Читать статью 'Педагогические методы Рамазана Бапова в хореографическом искусстве (стамбульский период)' в журнале Культура и искусство на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1939,   статей на доработке: 359 отклонено статей: 462 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Культура и искусство
Правильная ссылка на статью:

Педагогические методы Рамазана Бапова в хореографическом искусстве (стамбульский период)

Уразымбетов Дамир Дуйсенович

кандидат искусствоведения

заместитель заведующего кафедрой режиссуры хореографии Казахской национальной академии искусств им. Т. К. Жургенова, балетмейстер

050000, Казахстан, г. Алматы, ул. Панфилова, 127, оф. 25

Urazymbetov Damir Duisenovich

PhD in Art History

deputy head of the Department of Choreography Direction at Kazakh National Academy of Arts named after T. Zhurgenov, ballet-master. 

050000, Kazakhstan, g. Almaty, ul. Panfilova, 127, of. 25

lenida@mail.ru
Цой Анна Вадимовна

артистка балета, балетмейстер-постановщик Государственного Республиканского академического корейского театра (г. Алматы)

050056, Казахстан, г. Алматы, ул. Богенбай Батыра, 158

Tsoi Anna Vadimovna

ballet artist, ballet-master and director at State Republican Academic Korean Theatre (Almaty)

050056, Kazakhstan, g. Almaty, ul. Bogenbai Batyra, 158

avsoyka@gmail.ru

DOI:

10.7256/2454-0625.2019.6.29125

Дата направления статьи в редакцию:

03-03-2019


Дата публикации:

17-07-2019


Аннотация.

Педагогическая деятельность выдающегося казахского танцовщика Рамазана Саликовича Бапова (1947–2014) стала результатом слияния академической школы русского балета, черт национальной казахской хореографии, а также более чем двадцатилетнего сценического опыта исполнителя. Впитав в себя основы русской балетной школы в московском хореографическом училище, он блистательно исполнял ведущие партии в репертуаре Государственного академического театра оперы и балета им. Абая. После окончания исполнительской карьеры, Р. С. Бапов занялся педагогикой, преподавая в школах Турции, Америки и Казахстана. До настоящего времени его педагогическая система оставалась за рамками научных исследований. Предметом настоящего исследования в выявлении и описании педагогических методов Р. С. Бапова в период его деятельности в Турции (1988–1995). Авторами применены такие методы как эмпирический, описательный, компаративистики и анализа источников, а также интервьюирования как основной способ сбора и сопоставления необходимой для исследования информации, что в целом составило объективность и объемность суждений. Новизна исследования заключается в принципиально первичном осмыслении и анализе педагогических методов Р. С. Бапова в хореографическом искусстве и их совокупном введении в научный оборот. Настоящее исследование может осуществить определенный вклад в развитие хореографического образования и станет источниковедческим трудом в этой области. Авторы из первоисточников восстанавливают точную хронологию событий, список основных учеников педагога в Турции. Работа включает в себя наиболее полный список (на сегодняшний день) выявленных педагогических методов Р. С. Бапова в период его работы в Стамбуле.

Ключевые слова: педагогическая деятельность, педагогика балета, артист балета, Рамазан Бапов, казахский балет, хореографическое искусство Казахстана, педагогические методы, педагог балета, танцовщик, балет

Abstract.

The pedagogical activity of outstanding Kazakh dancer Ramazan Salikovich Bapov (194702014) was a result of the fusion of the academic school of Russian ballet, national features of Kazakh choreography, and more than twenty years of performing experience. Absorbed the basis of the Russian ballet school in Moscow State Academy of Choreography, he brilliantly performed the leading roles in the repertoire of the Kazakh State Academic Opera and Ballet Theatre named after Abay. After the end of performing career, R.S. Bapov started pedagogy, teaching in schools in Turkey, America, and Kazakhstan. Until today, his pedagogical system stayed out of scientific researches. The subject of the study is the research and description of R.S. Bapov pedagogical methods during the period of his work in Turkey (1988-1995). Authors applied such methods as an empirical, descriptive, method of comparative studies and source analysis, and also a method of an interview as the main way of collection and comparison of the information required for the study, which totaled the objectivity and the volume of statements. The novelty of the study is due to the primary comprehension and analysis of R.S.Bapov's pedagogical methods in choreographic art, and their total introduction into scientific use. The study can make a certain contribution to the development of choreographic education and will become a source work in this field. Authors restore an accurate course of events, list of main students in Turkey from the original sources. The work includes the most complete list (to date) of identified pedagogical methods Of R. S. Bapov during his work in Istanbul.

Keywords:

pedagogical methods, choreographic art of Kazakhstan, Kazakh ballet, Ramazan Bapov, ballet dancer, pedagogy of ballet, pedagogical activity, ballet teacher, dancer, ballet

Введение.

Педагогическая деятельность казахстанских деятелей хореографического искусства является малоизученной темой. В Казахстан за 85-летний период существования в нем профессионального балета приезжали представители русской школы из Ленинграда, Москвы, Саратова, Новосибирска и других городов, которые внесли большой вклад в танцевальную культуру республики. Выходцы казахстанской балетной школы представляли и представляют свою исполнительскую деятельность за рубежом: Надежда Грачева, Нурлан Канетов, Мария Эйхвальд, Жанат Атымтаев, Юлия Цой, Айдос Закан, Алия Таныкпаева, Екатерина Хомкина, Алексей Сафронов и многие другие. В свою очередь казахстанские педагоги делились опытом, традициями русской и казахской балетной школ во многих странах мира: Наталья Гончарова во Франции, Бахытжан Смагулов в России, Раиса Курпешева в ЮАР, Жанат Байдаралин в США, Лейла Альпиева в Китае. Особо следует отметить педагогическую деятельность народного артиста СССР, лауреата Государственной премии Казахской ССР, профессора Рамазана Саликовича Бапова в Турции, где своим большим исполнительским опытом и педагогическим авторитетом он оказал большое влияние на развитие турецкой балетной школы. Однако его педагогические методы и принципы до сих пор оставались за рамками научных исследований, как в Казахстане, так и в Турции. Актуальность настоящей работы связана с необходимостью изучения педагогической деятельности Р. С. Бапова, в частности в стамбульский период его работы. В существующей литературе, рассматриваемой ниже, описаны особенности его исполнительского искусства, биографические факты и воспоминания современников о характере и личности артиста балета.

Цель исследования заключается в выявлении и описании педагогических методов Р. С. Бапова в период его деятельности в Стамбульском государственном театре оперы и балета (İstanbul Devlet opera ve Balesi. 1988–1990) и Стамбульской государственной консерватории при государственном университете (İstanbul Üniversitesi Devlet Konservatuvarı. 1990–1995). Для достижения цели необходимо выполнить ряд задач: составить вопросы, сосредоточенные на предмете исследования для проведения широкого интервьюирования турецких учеников Р. С. Бапова, сопоставить и проанализировать проведенные беседы, а также обратиться к ряду источников, анализирующих исполнительскую деятельность артиста балета. Немаловажным будет и обращение к литературе по педагогике хореографии. На основе полученных сведений следует выявить и структурировать педагогические методы Р. С. Бапова.

Предметом исследования являются педагогические методы Р. С. Бапова в работе с артистами балета и учащимися в Стамбуле. Объектом исследования выступает педагогическая деятельность Р. С. Бапова.

Методы исследования. Авторами работы применен метод интервьюирования как один из способов получения основных источниковых материалов. Педагогическая деятельность Р. С. Бапова до сегодняшнего времени не становилась предметом изучения в казахстанском и турецком балетоведении, потому воспоминания его прямых учеников являются первостепенно важными. Помимо этого авторы опирались на аналитический метод, позволивший выделить существенные и значимые идеи педагогики Р. С. Бапова; описательный метод, который позволил определить историческое значение педагогики выдающегося артиста и обозначить ее основные принципы; моделирующий метод, составивший различные описания методики работы Р. С. Бапова. Таким образом, методология исследования дала возможность авторам получить объективные суждения.

Основная часть.

Рамазан Саликович Бапов (1947–2014) вошел в историю казахстанской и мировой культуры как выдающийся артист балета, исполнитель главных партий в спектаклях классического и современного репертуара в Государственном академическом театре оперы и балета им. Абая. Он являлся единственным народным артистом СССР, имевшим такое высокое почетное звание в казахском балете. Разнообразен и широк их диапазон: Вацлав («Бахчисарайский фонтан» Б. Асафьева), Альберт («Жизель» А. Адана), Зигфрид («Лебединое озеро» П. Чайковского), «Дезире» («Спящая красавица» П. Чайковского), Щелкунчик («Щелкунчик» П. Чайковского), Спартак («Спартак» А. Хачатуряна), Тайо («Легенда о белой птице» Г. Жубановой), Ишпака («Фрески» Т. Мынбаева), Хулиган («Барышня и хулиган» на музыку Д. Шостаковича) и другие.

Рамазан Бапов на уроке. Алма-Ата, 1970-е

Выдающийся педагог классического танца Н. И. Тарасов писал: «Исполнительская и общая культура танцовщика определяет его манеру движения, которая, разумеется, без точной выучки не может быть воспитана, так же как совершенная техника движения без соответствующей культуры» [1, с. 19]. Московская школа, полученная Р. С. Баповым, обозначила его значимый путь в искусстве. Своим исполнительским и педагогическим мастерством артист популяризировал искусство Казахстана. Его знали во многих странах мира, он общался с выдающимися личностями эпохи — Асафом Мессерером, Михаилом Лавровским, Майей Плисецкой, Михаилом Барышниковым, Владимиром Васильевым, Екатериной Максимовой, Юрием Григоровичем, Петром Гусевым, Борисом Эйфманом, Дауреном Абировым, Муслимом Магомаевым, Заурбеком Райбаевым, Ермеком Серкебаевым, Бибигуль Тулегеновой, Алибеком Днишевым. Список можно продолжать бесконечно.

Источники, освещающие деятельность Р. С. Бапова, немногочисленны. Они включают в себя литературные и газетные очерки, ряд научно-популярных статей и небольших упоминаний о своем учителе или коллеге у других авторов в различных изданиях. Например, аналитической работой под названием «Мечта, ставшая явью» в журнале «Советский балет» Н. Садовская раскрывает особенности исполнительской манеры в танце и индивидуальности Р. С. Бапова [2, с. 12–14]; в книге Г. Жумасеитовой «Страницы казахского балета» [3, с. 68–72] описывается исполнительская деятельность Р. С. Бапова в ГАТОБ имени Абая; в журнале«Almaty Guide» Г. Галкина рассказывает читателям о возвращении Р. С. Бапова в Казахстан и начале его репетиторской работы в республике [4, с. 75–80]; в журнале «Байтерек» Л. Енисеевская-Варшавская затрагивает тему формирования творческой личности артиста балета [5, с. 43–48];в статье В. Ванкевич в газете «Вечерний Алматы» содержится материал о становлении на творческом пути известного артиста [6, с. 28],А. Михайлов в статье «Вариации жизни академика классического танца» делится своим непредвзятым взглядом с читателем о личности Р. С. Бапова, обобщая его путь в искусстве [7]; в книге «Танец длиною в жизнь» [8] собраны воспоминания современников, коллег, учеников Р. С. Бапова. В статьях сборника раскрываются личные качества, психологические и исполнительские аспекты выдающегося артиста. На их основе можно составить определенную картину творческого пути Р. С. Бапова, его жизни в искусстве. Помимо этого книга содержит множество архивных фотографий исполнителя на сцене и в быту. В приведенных и других источниках, в основном раскрывается исполнительская деятельность, а процесс педагогической деятельности Р. С. Бапова отображен лишь в незначительном объеме, который можно характеризовать как описательный.

Жизненный и творческий путь, пройденный Р. С. Баповым, несомненно, был наполнен яркими событиями. Он часто повторял, что «человек должен получать истинное удовольствие от всего, к чему прикасается. Любое насилие над собой чревато гибелью души, таланта, вдохновения [9, с. 15]. И он всегда стремился к совершенству, к высокому мастерству, к воплощению самых ярких идей.

После окончания масштабной исполнительской деятельности в 1988 году Р. С. Бапов полностью погрузился в преподавание (хотя начал давать уроки еще в середине 1970-х). Ей он отдавался с тем же пылом и углубленностью, как и танцевал. Учеба в Московском хореографическом училище и стажировка в Большом театре у А. М. Руденко, А. Н. Ермолаева, Е. К. Фарманянц, А. М. Мессерера, обучение на балетмейстера-репетитора в Ленинградской консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова у П. А. Гусева, блистательная карьера артиста балета дали ему колоссальный опыт, которым Р. С. Бапов делился со своими многочисленными учениками в Стамбуле (Турция), Атланте (США) и Алматы (Казахстан). Именно сценический опыт и природный талант помогли артисту балета начать преподавать, формируя свои педагогические и художественные идеи в обучении молодых ребят — артистов балета — хореографическому мастерству. Один из педагогов Р. С. Бапова А. М. Мессерер писал: «Я считаю, что преподаватель обязательно должен быть танцовщиком, испытавшим на своих ногах все тонкости, все секреты каждого движения» [10, с. 174].Как мы видим, мысль эта верна и применима в отношении Р. С. Бапова.

По инициативе Министерства культуры СССР распоряжением из Москвы Р. С. Бапов и его супруга заслуженная артистка КазССР Л. Г. Рудакова поехали работать педагогами-репетиторами в Стамбульский государственный театр оперы и балета (Турция) в 1988 году. Они вместе приступили к репетициям в театре, давали утренние классы балетной труппе. В течение двух сезонов они готовили партии с молодыми солистами балета. Супруги популяризировали в стамбульской труппе традиции русской балетной школы, передавая свой большой сценический опыт. Многие ученики тепло вспоминали свою первую встречу с новым педагогом. Они отмечали его скромность, ум, целеустремленность и умение расположить к себе. Ныне действующий преподаватель стамбульской консерватории Зейнеп Вурал вспоминает: «Когда мы познакомились с ним, мы даже не представляли, насколько Р. С. Бапов был значимой личностью в балетном мире Казахстана. Я очень сильно уважаю его за то, что он был таким простым и скромным человеком» [11].

Р. С. Бапов быстро освоил турецкий язык, поэтому в процессе обучения хореографическому мастерству будущих артистов балета у них не возникало языкового барьера. Это способствовало более точному и глубокому погружению в рабочий процесс и плодотворную творческую деятельность. В педагогике Р. С. Бапова важным был коммуникативный метод, процесс которого строился на сотворчестве с учащимися. Он считал, что при дружеском взаимодействии между педагогом и учеником выявляются способы стимуляции и мотивации обучения, что значительно помогает в развитии и росте профессионализма. Диалоги со студентами в процессе обучения были очень интересными и продуктивными, потому что Р. С. Бапов стремился вселять в них уверенность в своих силах и помогал стать им профессиональными исполнителями, каким он был сам. Он был больше, чем просто хороший наставник, он знал тонкости психологии человека.

Одним из значимых методов в своей педагогической деятельности при работе со студентами Р. С. Бапов считал мотивационный метод. Прибегая к нему, он прививал ученикам любовь к балетному искусству. Р. С. Бапов часто повторял, что балет — это сложное искусство, требующее эмоционального и физического контроля. «Его страсть к балету была невероятной» [12]. Спокойствие его души, честность с учениками, уверенность, приобретенная, благодаря огромному сценическому опыту располагали всех к нему и рождали большую привязанность [13]. Подход Р. С. Бапова к обучению, отточенная техника показа восхищали учеников: «Когда он рассказывал или описывал что-то, мы с упоением слушали и видели, как горят его глаза. Таким заразительным он был в своей любви к балетному искусству» [14].

Педагог-репетитор (ранее главный балетмейстер) стамбульского театра оперы и балета Айфер Зерен вспоминала, что педагог Р. С. Бапов был очень мягким в общении, обладал отличным чувством юмора [14], «всегда облекал свои замечания в шутливую, меткую и запоминающуюся форму» [15]. Он превращал работу в удовольствие. Р. С. Бапов был не только репетитором, но и психологом. Вместо сухого объяснения различных определений, он часто применял метод психологического воздействия. Возникающие в процессе смеха эмоции, позволяют более успешно усвоить материал. Вовремя сделанный эмоциональный акцент на проблеме дает возможность правильно понять ее суть. Чувство юмора педагога передается и учащимся. У них формируется оптимистичное мировосприятие, что способствует созданию положительного психологического климата на уроках. Для Р. С. Бапова никогда не служили барьером язык, религия или раса. «Было забавно, как он умело вставлял русские слова в свой совершенный турецкий и тем самым обогащал наш словарный запас русского языка» [14]. За то время, что Р. С. Бапов посвятил себя преподаванию в стамбульском театре оперы и балета, он заслужил любовь и уважение всей балетной труппы и других работников театра. Его профессиональные навыки и знания способствовали быстрому росту и развитию хореографического мастерства у артистов балета.

Р. С. Бапов со своими учениками. Стамбул, 1990-е

Зэхра Тарым Озбал занимала должность заведующей кафедрой искусствоведения в стамбульской консерватории, когда она познакомилась с Р. С. Баповым. Они встретились как раз в то время, когда контракт педагога в театре оперы и балета подходил к концу. Турецкая труппа очень не хотела расставаться с четой Баповых-Рудаковых и Зэхра Тарым Озбал и Джем Эртекин (заведующий отделением хореографии) пригласили их работать в консерваторию. Л. Г. Рудакова не смогла продолжить педагогическую деятельность в Турции по семейным обстоятельствам, а Р. С. Бапов после летнего отпуска в Алма-Ате приступил к работе на хореографическом отделении в стамбульской консерватории с 1990 года. Начал он с академических уроков тренаж-класса для магистрантов.

Еще во времена до «перестройки», до эпохи «железного занавеса» турецкий балетный мир был очарован техникой русской балетной школы. Артисты балета и педагоги стамбульской консерватории не знали «вагановскую» методику преподавания, но очень хотели ей обучиться. Поэтому многие действующие педагоги университета, изъявили желание также стать учениками Р. С. Бапова, приехавшего из Казахстана. Одним из таких активистов стала Зейнэп Вурал, которая в то время преподавала в консерватории и параллельно училась в докторантуре. В дальнейшем, как она утверждала, несмотря на то, что было очень трудно вновь стать студенткой, однако именно это обучение стало полезным опытом, который помог в ее дальнейшей педагогической деятельности. Совмещать учебу и работу на первых порах З. Вурал не всегда удавалось, иногда приходилось пропускать классы Р. С. Бапова. Тогда педагог поставил ей жесткое условие: посещать все его классы или вовсе не приходить. Такая бескомпромиссность стала хорошим толчком для определения главного приоритета в профессии З. Вурал. Она и Орал Языджи бросили вызов самим себе, став вновь студентами, когда им было уже за тридцать лет. В этот период для Р. С. Бапова метод инклюзивного обучения становится одним из важных, гибкий подход которого, обеспечивает равный доступ всех обучаемых к получению знаний. Важно отметить, что ценность человека он не измерял величиной и количеством его способностей и достижений. Для Р. С. Бапова все люди были равны, и каждый из них имел право на уважение своего человеческого достоинства, равно как и право на всестороннее развитие. Он не выделял З. Вурал и О. Языджы среди других студентов. От этого они испытывали радость, что являлись частью этого класса, не как уже состоявшиеся педагоги, а как студенты. Потому что желание обучаться хореографическому мастерству у Р. С. Бапова было огромным. «Он был очень уважителен к нам и ожидал от нас того же результата, что и от других. Никогда не делал грубых замечаний и не обделял нас вниманием» [11].

Р. С. Бапов на уроке. 1990-е

На своих уроках со студентами он работал над музыкальным, выразительным и эмоциональным исполнением движений, придавая этому большую значимость. Внешне спокойный и малословный, педагог обладал настойчивостью и учил студентов никогда не сдаваться, умело мотивировал их. Р. С. Бапов чаще был недоволен, чем удовлетворен работой, и любил «чистить» и доводить до филигранности танцевальную технику студентов. До того, как уехать в Стамбул Р. С. Бапов поставил балет «Тщетная предосторожность» в Государственном академическом театре оперы и балета им. Абая в качестве дипломной работы в консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова в 1986 году. Затем он перенес постановку также и в алматинское хореографическое училище в 1987 году. Заслуженная артистка КазССР Н. Л. Гончарова, тогда педагог училища, посещала репетиции спектакля: «Я любила ходить на эти занятия и наблюдать за его методикой работы. Педагогом он был таким, каким был артистом — очень интеллигентным, спокойным, выдержанным. Никогда не повышал голос, не входил в раж. Он очень терпеливо объяснял ученикам — солистам и кордебалету — как надо исполнять то или иное движение» [16]. Педагог очень усердно и терпеливо работал над повышением технического и художественного потенциала своих учеников, ставя в основу своей педагогической деятельности метод сознательного и активного обучения. Р. С. Бапов был перфекционистом и пытался воспитывать в своих учениках сознательность в отношении занятий, формирование интереса в овладении танцевальными движениями, а также осмысленному отношению к ним.

Диалоги со студентами в процессе обучения были очень интересными и продуктивными, потому что Р. С. Бапов стремился вселять в них уверенность в своих силах и помогал стать им профессиональными исполнителями, каким он был сам. Он постоянно напоминал, что быть блестящим танцовщиком возможно, если ты хороший человек. Единственная цель педагога состояла в том, чтобы заставить учеников узнавать и принимать счастье на своем жизненном пути, не думая только о том, чтобы быть успешными в профессии. Д. В. Сушков писал: «У обучающихся необходимо развивать в тесной связи с другими дисциплинами ответственное отношение к труду и этику общения, чувство ансамбля и умение владеть пространством, любовь к музыке и своей профессии [17, с. 17].

Р. С. Бапов обучал турецких учеников по методике русской балетной школы, показывал и использовал на своих уроках комбинации выдающихся педагогов А. А. Горского, А. М. Руденко, А. М. Мессерера. Во время занятий Р. С. Бапов требовал точности исполнения движений. Если его ожидания не подтверждались — будь то недостаточно качественное исполнение или неточное попадание в музыку, он останавливал ученика и просил повторить.

Важным постулатом для себя Р. С. Бапов считал, что педагог-хореограф должен заранее планировать и обдумывать свои уроки, знать цели и задачи. Он руководствовался методом системного подхода, который предполагает готовность педагога к уроку по разработанной им системе и определенной последовательности упражнений и заданий в изучаемом материале. Часто ученики, приходя в класс, заставали педагога уже переобутым в сменную обувь. Стоя возле зеркала, он в «полноги» пробовал исполнить то движение, которому хотел обучить. Все это Р. С. Бапов проделывал пластично, легко и свободно, как бы между прочим.

Учитывая реальные возможности учащихся, Р. С. Бапов следовал методу доступности изучаемого материала. При этом он был уверен, что ученики смогут достичь прогресса в хореографическом искусстве только в том случае, если будут делать то, чего не могут. Исполнять не те танцевальные элементы, что легко даются, а те, что получаются только после приложения усилий. На своих уроках Р. С. Бапов иногда «забегал» вперед, предлагая ученикам исполнить более сложный танцевальный материал, тем самым стимулируя их к поискам новых путей овладения знаниями, умениями и навыками. Когда у студентов не получалось исполнить сложный элемент, Р. С. Бапов давал другие, более простые движения, которые подготавливали учащихся к исполнению первоначально заданного pas и при этом отрабатывал с ними фрагменты вариации в медленном темпе.

Ученики вспоминали: «Его уроки классического танца были исключительными и академичными. Они отличались логичностью и последовательностью: разогрев, станок и середина, прыжки. Простые и легкие комбинации, ничего заумного и причудливого» [18]. Р. С. Бапов всегда очень музыкально распределял акценты, корректировал движения головы и рук, знал, каким способом лучше исполнить вращения, считая их одной из высших ступеней в технике классического танца. Выдающийся педагог мужского танца Н. И. Тарасов пояснял: «Очень важно, чтобы в основе всего курса обучения классическому танцу, каждого урока, каждого отдельного учебного задания, даже самого элементарного, лежало осмысленное, живое восприятие музыки» [1, c. 27]. Эти принципы вкупе с московской школой Р. С. Бапов освоил тщательно. Много внимания он уделял port de bras, которые должны были превращаться в танцевальный жест и нести смысловой подтекст. Даже самые заурядные и, казалось бы, простые движения он просил исполнять артистично, словно простой взмах руки мог рассказать о настроении и характере всей комбинации. «Он не любил хореографию ни о чем» [18]. Осмысленность, действенность и содержательность были в этом отношении его идейными принципами в педагогике балета. Истинное искусство Терпсихоры начиналось тогда, когда ученики это осознавали.

Далее после очень короткого станка, длившегося не более получаса, Р. С. Бапов переходил к упражнениям на середине зала. Они включали в себя обязательное наличие battement tendu, battement fondu, grand battement jeté,различные прыжки из маленького allegro, затем средние прыжки. В конце следовала самая приятная часть урока, дарившая большое удовольствие всем ученикам — grand allegro. Всегда комбинации были очень артистичными и музыкальными. «Заканчивалось allegro исполнением больших вращений — туров, что являлось вызовом для всех нас. Мы очень любили и всегда с немалым удовольствием отрабатывали grand tour такие, как fouetté для женщин, и à la seconde tour для мужчин. Класс заканчивался очень большим поклоном. Мы сейчас понимаем, как это было важно в конце урока» [11].

Когда класс не радовал своими успехами педагога, он расстраивался. Но на следующий день он начинал урок, как ни в чем не бывало, как будто вчера и не было неудачной репетиции. Он приходил на занятие с верой в то, что сегодня все получится лучше. Для студентов это было еще одним шансом доказать самим себе и педагогу, что только кропотливым ежедневным трудом можно добиться успеха в балетном искусстве. Р. С. Бапов на занятиях хотел видеть рост своих учеников урок за уроком, поэтому был очень требователен, буквально «выжимал» из них все соки. Вера в своих учеников давала надежду им, позволяя стремиться и совершенствовать свое хореографическое мастерство. Неудачи в классе Р. С. Бапов стремился свести к минимуму. Он очень редко хвалил в ходе урока, не говорил «плохо», но говорил, что «можно лучше» [19, с. 149]. Одобрительные слова от Р. С. Бапова укладывались в одно слово, звучащее довольно редко — «молодец». Однако такая похвала для них была лучшим вознаграждением за часы труда, наивысшей радостью, при которой они чувствовали, что совершили что-то очень важное. После урока педагог искренне радовался за успехи своих учеников. Ведь это была и его маленькая победа. Таким образом, образование балетного танцовщика представляло собой целостную систему систематизированных знаний, умений и навыков, которыми он овладел в процессе обучения [20, с. 14].

Когда А. Зерен была еще студенткой консерватории, она уже тогда была наслышана о заслугах Р. С. Бапова и Л. Г. Рудаковой в сфере балетного искусства, прежде чем лично познакомилась с ними. В 1991 году А. Зерен готовилась к участию в Международном хореографическом конкурсе на приз имени А. В. Селезнева в Алма-Ате. Ее партнером был Джем Чатбаш. Два брата Джем и Мурат Чатбаш были учениками Р. С. Бапова в Турции. Очень трепетно вспоминает Д. Чатбаш своего педагога: «Нас он воспитывал как своих детей. Он всегда говорил: “добавляй полученное от меня в то , чем уже владеешь”» [18]. Здесь стоит отметить, что Р. С. Бапов никогда не стремился «переделать» учеников, создавая копии себя. Он развивал в них индивидуальное отношение к танцу и созданию образа. Педагог говорил, что связь между разными школами очень важна и стремился к этому. Таким образом, Р. С. Бапов в педагогике считал главным принципом — развитие индивидуального стиля танцовщика и самостоятельности личности.

Р. С. Бапов со своими учениками. Стамбул, 1990-е

Именно мастер сумел распознать талант артиста балета Д. Чатбаш. Танцовщик был довольно высокого роста, что привлекало Р. С. Бапова как педагога — этим он сразу обратил на себя внимание. Ученик был трудолюбив, преданно любил искусство танца, стремился совершенствовать свое мастерство и считал балет «естественным продолжением себя» [18]. К девятнадцати годам Д. Чатбаш сформировался как достаточно профессиональный артист балета. Но когда ему представилась возможность обучаться в классе Р. С. Бапова, он с большим рвением и старанием окунулся в этот процесс и в течение трех лет достиг высокого уровня мастерства. Сейчас Д. Чатбаш — лауреат международных конкурсов, основатель «Baltimore Ballet School» и художественный руководитель в «Baltimore Ballet Company» (г. Балтимор, штат Мэрилэнд, США). Д. Чатбаш исполнил ведущие сольные партии в классических балетах «Жизель» А. Адана, «Дон Кихот» Л. Минкуса и многие другие. Его партнершами в балете «Щелкунчик» П. Чайковского были Е. Образцова, В. Парт, У. Сингур.

Подготовку молодых исполнителей к конкурсу в Алма-Ате в стамбульском театре поручили Р. С. Бапову и Л. Г. Рудаковой. Молодые исполнители стали посещать классы Р. С. Бапова в консерватории и с волнением ждали репетиций с мастерами из Казахстана. Стоит отметить, что совместный путь «балетной пары» Бапов-Рудакова подарил казахскому миру балета много знаменитых исполнителей, которые запомнились на сцене сдержанной элегантностью и благородством строгих форм, привитых им педагогами. Р. С. Бапов делился с молодыми артистами балета своими умениями и навыками в дуэтно-классическом танце. Как вспоминает одна из его партнерш по сцене М. Ш. Кадырова: «Я никогда не чувствовала его рук, не было борьбы, неудобства. Вращения как будто получались сами по себе, взлеты и приземления были незаметны. Не это ли является высокой техникой исполнения дуэта?!» [21, с. 110]. Внимательность, точность и требовательность — вот чего добивался Р. С. Бапов в дуэтных композициях от партнера. Позже А. Зерен признавалась, что она никогда не разделяла работу педагога супругов, считая их единым целым: настолько гармонично они дополняли друг друга в своих замечаниях и манере вести репетицию. «Они были по-настоящему половинками одного целого. Два величайших таланта, с которыми мне удалось соприкоснуться, были прекрасными педагогами и артистами» [14].

Когда молодые артисты балета поехали на конкурс в Алма-Ату, они отметили для себя, как в Казахстане люди уважали и почитали Р. С. Бапова. Их выступление на конкурсе было триумфальным. Они исполнили pas de deux из балета А. Адана «Жизель», pas de deux из балета Л. Минкуса «Дон Кихот» и pas de deux «Фантом оперы» в постановке Д. Эртекина, взяв разрешение на использование музыки у самого композитора сэра Э. Л. Веббера. Графа Альберта Д. Чатбаш танцевал в серебристо-черном колете Р. С. Бапова. В конце вариации Д. Чатбаш, не рассчитав траекторию движения, упал навзничь за пределы сцены, но это не помешало артисту балета вновь взобраться на сцену и сорвать гул аплодисментов. Их ошеломительный успех поклонники балета, жюри и другие конкурсанты еще долго обсуждали. Самым ярким моментом в работе с педагогами из Казахстана А. Зерен считает тот момент, когда Л. Г. Рудакова дала ей свою пачку для исполнения роли Жизель на конкурсе в Алматы: «Это была необычайной красоты пачка, и это было честью надеть ее на конкурсе» [14]. «Сбои и ошибки могут быть исключены в работе, потому что ты всегда учишься, узнаешь новое. Неудача на конкурсе — это не провал для участника, а успех в любом случае. Благодаря участию в такого рода мероприятиях, приобретается необходимый сценический опыт и уверенность» [13]. Особо жюри отметило необычайное сходство молодого артиста с Р. С. Баповым. «Было ощущение, что на сцене мы видели Р. С. Бапова. Настолько его манера исполнения, его музыкальность и легкость была знакома в движениях Д. Чатбаш» [18]. Итогом их выступления в Алма-Ате стала золотая медаль.

Орал Языджы работал преподавателем в консерватории, когда он впервые познакомился с Р. С. Баповым (ныне он занимает должность заведующего отделением хореографии). Он был наслышан о мастере за время его работы в Стамбульском театре оперы и балета. В первый год преподавания в консерватории Р. С. Бапов вел класс, где занимались и девушки, и юноши. Однако в конце третьего года обучения сформировался чисто мужской класс, которому вместе с мастером преподавал О. Языджы. Это были уроки, где строго соблюдалась академическая направленность, они имели прочную классическую основу. В течение года они вели класс вместе. Позже, когда Р. С. Бапов уехал работать в Америку, О. Языджы продолжил преподавание в мужском классе сам. В конце десятого года обучения из этого класса выпустились четверо артистов балета, которые теперь успешно солируют в различных театрах мира. Мелих Мертел был ведущим солистом в Washington Dc Ballet, а в данный момент является премьером в Les Ballets de Monte-Carlo в Монако; Мехмет Нури Аркан и Батур Буклю являются солистами в İstanbul Devlet opera ve Balesi; Эдис Аргуч работал в Antalya State Opera And Ballet, затем в İstanbul Devlet opera ve Balesi, в Les Ballets de Monte-Carlo в Монако как ведущий артист балета.

Важным событием и хорошим опытом для себя О. Языджы считает поездку в Москву и Ленинград, где когда-то учился их мастер Р. С. Бапов. «Для меня, З. Вурал и четверых студентов (А. Зерен, Мурата и Джема Чатбаш, Ч. Тезджур) педагог организовал повышение квалификации в знаменитых на весь мир школах балета. Благодаря этой поездке им удалось встретиться, поработать с выдающимися педагогами и артистами балета» [12].

Р. С. Бапов уже давно мечтал привезти своих турецких учеников в московское хореографическое училище, где сам получил основы, взрастившие в нем его великий талант. Он хотел, чтобы они приняли участие в классах, проводимых в стенах этого учебного заведения. Однако в то время СССР уже распался, Казахстан стал отдельным государством, и договориться на официальном уровне не получилось, потому что культурные связи были частично потеряны. Р. С. Бапов был очень расстроен таким ходом событий и потом часто вспоминал об этом случае. Однако это не помешало команде из Турции все равно попасть в заветные места — альма-матер русского балета, потому что Р. С. Бапов везде был желанным гостем. «Большое впечатление на нас произвел список имен, выгравированных на доске, висевшей на дверях Московского училища. Он включает список из 24 артистов балета СССР, среди которых было имя нашего педагога Р. С. Бапова. Такой легендарной личностью был наш мастер, тот, с кем мы в обычные будни проводили бесчисленные часы творчества» [12].

Запоминающимся событием для турецкой группы преподавателей и студентов во главе с Р. С. Баповым стало посещение классов и репетиций в Кировском театре (ныне Мариинский театр) и Вагановском училище (ныне Академия Русского балета им. А. Я. Вагановой) в Ленинграде и в Большом театре в Москве. «Благодаря Р. С. Бапову и Л. Г. Рудаковой мы вместе с Д. Чатбаш были удостоены чести присутствовать на репетициях звезд мирового и русского балета, о чем даже мечтать не могли. Это было огромным опытом и везением. Знания и навыки, полученные на этих уроках, вели нас на протяжении всей нашей артистической жизни» [14]. Позже по просьбе Р. С. Бапова педагог О. Языджы принимал участие в классах, проводимых в Большом театре, и даже занимался у станка рядом с народной артисткой СССР, прекрасной балериной Е. С. Максимовой.

Л. Г. Рудакова вспоминала забавный случай: «Рамазан привел турецкую делегацию на класс к Асафу Михайловичу (Мессереру. — Д. У .) в Большой театр. О. Языджы по случайному совпадению встал на центральный станок. Тут подошли солисты театра» [22]. Далее рассказывает О. Языджы: «Класс начался. Когда я после первых упражнений стал оглядываться, оказалось, что впереди меня стояла Екатерина Максимова, а позади Владимир Васильев… В тот момент я не знал, куда деться» [12]. Надо отметить, что ни А. М. Мессерер, ни Р. С. Бапов, ни кто-либо еще не сказали ничего на это, а просто улыбнулись, и занятие продолжалось, как ни в чем не бывало.

Во время работы в стамбульской государственной консерватории Р. С. Бапов создал хороший фундамент для развития классического балета в Турции. Он вводил в репертуар консерватории мировые шедевры из классического репертуара. Педагог-балетмейстер значительно обогатил репертуар также и хореографического отделения стамбульской консерватории и открыл для многих молодых исполнителей и педагогов новые пути развития в профессии. Р. С. Бапов всегда старался очень внимательно относиться к исполнению тех или иных оригинальных балетных фрагментов («казённых вариаций»). Он тщательно охранял первоначальные редакции балетов, запрещал «срезать» и упрощать хореографию, хотя это часто практикуется сегодня в разных балетных школах. Применяя метод личностно-ориентированного подхода,Р. С. Бапов  видел, прежде всего, личностные качества в учениках. Часто во внеурочное время он оставался в классе и работал со студентами. Он уделял индивидуальное внимание каждому ученику, строил с ним диалог в форме обмена интеллектуальными, моральными, эмоциональными и социальными ценностями. Проявляя заботу, педагог давал советы не только в направлении совершенствования сценического мастерства, но и даже в лечении тех или иных профессиональных травм. Немецкий хореограф и педагог Д. Зайфферт писал: «Уровень требований к работе танцовщика и уровень страха, который он испытывает при ее исполнении и который мешает ему хорошо работать, образуют диспропорцию» [23, с. 106]. Такая ситуация в классе и на сцене может привести к тому, что танцовщик при любой психологической нагрузке не в состоянии будет танцевать. Р. С. Бапов учил спокойствию и тщательности. Он репетировал партию или вариацию до того уровня, когда артист был максимально уверен в себе и стопроцентно был готов к выступлению.

Педагог, прежде всего, должен быть последовательным и логичным на уроке. Не следует начинать урок со сложных или трюковых движений и ожидать, что ученики смогут исполнить это достаточно хорошо. Прежде всего, они должны быть разогретыми и подготовленными к такому. Р. С. Бапов руководствовался принципом последовательности: от простого к сложному. На репетиции он делал упор на множество повторений, любил все выверять с музыкой. Н. Л. Гончарова вспоминала, что Р. С. Бапов объяснял ученикам каждое движение, и каждое из них что-то значило, содержало действие. Потому оно должно было быть максимально осмысленно исполнителем. Все это основывалось на невероятной музыкальности педагога, требовавшего этого от учеников [16].

Заключение.

Р. С. Бапов стал первым учителем для многих из ныне действующих артистов балета и педагогов в Турции. Вне класса Р. С. Бапов был другом, коллегой, которого обожали. Он много шутил, посещал театр и проводил время вместе со своими студентами. «Он был хорошим педагогом, коллегой и другом для меня. У нас были прекрасные взаимоотношения, построенные на доверии и взаимном уважении друг к другу» [12]. В беседах с учениками педагог делился своими взглядами на искусство, на жизнь, развивая у них самостоятельное мышление.

«У педагогики, как и у искусства танца, нет и не может быть законченной формулы, некой последней степени совершенства», — писал А. М. Мессерер, один из наставников Р. С. Бапова в Москве [10, с. 173]. Знаменитый ученикпродолжал педагогические традиции своего знаменитого учителя и во многом старался следовать его заветам. В этом заключалась его философия обучения. Чрезмерная требовательность к ученикам иногда приводит к тому, что они начинают бояться своего педагога и даже избегать его уроков. Положительные отклики студентов заслужить не так легко, когда тебе доверяют ученики и уважают как педагога. Однако Р. С. Бапову удалось завоевать признание и расположить к себе студентов благодаря профессионализму и умению интересно выстроить урок. З. Вурал заключает с грустью в голосе: «Для меня он был действительно важной личностью. Я очень благодарна судьбе, что у нас была возможность учиться у него. Рамазан Саликович был великим человеком. Мы многому научились у него» [11]. «Он был одним из лучших моих педагогов», — признается Д. Чатбаш [18]. Сегодня он продолжает педагогические традиции Р. С. Бапова. На занятиях со студентами он уделяет большое внимание координации кистей, рук и головы, как советовал его выдающийся учитель. Д. Чатбаш уверен, что рассмотреть талант и направить его в нужное русло является одной из основных задач педагога и его наставник Р. С. Бапов всегда делал безупречно. Многие из педагогических методов Р. С. Бапова, его отношения к студентам перешло к осмыслению и практике учениками. Теперь они сами применяют в своей исполнительской и педагогической практике принципы своего знаменитого мастера.

Можно выделить основные педагогические методы Р. С. Бапова в Турции в нижеследующей таблице:

Педагогические методы

Характеристика

Коммуникативный метод

Строится на взаимосвязи в диалоге с обучаемыми. При дружеском взаимодействии между педагогом и учеником выявляются способы стимуляции и мотивации обучения, что значительно помогают в развитии и росте хореографического профессионализма.

Мотивационный метод

Метод стимулирования поведения и деятельности артистов балета, с помощью которого Р. С. Бапов прививал любовь к балетному искусству

Психологический метод

Построенный на эмоциях, следующими за короткой шуткой. Возникающие в процессе смеха эмоции, позволяют более успешно усвоить материал. Вовремя сделанный эмоциональный акцент на проблеме позволяет правильно понять ее суть. Чувство юмора педагога передается и учащимся. У них формируется оптимистичное мировосприятие, что способствует созданию положительного психологического климата на уроках.

Метод инклюзивного обучения

Гибкий подход обеспечивает равный доступ всех обучаемых к получению знаний. Ценность любой личности не измеряется величиной и количеством её способностей и достижений. Все ученики равны в правах, и каждый из них имеет право на уважение своего человеческого достоинства, равно как и право на всестороннее развитие.

Метод сознательного и активного обучения

Формирование в учениках сознательности в отношении занятий, интереса в овладении танцевальными движениями, а также осмысленного отношения к ним.

Метод системного подхода к обучению

Педагог-хореограф должен заранее планировать и обдумывать свои уроки, знать цели и задачи. Р. С. Бапов давал уроки по разработанной им системе и определенной последовательности упражнений и заданий в изучаемом материале

Метод доступности изучаемого материала

Учитывая реальные возможности учащихся. Ученики смогут достичь прогресса в хореографическом искусстве только в том случае, если будут делать то, чего не могут. Исполнять не те танцевальные элементы, что легко даются, а те, что получаются только после приложения усилий.

Метод развития индивидуальности артиста балета

Индивидуальный стиль исполнительства является главным приоритетом в обучении. Р. С. Бапов не создавал копии себя, а всячески поощрял и приветствовал синтез разных школ в студентах. По его мнению, это способствовало созданию неповторимого индивидуального стиля каждого танцовщика.

Метод личностно-ориентированного подхода

Р. С. Бапов  видел, прежде всего, личностные качества в учениках. Он уделял индивидуальное внимание каждому ученику, строил с ним диалог в форме обмена интеллектуальными, моральными, эмоциональными и социальными ценностями.

Метод от «простого к сложному»

Педагог, прежде всего, должен быть последовательным и логичным на уроке. Не следует начинать урок со сложных или трюковых движений и ожидать, что ученики смогут исполнить это достаточно хорошо. Прежде всего, они должны быть разогретыми и подготовленными к такому.

Поставленные авторами цель и задачи в начале работы выполнены. Новизна исследования заключается в принципиально первичном осмыслении педагогических методов Р. С. Бапова и их совокупном введении в научный оборот. Авторы считают, что настоящим исследованием можно осуществить определенный вклад в развитие хореографического образования. Оно может стать источниковедческим трудом в этой области. Настоящая работа предполагает продолжение изысканий и анализа педагогической методики Р. С. Бапова. Его преподавательская деятельность не ограничивается Турцией, а также имеет свое продолжение в Атланте (штат Джорджия, США) и Алматы (Казахстан). Помимо этого он давал мастер-классы в разных городах. Авторы из первоисточников восстанавливают точную хронологию событий, имена основных учеников педагога в Турции. Работа включает в себя наиболее полный список (на сегодняшний день) выявленных педагогических методов Р. С. Бапова в период его работы в Стамбуле (1988–1995).

Л. Г. Рудакова вспоминала, что один из его студентов О. Языджы воспитывает своих новых учеников по методике Р. С. Бапова. Это выражается даже в требованиях к внешнему виду, которые были привиты ему в московском хореографическом училище: «Рамазан очень следил за дисциплиной. Ученики на занятиях должны были быть одеты в белую майку, черное трико, белоснежные гольфы и белые туфли. Когда я присутствовала на уроках, то была приятно удивлена — вся школа в Турции сейчас идеально одета. Ученики делятся на небольшие группы, исполняя упражнения на середине зала, и каждый раз после своей очереди, они отходят в сторону и спокойно, тихо ждут своего следующего подхода. Так было и на уроках Рамазана Бапова» [24].

Библиография
1.
Тарасов Н. И. Классический танец. Школа мужского исполнительства. 2-е изд., испр. и доп. — М.: Искусство, 1981. — 479 с.
2.
Садовская Н. М. Мечта, ставшая явью // Советский балет. — 1985. — №4. — Июль-авг. — С. 12–14.
3.
Жумасеитова Г. Т. Страницы казахского балета. — Астана: Елорда, 2001. — 144 с.
4.
Галкина Г. Возвращенец // Almaty guide. — 2008. — С. 75–80.
5.
Енисеева-Варшавская Л. Рамазан Бапов: «С Мишей Барышниковым мы прыгали на равных» // Байтерек. — 2008. — №2 (29). — С. 43–48.
6.
Ванкевич В. Балет, как дело жизни // Вечерний Алматы. — 2011. — №37. — Март. — С. 28.
7.
Михайлов А. Вариации жизни академика классического танца // Электронный журнал о Казахстане Unique Kazakhstan / URL: http://www.unikaz.asia/ru/faces/variacii-zhizni-akademika-klassicheskogo-tanca (Дата обращения 17.02.2019).
8.
Танец длиною в жизнь / Сост. А. Я. Калиева. — Алматы: АХУ им. А. В. Селезнева, 2017. — 208 с.
9.
Мырзагалиева Ж. Ей понравились мои пируэты // Амазонка. — 1998. — №11. — С. 14–15.
10.
Мессерер А. М. Танец. Мысль. Время. — М.: Искусство, 1979. — 175 с.
11.
Цой А. В. Беседа с З. Вурал. — Рим–Стамбул, 2018. — 28 окт. — Личный архив А. В. Цой.
12.
Цой А. В. Беседа с О. Языджы. — Рим–Стамбул, 2018. — 7 нояб. — Личный архив А. В. Цой.
13.
Цой А. В. Беседа с З. Тарым Озбал. — Рим–Стамбул, 2018. — 25 окт. — Личный архив А. В. Цой.
14.
Цой А. В. Беседа с А. Зерен. — Рим–Стамбул, 2018. — 14 окт. — Личный архив А. В. Цой.
15.
Злобин П. Рамазан Бапов. Достояние республики // Официальный сайт газеты «Комсомольская правда. Казахстан». Публикация от 6.12.2017 / URL: http://www.kp.kz/4174 [Дата обращения: 15.11.2018].
16.
Уразымбетов Д. Д. Беседа с Н. Л. Гончаровой. — Алматы, 2019. — 5 фев. — Личный архив Д. Д. Уразымбетова.
17.
Сушков Д. В. Основные виды поддержки дуэтно-классического танца : учебно-методическое пособие для студентов высших учебных заведений. — Алматы: КазНАИ им. Т. К. Жургенова, 2018. — 220 с.
18.
Цой А. В. Беседа с Д. Чатбаш. — Рим–Балтимор, 2018. — 30 сент. — Личный архив А. В. Цой.
19.
Уразымбетов Д. Д. Чудо казахского балета. Рамазан Бапов в академии искусств (к 70-летнему юбилею) // Танец длиною в жизнь / Сост. А. Я. Калиева. — Алматы: АХУ им. А. В. Селезнева, 2017. — С. 147–155.
20.
Николаева Л. А. История балетной педагогики Казахстана. — Алматы: Полиграфия-сервис Кº, 2012. — 222 с.
21.
Кадырова М. Ш. Звезда казахского балета. Партнер! Учитель! Танцовщик! // Танец длиною в жизнь / Сост. А. Я. Калиева. — Алматы: АХУ им. А. В. Селезнева, 2017. — С. 109–111.
22.
Уразымбетов Д. Д. Беседа с Л. Г. Рудаковой. — Алматы, 2018. — 20 окт. Личный архив Д. Д. Уразымбетова.
23.
Зайфферт Д. Педагогика и психология танца. Заметки хореографа: учебное пособие / Пер. с нем. В. Штакенберга. 3-изд., стер. — СПб.: Лань, ПЛАНЕТА МУЗЫКИ, 2018. — 128 с.
24.
Уразымбетов Д. Д. Беседа с Л. Г. Рудаковой. — Алматы, 2019. — 15 фев. Личный архив Д. Д. Уразымбетова
References (transliterated)
1.
Tarasov N. I. Klassicheskii tanets. Shkola muzhskogo ispolnitel'stva. 2-e izd., ispr. i dop. — M.: Iskusstvo, 1981. — 479 s.
2.
Sadovskaya N. M. Mechta, stavshaya yav'yu // Sovetskii balet. — 1985. — №4. — Iyul'-avg. — S. 12–14.
3.
Zhumaseitova G. T. Stranitsy kazakhskogo baleta. — Astana: Elorda, 2001. — 144 s.
4.
Galkina G. Vozvrashchenets // Almaty guide. — 2008. — S. 75–80.
5.
Eniseeva-Varshavskaya L. Ramazan Bapov: «S Mishei Baryshnikovym my prygali na ravnykh» // Baiterek. — 2008. — №2 (29). — S. 43–48.
6.
Vankevich V. Balet, kak delo zhizni // Vechernii Almaty. — 2011. — №37. — Mart. — S. 28.
7.
Mikhailov A. Variatsii zhizni akademika klassicheskogo tantsa // Elektronnyi zhurnal o Kazakhstane Unique Kazakhstan / URL: http://www.unikaz.asia/ru/faces/variacii-zhizni-akademika-klassicheskogo-tanca (Data obrashcheniya 17.02.2019).
8.
Tanets dlinoyu v zhizn' / Sost. A. Ya. Kalieva. — Almaty: AKhU im. A. V. Selezneva, 2017. — 208 s.
9.
Myrzagalieva Zh. Ei ponravilis' moi piruety // Amazonka. — 1998. — №11. — S. 14–15.
10.
Messerer A. M. Tanets. Mysl'. Vremya. — M.: Iskusstvo, 1979. — 175 s.
11.
Tsoi A. V. Beseda s Z. Vural. — Rim–Stambul, 2018. — 28 okt. — Lichnyi arkhiv A. V. Tsoi.
12.
Tsoi A. V. Beseda s O. Yazydzhy. — Rim–Stambul, 2018. — 7 noyab. — Lichnyi arkhiv A. V. Tsoi.
13.
Tsoi A. V. Beseda s Z. Tarym Ozbal. — Rim–Stambul, 2018. — 25 okt. — Lichnyi arkhiv A. V. Tsoi.
14.
Tsoi A. V. Beseda s A. Zeren. — Rim–Stambul, 2018. — 14 okt. — Lichnyi arkhiv A. V. Tsoi.
15.
Zlobin P. Ramazan Bapov. Dostoyanie respubliki // Ofitsial'nyi sait gazety «Komsomol'skaya pravda. Kazakhstan». Publikatsiya ot 6.12.2017 / URL: http://www.kp.kz/4174 [Data obrashcheniya: 15.11.2018].
16.
Urazymbetov D. D. Beseda s N. L. Goncharovoi. — Almaty, 2019. — 5 fev. — Lichnyi arkhiv D. D. Urazymbetova.
17.
Sushkov D. V. Osnovnye vidy podderzhki duetno-klassicheskogo tantsa : uchebno-metodicheskoe posobie dlya studentov vysshikh uchebnykh zavedenii. — Almaty: KazNAI im. T. K. Zhurgenova, 2018. — 220 s.
18.
Tsoi A. V. Beseda s D. Chatbash. — Rim–Baltimor, 2018. — 30 sent. — Lichnyi arkhiv A. V. Tsoi.
19.
Urazymbetov D. D. Chudo kazakhskogo baleta. Ramazan Bapov v akademii iskusstv (k 70-letnemu yubileyu) // Tanets dlinoyu v zhizn' / Sost. A. Ya. Kalieva. — Almaty: AKhU im. A. V. Selezneva, 2017. — S. 147–155.
20.
Nikolaeva L. A. Istoriya baletnoi pedagogiki Kazakhstana. — Almaty: Poligrafiya-servis Kº, 2012. — 222 s.
21.
Kadyrova M. Sh. Zvezda kazakhskogo baleta. Partner! Uchitel'! Tantsovshchik! // Tanets dlinoyu v zhizn' / Sost. A. Ya. Kalieva. — Almaty: AKhU im. A. V. Selezneva, 2017. — S. 109–111.
22.
Urazymbetov D. D. Beseda s L. G. Rudakovoi. — Almaty, 2018. — 20 okt. Lichnyi arkhiv D. D. Urazymbetova.
23.
Zaiffert D. Pedagogika i psikhologiya tantsa. Zametki khoreografa: uchebnoe posobie / Per. s nem. V. Shtakenberga. 3-izd., ster. — SPb.: Lan', PLANETA MUZYKI, 2018. — 128 s.
24.
Urazymbetov D. D. Beseda s L. G. Rudakovoi. — Almaty, 2019. — 15 fev. Lichnyi arkhiv D. D. Urazymbetova

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Замечания: «Выдающийся педагог классического танца Н. И. Тарасов писал: «Исполнительская и общая культура танцовщика определяет его манеру движения, которая, разумеется, без точной выучки не может быть воспитана, так же как совершенная техника движения без соответствующей культуры» [1, с. 19]. Московская школа, полученная Р. С. Баповым, обозначила его значимый путь в искусстве. Своим исполнительским и педагогическим мастерством артист популяризировал искусство Казахстана.» Неожиданно возникшая цитата выглядит оторванной от контекста. «В приведенных и других источниках, в основном раскрывается исполнительская деятельность, а процесс педагогической деятельности Р. С. Бапова отображен лишь в незначительном объеме, который можно характеризовать как описательный (объем?). » «Жизненный и творческий путь, пройденный Р. С. Баповым, несомненно, был наполнен яркими событиями. Он часто повторял, что «человек должен получать истинное удовольствие от всего, к чему прикасается. Любое насилие над собой чревато гибелью души, таланта, вдохновения [9, с. 15]. » Вообще говоря, эту фразу (опять-таки вне контекста) трудно оценить по достоинству. Как это — получать удовольствие от всего, к чему прикасаешься? Как минимум непонятно. И далее — вне «насилия над собой» невозможно восхождение мастера. «После окончания масштабной исполнительской деятельности в 1988 году (?) Р. С. Бапов полностью погрузился в преподавание (хотя начал давать уроки еще в середине 1970-х). Ей (преподаванию?) он отдавался с тем же пылом и углубленностью, как и танцевал. » «Одним из значимых методов в своей педагогической деятельности при работе со студентами Р. С. Бапов считал мотивационный метод. Прибегая к нему, он прививал ученикам любовь к балетному искусству. Р. С. Бапов часто повторял, что балет — это сложное искусство, требующее эмоционального и физического контроля. «Его страсть к балету была невероятной» [12]. Спокойствие его души, честность с учениками, уверенность, приобретенная, благодаря огромному сценическому опыту располагали всех к нему и рождали большую привязанность [13]. Подход Р. С. Бапова к обучению, отточенная техника показа восхищали учеников: «Когда он рассказывал или описывал что-то, мы с упоением слушали и видели, как горят его глаза. Таким заразительным он был в своей любви к балетному искусству» [14]. » Весьма характерный фрагмент. Когда и поскольку перед нами научный текст, автор сосредоточен на изучении новаторских приемов — в данном случае, в творчестве Бапова. Поскольку речь идет о мемориальных записках, акцент смещается в публицистическую плоскость. Очевидно, данный текст представляет произведение второго жанра (упомянутый «мотивационный метод» не раскрывается совершенно). И т.д. Заключение: работа написана неплохим языком и представляет образчик хорошо проработанного текста. К сожалению, его научная ценность невелика — однако это полноценный биографический материал, очевидно, достойный занять свое место в соответствующем разделе (отдельной проблемой представляется чрезвычайный объем текста, явно выходящий за рамки статьи). Итак, текст «читабелен». Публикация обусловлена потребностью редакции в такого рода мемориалах.