», на нарушение которых Франция намерена незамедлительно реагировать (например, в вопросах применения химического оружия и химической атаки) [11]. Вместе с тем французская дипломатия называет борьбу с терроризмом и ликвидацию «Исламского государства», а также предотвращение хаоса и трансформации Сирии в «несостоявшееся государство» приоритетом Республики [15]. В октябре 2019 г., когда Турция начала военную операцию на северо-востоке Сирии с целью уничтожения боевиков ИГ и членов курдских формирований, лидер Франции совместно с лидерами Германии и Великобритании осудил действия Анкары в данном регионе [2]. По их мнению, это могло не только подорвать все достижения в борьбе с ИГ, но и усугубить ситуацию в Европе, поскольку грозило новой волной беженцев. Возможности Европейского союза по приему беженцев в 2014-2015 годах стали огромными вызовами для Франции, которые не пошли на пользу французской экономике. Соответственно, Э. Макрон заинтересован в проведении в отношении Сирии такой политики, которая обеспечила бы недопущение утраты влияния Франции там, где происходят процессы, представляющие угрозу для страны [11]. Нормализация ситуации в Сирии позволит взять под контроль значительные миграционные потоки, а так же не допущение на территорию страны радикальных исламистских элементов, о чем упоминает Стратегический обзор по обороне и безопасности [17 p.37-38].

И, наконец, третьим приоритетным направлением внешней политики Франции на данном этапе является ведение диалога с рядом ближневосточных государств, главным образом, с Ираном. Их взаимоотношения в течение многих лет были довольно сложными. При Н. Саркози Франция в числе других мировых держав пыталась оказать дипломатическое давление на Иран для закрытия его ядерной программы. Договор Франции и ОАЭ и совместные военные учения этих государств и Катара в Заливе затронули экономическую и стратегическую безопасность Тегерана [1, с.261-262]. Ф. Олланд также занимал жесткую позицию в отношении Ирана. Э. Макрон продолжает в этом вопросе политику своих предшественников, так как ожидает от Ирана смягчения агрессивной региональной стратегии и ухода от неконтролируемой баллистической программы. В заявлении французского президента от 08.06.2018 о франко-израильских отношениях и ситуации на Ближнем Востоке Э.Макрон подчеркивал о желании продвижении к большой стабильности в регионе: в частности выполнения соглашений по ядерной сделке с Ираном от 2015 года и контролем развития вооруженных сил данного государства [18].

Однако нельзя не отметить, что наряду с желанием проводить в регионе с высокой степенью напряженности, с точки зрения ядерной безопасности и террористической агрессии, грамотную и взвешенную внешнюю политику, на данный момент действия французского лидера отчасти являются непродуманными. С начала 2020 г. Франция начала наращивать военное присутствие на Ближнем Востоке. С одной стороны, Президент Э. Макрон объясняет данные действия необходимостью борьбы с ИГ, ликвидация которого является главной целью Франции в регионе. Но с другой стороны, это вряд ли приведет к стабилизации обстановки в ближневосточном регионе, а скорее чревато усилением военной напряженности из-за ситуации в Персидском заливе (убийство США иранского генерала КСИР Касема Сулеймани). Вероятно, Э. Макрон осознает риски наращивания французского контингента, но на фоне внутриполитической ситуации (непрекращающиеся акции протеста против пенсионной реформы и др.) он видит некий выход в демонстрации мощи Франции, что способствует переключению внимания общественности с внутренних проблем на международные вопросы.

Что касается взаимоотношений Республики с Саудовской Аравией, со времени нахождения у власти Н. Саркози Франция преследовала цель укрепления собственных позиций на Ближнем Востоке, и из-за отсутствия тесного взаимодействия с данной страной это представлялось практически невозможным. В связи с этим Н. Саркози и особенно Ф. Олланд рассматривали Саудовскую Аравию как наиболее приоритетного партнера [6, с.60]. Французский Президент также рассматривает данное государство наряду с ОАЭ в качестве союзника и стратегического партнера в регионе, преследуя те же внешнеполитические интересы, что и его предшественники. Но нынешнему Президенту не удается построить необходимые Франции, еще при Ф. Олланде поставленной в зависимость от саудовских капиталов, стабильные отношения. В первые годы пребывания Э. Макрона у власти проявилось радикальное снижение влияния Франции на Ближнем Востоке,о чем свидетельствуют детали официального визита Э. Макрона в Эр-Рияд в рамках культурного турне по странам Персидского залива.

Еще в период президентства Ж. Ширака особенно тесными были взаимоотношения Франции и Ливана, Республика выступала за разоружение национальных и международных группировок в Саудовской Аравии [8, с.168]. Франция в ноябре 2017 г. для разрешения ливанского конфликта стремилась, как и раньше, способствовать развитию абсолютного суверенитета Ливана на своей территории и во внутренней политике [14]. В связи с этим Э. Макрон посчитал нужным оказать финансовую поддержку Ливану в случае реализации Саудовской Аравией проекта экономических санкций против него [12]. Также Франция попыталась принять участие в решении судьбы ливанского премьер-министра С. Харири и резко отреагировала на его арест в Саудовской Аравии.

Следует подчеркнуть, что сейчас Париж поддерживает культурные связи с ОАЭ, и в ходе визита в 2017 г. в Абу-Даби Э. Макрон под предлогом содействия открытию филиала Лувра в данном государстве высказался за возвращение С. Харири в Бейрут. Правитель ОАЭ шейх Мохаммед бен Зайд оказал содействие Франции в переговорах с Саудитами. Но на обратном пути король Салман отказался принять Э. Макрона в Эр-Рияде, несмотря на то, что принимал множество второстепенных лиц. В итоге Э. Макрон был удостоен лишь аудиенции принца. С точки зрения дипломатии, отказ первого лица в переговорах с первым лицом другой страны явился нарушением международного этикета и, как следствие, сильно подорвал влияние Франции в регионе.

В этой связи важно отметить, что, начиная с 2018 г., французский лидер одной из главных задач в контексте недопущения потери влияния на Ближнем Востоке считает кооперацию с РФ, которая должна играть конструктивную роль в недопущении роста напряженности в регионе [4]. Так, в ходе решения вопроса о военной операции Турции на северо-востоке Сирии осенью 2019 г., Париж был нацелен на диалог с президентом РФ В.В. Путиным, поскольку у Франции и России в данном регионе есть общие интересы. В заявлении Парижа было подчеркнуто, что основная задача Франции в Сирии – не допустить усиления террористической группировки ИГ, что, безусловно, сближает Париж с Москвой. В то же время Макрон начал уделять внимание выстраиванию диалога с США по вопросам ближневосточного сотрудничества, особенно иранской ядерной программы [3]. За счет налаживания такого рода партнерства Э. Макрон намерен продолжать политику своих предшественников по укреплению традиционной позиции в регионе и взаимодействию с основными акторами международной арены. Однако не стоит забывать, что на данный момент для французского Президента в приоритете все же находится проведение эффективной внутренней политики, поэтому публичная позиция Франции в отношении ближневосточных конфликтов остаётся наименее проработанной и внятной. К тому же, стоит констатировать наличие разногласий Франции с партнерами по ближневосточному регулированию. Э.Макрон разделяя неолиберальные и евроантлантические установки пытается сочетать их с голлистской традицией, выстраивая более независимую политику. Прагматизм толкает французского Президента на диалог с Россией. Кризисы связанные с потерей экономической мощи основного партнера по ЕС - Германии, "Brexit", нарушение построения четкого взаимодействия с США - все эти причины позволяют видеть в России элемент "европейского равновесия". Неслучайно, выступая в октябре 2017 г. в Совете Европы, он призвал Россию оставаться "в нашем общем доме", который символизирует данная организация [19]. Вместе с тем французский президент не отказывается от "евроантлантической" риторики и время от времени поддерживает США, к примеру по уничтожении складов по хранению химического оружия на территории Сирии.

Заключение. Подводя итог всему сказанному выше, можно сделать вывод, что политика Франции на Ближнем Востоке в настоящее время занимает важное место в системе международных отношений. Наиболее приоритетными направлениями осуществляемого Э. Макроном курса в регионе являются кооперация с основными участниками международных отношений, ведение диалога с ближневосточными государствами и поддержание статуса Франции в регионе. Важно подчеркнуть, что все три направления связаны между собой. На данный момент Э. Макрон занимается реализацией на практике своего курса в таких странах региона, как Алжир, Ливия, Сирия, Иран, Ирак, Саудовская Аравия, ОАЭ и Катар. При этом его политика на территории Ирана во многом является отражением того курса, который проводился лидерами Франции с XXI в., а взаимоотношения с Сирией и Саудовской Аравией наглядно демонстрируют изменение позиции Республики в отношении данных государств. В целом, заметная утрата влияния в регионе и неспособность Э. Макрона быстро адаптироваться к часто меняющейся расстановке сил на Ближнем Востоке снижает авторитет Президента в глазах основных участников современных международных отношений.

Библиография
1.
Бородина М.Ю. Особенности внешней политики Франции в отношении исламских государств Ближнего Востока и Северной Африки в 2007 – 2012 гг. // Ислам в современном мире. 2016. Т.12. №3. С.253-266.
2.
«Источник мира»: Турция начала военную операцию на севере Сирии // RT. 2019. URL: https://russian.rt.com/world/article/675642-erdogan-turciya-voennaya-operaciya-siriya
3.
Макрон заявил Трампу об обеспокоенности из-за ситуации на Ближнем Востоке // РБК. 2018. URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5af77e889a79474aed8cf7f3
4.
Макрон рассчитывает на конструктивную роль РФ в вопросах Ближнего Востока // Известия. 2018. 30 апреля. URL: https://iz.ru/738197/2018-04-30/makron-rasschityvaetnakonstruktivnuiu-rol-rf-v-voprosakh-blizhnego-vostoka
5.
Париж стоит согласия: Президент Франции добился примирения участников конфликта в Ливии // РБК. 2017. № 131. URL: https://www.rbc.ru/newspaper/2017/07/26/597761059a79474f8c02aa78
6.
Пунавиа И., Петрович-Белкин О.К. Политика Франции на Ближнем Востоке в период президентства Ф. Олланда (2012-2014 гг.) // Вестн. РУДН. Сер. Международные отношения. 2014. № 3. С.59-65.
7.
Рыжов И.В., Золина Д.М., Интяков А.А. Роль ведущих европейских держав в процессе урегулирования ближневосточного конфликта // Вестн. Нижегор. ун-та. им. Н.И. Лобачевского. 2008. № 5. С.213-219.
8.
Смирнова О.А., Золина Д.М. Эволюция взаимоотношений Французской Республики с государствами Ближнего Востока (Сирия, Ливан) // Вестн. Волгогр. гос. ун-та. сер.4, История. 2009. № 1 (15). С.167-170.
9.
Становая Т.А. Внешняя политика Макрона: в поисках новых принципов // Политком.ru: информационный сайт политических комментариев. URL: http://politcom.ru/22474.html
10.
Франция сохранит военное присутствие на Ближнем Востоке в 2019 году // Интерфакс – Украина. 2019. 18 января. URL: https://interfax.com.ua/news/general/559602.html
11.
Bahout J. A Macron Doctrine? / Carnegie Middle East Center. URL: http://carnegie-mec.org/diwan/71341
12.
L’intrusion de Macron au Moyen-Orient, un remake de l’échec de Blair comme émissaire pour la paix? // RT en français. 2017. Novembre 22. URL: https://francais.rt.com/opinions/45836-intrusion-macron-moyen-orient-remake-de-echec-de-blair-comme-emissaire-pour-paix
13.
Osiewicz P. Macron’s Presidency and the Middle East / Middle East Institute. URL: http://www.mei.edu/content/article/macron-s-presidency-and-french-policies-middle-east
14.
Perez S. Emmanuel Macron, French doctor au Moyen-Orient // Elnetwork.fr: European Leadership Network. URL: http://elnetwork.fr/emmanuel-macron-french-doctor-moyen-orient
15.
Semo M. Emmanuel Macron justifie son «aggiornamento» au sujet de Bachar Al-Assad // Le Monde.fr. URL: http://inosmi.ru/politic/20170623/239662060.html
16.
Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта (рус.) // Социологические исследования. — 1994. — № 5. — С. 142-147.
17.
Revue stratégique 2017 de Défense et de Sécurité nationale. 2017. p.111 URL:https://www.defense.gouv.fr/dgris/presentation/evenements-archives/revue-strategique-de-defense-et-de-securite-nationale-2017
18.
Déclaration de M. Emmanuel Macron, Président de la République, sur les relations franco-israéliennes et sur la situation au Proche-Orient, à Paris le 5 juin 2018. URL: https://www.vie-publique.fr/discours/205965-emmanuel-macron-05062018-france-israel-situation-au-proche-orient
19.
Déclaration conjointe du Président de la République Emmanuel Macron avec le Secrétaire Général du Conseil de l’Europe, Thorbjørn Jagland, publie le 31 Octobre 2017. URL : http://www.elysee.fr/declarations/article/declaration-conjointe-du-presidentde-la-republique-emmanuel-macron-avec-le-secretaire-general-du-conseil-de-l-europe-thorbjorn-jagland/
References
1.
Borodina M.Yu. Osobennosti vneshnei politiki Frantsii v otnoshenii islamskikh gosudarstv Blizhnego Vostoka i Severnoi Afriki v 2007 – 2012 gg. // Islam v sovremennom mire. 2016. T.12. №3. S.253-266.
2.
«Istochnik mira»: Turtsiya nachala voennuyu operatsiyu na severe Sirii // RT. 2019. URL: https://russian.rt.com/world/article/675642-erdogan-turciya-voennaya-operaciya-siriya
3.
Makron zayavil Trampu ob obespokoennosti iz-za situatsii na Blizhnem Vostoke // RBK. 2018. URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5af77e889a79474aed8cf7f3
4.
Makron rasschityvaet na konstruktivnuyu rol' RF v voprosakh Blizhnego Vostoka // Izvestiya. 2018. 30 aprelya. URL: https://iz.ru/738197/2018-04-30/makron-rasschityvaetnakonstruktivnuiu-rol-rf-v-voprosakh-blizhnego-vostoka
5.
Parizh stoit soglasiya: Prezident Frantsii dobilsya primireniya uchastnikov konflikta v Livii // RBK. 2017. № 131. URL: https://www.rbc.ru/newspaper/2017/07/26/597761059a79474f8c02aa78
6.
Punavia I., Petrovich-Belkin O.K. Politika Frantsii na Blizhnem Vostoke v period prezidentstva F. Ollanda (2012-2014 gg.) // Vestn. RUDN. Ser. Mezhdunarodnye otnosheniya. 2014. № 3. S.59-65.
7.
Ryzhov I.V., Zolina D.M., Intyakov A.A. Rol' vedushchikh evropeiskikh derzhav v protsesse uregulirovaniya blizhnevostochnogo konflikta // Vestn. Nizhegor. un-ta. im. N.I. Lobachevskogo. 2008. № 5. S.213-219.
8.
Smirnova O.A., Zolina D.M. Evolyutsiya vzaimootnoshenii Frantsuzskoi Respubliki s gosudarstvami Blizhnego Vostoka (Siriya, Livan) // Vestn. Volgogr. gos. un-ta. ser.4, Istoriya. 2009. № 1 (15). S.167-170.
9.
Stanovaya T.A. Vneshnyaya politika Makrona: v poiskakh novykh printsipov // Politkom.ru: informatsionnyi sait politicheskikh kommentariev. URL: http://politcom.ru/22474.html
10.
Frantsiya sokhranit voennoe prisutstvie na Blizhnem Vostoke v 2019 godu // Interfaks – Ukraina. 2019. 18 yanvarya. URL: https://interfax.com.ua/news/general/559602.html
11.
Bahout J. A Macron Doctrine? / Carnegie Middle East Center. URL: http://carnegie-mec.org/diwan/71341
12.
L’intrusion de Macron au Moyen-Orient, un remake de l’échec de Blair comme émissaire pour la paix? // RT en français. 2017. Novembre 22. URL: https://francais.rt.com/opinions/45836-intrusion-macron-moyen-orient-remake-de-echec-de-blair-comme-emissaire-pour-paix
13.
Osiewicz P. Macron’s Presidency and the Middle East / Middle East Institute. URL: http://www.mei.edu/content/article/macron-s-presidency-and-french-policies-middle-east
14.
Perez S. Emmanuel Macron, French doctor au Moyen-Orient // Elnetwork.fr: European Leadership Network. URL: http://elnetwork.fr/emmanuel-macron-french-doctor-moyen-orient
15.
Semo M. Emmanuel Macron justifie son «aggiornamento» au sujet de Bachar Al-Assad // Le Monde.fr. URL: http://inosmi.ru/politic/20170623/239662060.html
16.
Darendorf R. Elementy teorii sotsial'nogo konflikta (rus.) // Sotsiologicheskie issledovaniya. — 1994. — № 5. — S. 142-147.
17.
Revue stratégique 2017 de Défense et de Sécurité nationale. 2017. p.111 URL:https://www.defense.gouv.fr/dgris/presentation/evenements-archives/revue-strategique-de-defense-et-de-securite-nationale-2017
18.
Déclaration de M. Emmanuel Macron, Président de la République, sur les relations franco-israéliennes et sur la situation au Proche-Orient, à Paris le 5 juin 2018. URL: https://www.vie-publique.fr/discours/205965-emmanuel-macron-05062018-france-israel-situation-au-proche-orient
19.
Déclaration conjointe du Président de la République Emmanuel Macron avec le Secrétaire Général du Conseil de l’Europe, Thorbjørn Jagland, publie le 31 Octobre 2017. URL : http://www.elysee.fr/declarations/article/declaration-conjointe-du-presidentde-la-republique-emmanuel-macron-avec-le-secretaire-general-du-conseil-de-l-europe-thorbjorn-jagland/

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Данная статья посвящена отдельным международным аспектам взаимодействия Франции периода правления Эммануэля Макрона с отдельными государствами Ближнего Востока. Центральной темой является стратегические векторы урегулирования региональных конфликтов в контексте поиска наиболее приоритетных и перспективных политических партнеров. В нарушение принципов двойного слепого рецензирования авторы статьи указали в основном тексте собственные персональные данные и даже контактную информацию. Также в тексте присутствует аннотация статьи, которая должна подгружаться отдельным блоком. В этом ключе авторам необходимо внимательно ознакомиться с требованиями, предъявляемыми к публикациям в изданиях Nota Bene, а также с правилами подгрузки публикаций и работы в личном кабинете автора. Рекомендуется обратиться за помощью к услугам технического редактора при загрузке статьи. Но даже не этот факт делает невозможным положительное заключение по рецензируемой статье. Авторы совершенно не обосновывают во введении актуальность исследования с точки зрения современной конфигурации международных сил в Ближневосточном регионе. Выделяются ключевые внешнеполитические направления Франции, но вместе с тем не анализируются основные стратегические политико-правовые документы в данной области. В списке литературы фигурируют в основном публицистические новостные источники, но никак не официальные документы французского правительства. В статье анализируется дипломатическая линия Эммануэля Макрона, но какие-либо официальные события или мероприятия даже не упоминаются – это является прямым следствием отсутствия методологической базы исследования. Например, такие научные методы как кейс-стади и ивент-анализ наряду с дискурс-анализом позволили бы продемонстрировать наглядную и эмпирически обоснованную картину внешнеполитических действий Франции в регионе Ближнего Востока. Это помогло бы также определить декларируемые и фактические позиции исследуемых государств в области международного сотрудничества.
Касательно списка литературы также стоить отметить, что он дублируется, оформлен неправильно. Фактический объем публикации - 15 тысяч знаков, что представляется критически малым учитывая глобальность проблематики, а также количество авторов - персональный вклад в научную новизну и теоретико-практическую значимость которых трудно установить из материалов исследования. Работа в большей степени соответствует проблематике журнала "Международные отношения", для издания "Конфликтология" отсутствуют даже базовые методологические компоненты и теоретические основания анализа международных конфликтов. Не приводится абсолютно ни один из существующих подходов или хотя бы одна авторская конфликтологическая концепция (например, Р. Дарендорфа, И. Валлерстайна и др). Статья не может быть рекомендована к публикации, необходимо ее структурно доработать, описав методологический аппарат, цель и задачи исследования, а также добавив анализ официальных политико-правовых документов в области внешней политики Франции и государств Ближнего Востока. Позитивным сюжетом внутри исследования является взаимодействие России и Франции по стратегическим вопросам на Ближнем Востоке - эту тему предлагается расширить, так как она потенциально могла бы быть интересна для читательской аудитории.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Тема статьи «Взаимоотношения Франции с государствами Ближнего Востока в период президентства Эммануэля Макрона в контексте урегулирования региональных кризисов» полностью соответствует профилю журнала «Конфликтология». Поднятая автором проблема актуальна, но очень обширна для одной исследовательской статьи. Для ее полноценного раскрытия требуется более обширный список литературы и источников, чем тот, что представлен в списке литературы автором.
Автор, безусловно, учел необходимые требования к научным статьям: грамотно обосновал актуальность и новизну, однако в ней имеются недостатки, которые необходимо исправить, чтобы она могла быть опубликована.
Автор приводит теорию, однако не применяет ее. Автор ее просто описал, а как далее эта теория соотносится с эмпирическими данными, представленными в статье, уже пояснять не стал, поэтому теория осталась в отрыве от самого исследования. Методы и вовсе отсутствуют.
В самом тексте нет задач и выделенные автором подпункты выглядят также несколько несвязанными. Их необходимо увязать с задачами.
Остались невычитанными опечатки (Возможности Европейского союза по приему беженцев в 2014-2015 стали огромными вызовами для Франции, которые не ПОШЕЛИ на пользу французской экономике; Прагматизм ТОЛКОЕТ французского ПРИЗЕДЕНТА на диалог с Россией. и т.д.) Присутствуют и стилистические ошибки, неудачные построения предложений, что делает текст в ряде случаев сложно читаемым.
Автор дает интересные выводы и умозаключения, но не подкрепляет их доказательной базой, поэтому статья носит выраженный описательный характер. В частности, исследователь утверждает, что «вероятно, Э. Макрон осознает риски наращивания французского контингента, но на фоне внутриполитической ситуации (непрекращающиеся акции протеста против пенсионной реформы и др.) он видит некий выход в демонстрации мощи Франции, что способствует переключению внимания общественности с внутренних проблем на международные вопросы.» Это довольно серьезный вывод, который должен подкрепляться более детальным анализом.
В основном в качестве доказательной базы автор использует свои умозаключения, отдельные события, но не приводит оценки авторитетных исследований или хотя бы ряд событий вместо одного. Это снижает научность статьи.
Вопросы вызывает соответствие названия статьи ее содержанию. Вторая часть статьи представляет из себя сравнение ближневосточной политики Франции при предыдущих президентах с приоритетами нынешнего президента Франции, автор дает динамику интересов ближневосточной политики предыдущих президентов и этот анализ занимает существенную часть исследования. Кроме того, автор скорее рассматривает интересы Франции в Ближневосточном регионе и ее участие в переговорных процессах итд, но не усилия в урегулировании самих конфликтов, поскольку «усилия» также включают в себя миротворчество, деятельность на площадке ООН и т.д.
Тем не менее, выводы автора настолько интересны, а тема актуальна, что может быть опубликована.