Читать статью 'Сравнительный анализ административно-правового регулирования деятельности добровольных народных дружин в Российской Федерации и Франции' в журнале Административное и муниципальное право на сайте nbpublish.com
Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

Сравнительный анализ административно-правового регулирования деятельности добровольных народных дружин в Российской Федерации и Франции

Хромов Александр Владимирович

Аспирант, кафедра Административное право, Административный процесс, Санкт- Петербургский Университет Технологий управления и Экономики

190103, Россия, г. Санкт-Петербург, Лермонтовский пр., 44 лит А

Khromov Aleksandr Vladimirovich

Postgraduate student, the department of Administrative Law and Administrative Procedure, Saint Petersburg University of Management Technologies and Economics

190103, Russia, g. Saint Petersburg, Lermontovskii pr., 44 lit A

a_hromov@mail.ru
Сабирова Анна Кудратовна

Аспирант, кафедра Административное право, Административный процес, Санкт-Петербургский Университет Технологий управления и Экономики

190103, Россия, г. Санкт-Петербург, Лермонтовский пр., 44 лит. А

Sabirova Anna Kudratovna

Postgraduate student, the department of Administrative Law and Administrative Procedure, Saint Petersburg University of Management Technologies and Economics

190103, Russia, g. Saint Petersburg, Lermontovskii pr., 44 lit. A

ledi.999@inbox.ru

DOI:

10.7256/2454-0595.2021.4.35428

Дата направления статьи в редакцию:

05-04-2021


Дата публикации:

08-10-2021


Аннотация: Аннотация. Волонтерским организациям в научной литературе практически не уделяется внимания, если сравнивать их с коммерческими и государственными структурами. Волонтерство исследуется с позиции мотивации участников, их ценностной ориентации, степени их вовлеченности в добровольческую деятельность. Франция выбрана не случайно для исследования, связанного со сравнением нескольких стран, так как для такого исследования выбираются страны, обладающие сходствами и различиями, имеющими особое значение для результатов исследования. В России правовое регулирование деятельности добровольной народной дружины имеет свои особенности, но в то же время усматриваются заимствования из зарубежного опыта. Автор сравнивает отечественное и французское законодательство, учитывая, что в русском языке слова «волонтер» и доброволец» являются синонимичными, но не тождественными, а во французском языке употребляется только нейтрально окрашенное слово «волонтер». Также во Франции нет аналога Добровольной народной дружины, но широко распространены волонтерские пожарные бригады, поэтому сравнение проводится по правовым статусам отечественных и зарубежных волонтеров. Сравнение правового регулирования деятельности волонтеров Франции и России, их правовых статусов позволяет понять, в какой стране законодатель в наибольшей степени поощряет население к участию в волонтерской деятельности, в частности, по охране порядка


Ключевые слова:

Волонтер, добровольная народная дружина, сравнение нескольких стран, административно-правовое регулирование, охрана общественного порядка, Октябрьская революция, рабоче-крестьянские вооруженные формирования, муниципальная милиция, бригада содействия милиции, гражданский долг

Abstract: Unlike commercial and government structures, volunteer organizations are not widely covered in the scientific literature. Volunteerism is examined from the perspective of the motivation of the participants, their value orientation, and the level of engagement in the voluntary activity. It is no coincidence that France was selected for this comparative research, as its similarities and differences are of particular importance for the results of the study. Legal regulation of the activity of Voluntary People's Detachment (Druzhina) in Russia has its own peculiarities, as well as borrowings from the foreign experience. The author compares the Russian and French legislation, taking into account that in the Russian language the words “volunteer” and “voluntary servant” are synonymous, but not identical, while the French language uses only the neutral word “volunteer”. France has no equivalent of the Voluntary People's Druzhina; however, it has the volunteer fire squads. Therefore, comparison is conducted by the legal status of domestic and foreign volunteers. It reveals in which country the legislator is more effective in encouraging the population to participate in volunteer activity, and namely maintenance of order.



Keywords:

Volunteer, voluntary people’s squad, few-country comparison, legal regulation, protection of public order, October revolution, workers’ and peasants’ armed formations, municipal militia, police assistance brigade, civic duty

Исследование современной добровольной народной дружины в ретроспективе и в сравнении с зарубежными волонтерскими движениями актуально в связи с тем, что данный институт в современном обществе позволяет строить взаимоотношения между правоохранительными органами, органами местного самоуправления и обществом. По сравнению с предыдущими периодами истории деятельность современной народной дружины в правовом плане наиболее регламентирована. Так, в 2014 году вступил в силу федеральный закон, детально регулирующий деятельность добровольной народной дружины, её организационные вопросы и другие моменты. [1]

Деятельность по обеспечению общественной безопасности становится тем более эффективной, насколько более активным становится участие в ней граждан. Добровольные помощники способствуют не только снижению уровня преступности и правонарушений на улицах, но и проводят профилактическую работу в жилом секторе.

Законом № 44-ФЗ устанавливаются основные направления деятельности народной дружины: содействие правоохранительным органам в охране общественного порядка и участие в поиске лиц, пропавших без вести.

Обращая внимание на правовые и организационные особенности народных дружин, можно говорить о серьезных противоречиях.

Во-первых, при оказании содействия правоохранительным органам в охране общественного порядка современные дружинники участвуют в патрулировании города с сотрудниками патрульно-постовой службы. В таких совместных патрулях действия дружинника сводятся к формальному присутствию в составе патруля, потому что с гражданами общаются сотрудники полиции, а дружинник может выступить, в крайнем случае, в роли понятого или свидетеля при составлении протокола об административном правонарушении. Такая форма действия не оправдывает целей, для которых общественность привлекается к охране общественного порядка.

Во-вторых, ко всем дружинникам при вступлении в добровольную народную дружину предъявляются самые общие требования: отсутствие судимости, отсутствие факта привлечения к административной ответственности за год, предшествующий вступлению в дружину, также дружинник не должен состоять на психоневрологическом учете и не должен состоять на учете у нарколога по причине наркомании или алкоголизма. Других требований к подготовке дружинника нет.

Первое противоречие может быть решено посредством соответствующего инструктажа сотрудников полиции, особенно старших по патрулю. Необходимо разъяснять, чтобы старший патруля, в котором принимает участие дружинник, строил работу патруля так, чтобы дружинник принимал активное участие, а не пассивно присутствовал при патрулировании. Дружинник мог бы проводить разъяснительную работу о необходимости и целесообразности соблюдения мер, направленных на защиту от заболевания и распространения вирусом COVID-19. Дружинник может раздавать памятки о защите имущества граждан от кибермошенничества, подробно разъясняя способы, которыми пользуются мошенники.

Второе противоречие имеет основания, потому что по смыслу Закона № 44-ФЗ дружинник должен уметь применять физическую силу, не превышая пределов допустимой самообороны, и оказывать первую медицинскую помощь. В 2014 году вступил в силу ведомственный приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации (МВД РФ), которым должен решаться вопрос о подготовке дружинников. В соответствии с Приказом МВД РФ сотрудники полиции должны проводить с дружинниками инструктаж, в содержание которого входят следующие элементы:

- ознакомление дружинников с нормативным регулированием их деятельности;

- формирование, развитие и закрепление у дружинников практических навыков, необходимых для охраны общественного порядка;

- ознакомление с комплексом мер, которые дружинник должен применять для личной безопасности, и с приемами самозащиты;

- вырабатывать готовность дружинников к участию в предупреждении и пресечении правонарушений;

- формирование навыков первой медицинской помощи. [2]

Ведомственный приказ приобретает декларативность, так как трудно представить, что можно формировать навыки, готовность и практические умения посредством инструктажа, который представляет собой передачу устной информации от одного лица другому.

В настоящее время деятельности добровольных народных дружин и участию граждан в охране общественного порядка посвящено множество трудов. В последние 2-3 года добровольные народные дружины изучались С.С. Киселевым, М.Н. Майшевым, А.Р. Насировой, С.Ю. Нифантьевым, К.И. Усеновым, Е.Н. Шаровым, Е.Н. Шелякиным и другими правоведами.

Большинство авторов уделяют внимание историческому аспекту привлечения граждан к охране общественного порядка, а также правовым и организационным вопросам.

Одним из самых распространенных предложений является расширение полномочий дружинников и предоставление им большей самостоятельности, чтобы в деятельности добровольных народных дружин в большей степени реализовывался профилактический потенциал. А.И. Новоселов описывает деятельность добровольной народной дружины в Самарской области, показывая, что дружинники самостоятельно проводят множество спортивных и кульутрно-образовательных мероприятий с населением районов, беседуют с подростками и их родителями о профилактике негативных социальных явлений. Органы местного самоуправления, реально оценивая пользу дружинников для охраны общественного порядка, предоставляют дружинникам возможность пользоваться на безвозмездной и возмездной основе спортивными сооружениями, культурными и образовательными учреждениями для проведения профилактических мероприятий. Дружинники создают в Самарской области дворовые отряды, представляющие собой объединение подростков и детей, подчиняющихся собственному уставу. Дворовые отряды состоят из подростков, состоящих на профилактическом учете, дети из неполных и неблагополучных семей, дети-инвалиды и дети, часто болеющие, дети, имеющие мачеху или отчима, дети из семей беженцев, дети безработных родителей. В дворовых отрядах дети проходят социальную адаптацию, учатся справляться с вызовами общества и времени. А.И. Новоселов делает вывод о том, что работа дружинников может быть разнообразной, а не сводиться только к совместному с полицией патрулированию улиц и к поиску лиц, пропавших без вести. [11; 273]

Нередко в научной литературе выдвигается предложение о целесообразности заимствования опыта дружин советских времен или зарубежного опыта.

В Российской Федерации и в СССР взаимодействие правоохранительных органов с населением имело особую актуальность. Для правоотношений между правоохранительными органами и населением характерно единство целей в противодействии преступности и негативным явлениям общества, в обеспечении стабильности общества и в повышении правовой культуры населения. В правовом регулировании деятельности органов внутренних дел учитываются интересы граждан, что свидетельствует о наличии связи между народом и полицией. Между народом и полицией взаимодействие возникает только в том случае, если полиция ставит в своей деятельности в качестве приоритет интересы народа и в защите их опирается на поддержку народа.

Система взаимоотношений между общественностью и государственными органами власти должна совершенствоваться и расширяться. М.Ю. Мельников в своей диссертации высоко оценивает советские формы объединений населения, которые прямо или косвенно оказывали поддержку правоохранительным органам в обеспечении общественного порядка. В Советском Союзе общественные объединения самостоятельно и во взаимодействии с правоохранительными органами боролись с правонарушениями в семейно-бытовой сфере, в производственной сфере и в области общественного порядка. Граждане объединялись в виде добровольных обществ, профсоюзов, творческих союзов, советов профилактики, товарищеских судов и в других формах. М.Ю. Мельников считает, что многие из перечисленных форм можно было бы вернуть и приспособить к современным условиям. [8; 23]

Население России привлекается к охране общественного порядка с конца XIX века. В 1881 году первая добровольная дружина была организована в Москве. Услуги дружинников применялись в дни, когда лица высших государственных должностей приезжали в город, а также дружинники содействовали обеспечению общественной безопасности в 1883 и 1896 годах при коронации Александра III и Николая II. [10; 89]

В 1913 году полицейским была направлена инструкция, в соответствии с которой они могли создавать народные дружины, которые должны были оказывать содействие в борьбе с хулиганством и в решении других задач, связанных с охраной общественного порядка.

В результате Октябрьской революции были разрушены все государственные и общественные институты, а стихийность исторического события требовала быстрого государственного обустройства. Создаваемые комитеты не справлялись с большим объемом задач, связанных с охраной общественного порядка, поэтому к деятельности государственных органов стала привлекаться общественность в форме рабоче-крестьянских вооруженных формирований. В этот период появились народные продотряды, комбеды, части особого назначения и другие народные объединения. [7; 27]

В 1913 году правительство Российской империи разработало инструкцию для полицейских, в соответствии с которой они могли привлекать дружинников к борьбе против хулиганства и к решению вопросов, связанных с охраной общественного порядка.

После Октябрьской революции перестали существовать многие общественные и государственные институты, но практика показывала, что в условиях стихийных событий нужны определенные аналоги для построения государственности. Во всех сферах жизнедеятельности общества создавались контролирующие комитеты, которые не справлялись с тем объемом проблем, которые образовались на постреволюционном пространстве. Общественность стала объединяться в виде вооруженных формирований рабочих и крестьян, продовольственных отрядов, комитетов бедноты и в других формах. В 1917 году была создана советская милиция, в которой основным звеном были организованные вооруженные рабочие и крестьяне, оказывающие содействие профессиональным милиционерам. [9; 157]

К концу 1920-х годов профессиональная милиция была практически сформирована, и уже отпала необходимость в дополнительных вооруженных формированиях. Однако правоохранительные органы были заинтересованы в дальнейшем взаимодействии с населением государства в борьбе против преступности. Совет народных комиссаров издал постановление о создании отрядов содействия милиции (ОСОДМИЛ). [3]

ОСОДМИЛ были добровольными объединениями, создаваемыми и руководимыми местными советами. Однако, несмотря на добровольность участия, члены ОСОДМИЛ были вооружены табельным оружием на время службы и имели удостоверение, подтверждающее их членство в ОСОДМИЛ и их полномочия. В ОСОДМИЛ не могли вступить лица моложе 18 лет, лишенные активного избирательного права, находящиеся под следствием или судимые. [6; 278]

В военные годы 1941 – 1945 годы при правоохранительных органах создавались группы охраны общественного порядка (ГООП). Члены добровольных групп официально были оформлены и выполняли функции милиции в тех областях, где не требовалось профессиональной подготовки. Члены ГООП имели более широкий служебный статус, который позволял им самостоятельно охранять железнодорожные пути, нести дежурство на шоссейных дорогах и выполнять другие милицейские обязанности. К.Д. Голицын констатирует, что обеспечение надлежащего порядка в годы войны в населенных пунктах является во многом заслугой участия граждан в милицейской работе. [5; 58]

В 1958 году основные послевоенные проблемы были устранены, населенные пункты отстроены, у населения появилась надежда на жизнь с высоким экономическим уровнем, но уровень преступности оставался на высоком уровне. Ленинградцы самостоятельно выступили с инициативой создания добровольной народной дружины, а через 30 лет по всему Советскому Союзу более 13 миллионов человек участвовали в добровольной народной дружине. В конце 1980-х годов гражданский энтузиазм стал угасать в свете экономических и политических событий, а политическая ситуация, сложившаяся после распада СССР, вообще не способствовала повышению гражданской активности.

Сравнительное рассмотрение волонтерской деятельности в России и во Франции позволяет выявить не только особенности, характерные для страны, но и определить, какие меры могут быть предприняты для совершенствования организационного и правового устройства добровольной народной дружины в России. Сравнение России и Франции обусловлено тем, что в обеих странах волонтерские настроения сдерживались. Во Франции государственные власти старались не допускать образования волонтерских движений, не устанавливая полного запрета на общественные проявления. В России долгое время добровольное участие граждан было под полным контролем государства в силу сложившегося политического стиля руководства в стране. Однако рассмотрение статистических данных показывает, что на 2014 год, когда в России был принят Закон № 44-ФЗ, во Франции хотя бы раз приняли участие в волонтерских акциях 40,3% населения, а в России на этот же период – только 9%. [4; 51]

Добровольцы России и волонтеры Франции исполняют схожие функции, но не являются тождественными. Во Франции волонтеры участвовали в охране общественного порядка в 2005 году в Париже во время длительных массовых выступлений. В Париже эти волонтеры были названы «комитетом гражданского дежурства». Задачей комитета гражданского дежурства было содействие полиции в охране общественного порядка. Каждому члену комитета были выданы средства связи, видеокамеры и некоторые средства тушения пожаров. При обнаружении возгорания сотрудник комитета должен был сообщить об этом в полицию, приступив к самостоятельному тушению пожара собственными силами.

Законодатель Франции не уделяет такого внимания правовому регулированию народных дружин, как в России, потому что основными полномочиями по поддержанию общественного порядка остаются за полицией. Однако во Франции накопился достаточный практический опыт в регулировании муниципальной полиции, которая находится в ведении органов местного самоуправления.

Органы местного самоуправления Франции стали воссоздавать муниципальную полицию в конце XX века. Этому процессу способствовал Закон «О муниципальных полициях» от 15 апреля 1999 года, в котором муниципальная полиция позиционируется как общественная полиция, основная функция которой превентивная, а не репрессивная. Муниципальная полиция обеспечивает в пределах территориального образования безопасность, спокойствие и санитарно-гигиеническое благополучие населения.

В России попытки создания муниципальной милиции не реализовались по объективным причинам, а во Франции жители, принимаемые в ряды муниципальной полиции, становятся официальными полицейскими, и их деятельность утрачивает добровольный характер.

В отличие от муниципальной полиции добровольцы во Франции участвуют в деятельности службы пожарной охраны. Эта деятельность не утрачивает добровольного характера, так как исполняется в свободное от основной работы время. Добровольцы по сигналу тревоги должны принять участие в тушении пожара с подразделением, к которому они прикреплены. Если доброволец участвует в спасательной операции при тушении пожара, то он получает денежное вознаграждение с сохранением заработной платы по основному месту работы. Деятельность добровольцев стимулируется Национальной пожарной охраной с помощью премий, наград, знаков отличия, благодарностей по месту основной работы и другое. [12; 222]

В России добровольное участие в пожарной охране только развивается, но законодатель придает особое значение этому направлению добровольческого движения. Федеральный закон «О добровольной пожарной охране» № 100-ФЗ направлен на решение проблемы, связанной с защитой населенных пунктов от пожаров. С другой стороны, механизм создания добровольных пожарных дружин в российском законодательстве до конца не разработан ни на федеральном уровне, ни на региональном уровне.

Таким образом, компаративистское исследование Франции и России приводит к следующим выводам в отношении добровольной народной дружины.

1. В обеих странах демократическое устройство позволяет гражданам участвовать в охране общественного порядка с гарантией от государства данного права.

2. В России добровольная народная дружина стала национальным символом, поэтому её деятельность и организационное построение детально урегулированы на федеральном, региональном и ведомственном уровне.

3. Во Франции нет добровольной народной дружины, но есть близкий к этому орган – муниципальная полиция, которая не является добровольным объединением, а представляет собой административный орган власти.

4. На современном этапе в России развивается добровольная пожарная дружина, для которой был бы полезен опыт Франции в данной области.

Библиография
1.
Федеральный закон Российской Федерации от 2 апреля 2014 года № 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка» (в ред. Федерального закона РФ от 31.12.2017 г. № 497-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. – 07.04.2014. – №14. – ст. 1536.
2.
Приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации от 18 августа 2014 года №696 «Вопросы подготовки народных дружинников к действиям в условиях, связанных с применением физической силы, и по оказанию первой помощи» // Российская газета. – 08.10.2014. – №229.
3.
Постановление Совета народных комиссаров Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 25 мая 1930 года «Об обществах содействия органам милиции и уголовного розыска» (утратил силу) [Электронный ресурс] // http://www.consultant.ru. (дата обращения 20.08.2021 г.).
4.
Воронова А.В., Гридчина Н.Е. Развитие волонтерского движения на территории Российской Федерации / Гуманитарно-социальные науки и право. Тенденции развития современной науки: Материалы научной конференции студентов и аспирантов Липецкого государственного технического университета. – Липецк: Издательство Липецкого государственного технического университета, 2018. – С. 50 – 53. – 310 с.
5.
Голицын К.Д. Историко-правовой аспект участия населения в охране общественного порядка / Правовое образование: Сборник научных статей. – Ростов н/Д.: Издательство Ростовского института (филиала) Всероссийского государственного университета юстиции в г. Ростове-на-Дону, 2017. – С. 58 – 59. – 200 с.
6.
Горбатенко Г.Г. Деятельность обществ содействия органам милиции и уголовного розыска и бригад содействия милиции в 1930-е гг. в РСФСР. – Воронеж: Издательство Воронежского института Министерства внутренних дел Российской Федерации // Общественная безопасность, законность и правопорядок в III тысячелетии. – 2018. – №4-1. – С. 276 – 280.
7.
Горлова Н.И. Добровольчество в истории России: опыт социальной практики помощи: Монография. – М.: Издательство ООО «Перспектива», 2020. – С. 27. – 196 с.
8.
Мельников О.Ю. Административно-правовое регулирование участия граждан Российской Федерации в охране общественного порядка: Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность: 12.00.14. – Административное право; административный процесс. – М.: Издательство Российского университета дружбы народов, 2009. – С. 23. – 179 с.
9.
Мулукаев Р.С. На страже порядка (к столетию советской милиции). – М.: Издательство Академии управления МВД России // Труды Академия управления МВД России. – 2017. – №3(43). – С. 155 – 159.
10.
Невский С.А., Сычев Е.А. Участие населения в охране правопорядка в Российской империи. – Краснодар: Издательство Кубанской многопрофильной Академии подготовки, переподготовки, повышения квалификации специалистов // Историческая и социально-образовательная мысль. – 2011. – №1-2. – С. 84 – 91.
11.
Новоселов А.И. Добровольные народные дружины как фактор профилактики правонарушений. – Омск: Издательство ИП Соловьев Вадим Анатольевич // Вестник современных исследований. – 2019. – №1.6(28). – С. 271 – 275.
12.
Чебоксаров П.А., Захаров А.Е. Организация добровольной пожарной охраны во Франции / Добровольная пожарная охрана: истоки, проблемы, перспективы: Сборник трудов конференции. – СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, 2013. – С. 219 – 224. – 360 с.
References
1.
Federal'nyi zakon Rossiiskoi Federatsii ot 2 aprelya 2014 goda № 44-FZ «Ob uchastii grazhdan v okhrane obshchestvennogo poryadka» (v red. Federal'nogo zakona RF ot 31.12.2017 g. № 497-FZ) // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 07.04.2014. – №14. – st. 1536.
2.
Prikaz Ministerstva vnutrennikh del Rossiiskoi Federatsii ot 18 avgusta 2014 goda №696 «Voprosy podgotovki narodnykh druzhinnikov k deistviyam v usloviyakh, svyazannykh s primeneniem fizicheskoi sily, i po okazaniyu pervoi pomoshchi» // Rossiiskaya gazeta. – 08.10.2014. – №229.
3.
Postanovlenie Soveta narodnykh komissarov Rossiiskoi Sovetskoi Federativnoi Sotsialisticheskoi Respubliki ot 25 maya 1930 goda «Ob obshchestvakh sodeistviya organam militsii i ugolovnogo rozyska» (utratil silu) [Elektronnyi resurs] // http://www.consultant.ru. (data obrashcheniya 20.08.2021 g.).
4.
Voronova A.V., Gridchina N.E. Razvitie volonterskogo dvizheniya na territorii Rossiiskoi Federatsii / Gumanitarno-sotsial'nye nauki i pravo. Tendentsii razvitiya sovremennoi nauki: Materialy nauchnoi konferentsii studentov i aspirantov Lipetskogo gosudarstvennogo tekhnicheskogo universiteta. – Lipetsk: Izdatel'stvo Lipetskogo gosudarstvennogo tekhnicheskogo universiteta, 2018. – S. 50 – 53. – 310 s.
5.
Golitsyn K.D. Istoriko-pravovoi aspekt uchastiya naseleniya v okhrane obshchestvennogo poryadka / Pravovoe obrazovanie: Sbornik nauchnykh statei. – Rostov n/D.: Izdatel'stvo Rostovskogo instituta (filiala) Vserossiiskogo gosudarstvennogo universiteta yustitsii v g. Rostove-na-Donu, 2017. – S. 58 – 59. – 200 s.
6.
Gorbatenko G.G. Deyatel'nost' obshchestv sodeistviya organam militsii i ugolovnogo rozyska i brigad sodeistviya militsii v 1930-e gg. v RSFSR. – Voronezh: Izdatel'stvo Voronezhskogo instituta Ministerstva vnutrennikh del Rossiiskoi Federatsii // Obshchestvennaya bezopasnost', zakonnost' i pravoporyadok v III tysyacheletii. – 2018. – №4-1. – S. 276 – 280.
7.
Gorlova N.I. Dobrovol'chestvo v istorii Rossii: opyt sotsial'noi praktiki pomoshchi: Monografiya. – M.: Izdatel'stvo OOO «Perspektiva», 2020. – S. 27. – 196 s.
8.
Mel'nikov O.Yu. Administrativno-pravovoe regulirovanie uchastiya grazhdan Rossiiskoi Federatsii v okhrane obshchestvennogo poryadka: Dissertatsiya na soiskanie uchenoi stepeni kandidata yuridicheskikh nauk. Spetsial'nost': 12.00.14. – Administrativnoe pravo; administrativnyi protsess. – M.: Izdatel'stvo Rossiiskogo universiteta druzhby narodov, 2009. – S. 23. – 179 s.
9.
Mulukaev R.S. Na strazhe poryadka (k stoletiyu sovetskoi militsii). – M.: Izdatel'stvo Akademii upravleniya MVD Rossii // Trudy Akademiya upravleniya MVD Rossii. – 2017. – №3(43). – S. 155 – 159.
10.
Nevskii S.A., Sychev E.A. Uchastie naseleniya v okhrane pravoporyadka v Rossiiskoi imperii. – Krasnodar: Izdatel'stvo Kubanskoi mnogoprofil'noi Akademii podgotovki, perepodgotovki, povysheniya kvalifikatsii spetsialistov // Istoricheskaya i sotsial'no-obrazovatel'naya mysl'. – 2011. – №1-2. – S. 84 – 91.
11.
Novoselov A.I. Dobrovol'nye narodnye druzhiny kak faktor profilaktiki pravonarushenii. – Omsk: Izdatel'stvo IP Solov'ev Vadim Anatol'evich // Vestnik sovremennykh issledovanii. – 2019. – №1.6(28). – S. 271 – 275.
12.
Cheboksarov P.A., Zakharov A.E. Organizatsiya dobrovol'noi pozharnoi okhrany vo Frantsii / Dobrovol'naya pozharnaya okhrana: istoki, problemy, perspektivy: Sbornik trudov konferentsii. – SPb.: Izdatel'stvo Sankt-Peterburgskogo universiteta Gosudarstvennoi protivopozharnoi sluzhby Ministerstva Rossiiskoi Federatsii po delam grazhdanskoi oborony, chrezvychainym situatsiyam i likvidatsii posledstvii stikhiinykh bedstvii, 2013. – S. 219 – 224. – 360 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования в представленной статье, как следует из ее наименования, составляет «…Сравнительный анализ административно-правового регулирования деятельности добровольных народных дружин в Российской Федерации и Франции». Границы исследования полностью соблюдены автором.
Методология исследования в тексте статьи автором не указывается. Исходя из анализа ее содержания, ученым использовались всеобщий диалектический, логический, статистический, формально-юридический, сравнительно-правовой методы исследования.
Актуальность избранной темы исследования обоснована автором. Следует согласиться с ученым в том, что охрана общественного порядка имеет особое конституционное значение, и в этом деле неоценимую помощь способны оказывать добровольные объединения граждан, а именно – народные дружины (ДНД). Целью статьи является выявление достоинств российского правового института добровольных дружин и его недостатков.
В чем состоит научная новизна исследования, ученый прямо не говорит. Видимо, она должна была проявиться во введении в арсенал отечественной юридической науки данных о правовом регулировании деятельности ДНД во Франции, а также в выявленных автором направлениях совершенствования российского правового института добровольных народных дружин. Автору необходимо четко указать, в чем проявляется научная новизна статьи. Также ученому необходимо сформулировать оригинальную дефиницию используемого в работе понятия «добровольная народная дружина».
Научный стиль статьи выдержан автором в полной мере.
Структура работы вполне логична. Во введении автор объясняет актуальность избранной им темы исследования, но не указывает фамилий ученых, которые занимались исследованием поднимаемых в работе проблем.
В основной части работы автор делает обзор нормативно-правовой базы функционирования ДНД в России и во Франции, делая общие замечания о достоинствах и недостатках реализуемых в данных государствах подходах к регламентации деятельности народных дружин.
В заключительной части статьи содержатся выводы по результатам проведенного исследования.
Содержание работы полностью соответствует ее наименованию, но не лишено некоторых недостатков общего и частного характера.
Следует указать на обзорность, поверхностность проведенного автором исследования. Глубокой проработки затрагиваемых ученым вопросов (о теоретических подходах к определению понятия «добровольная народная дружина», о правовом регулировании деятельности ДНД, о всех возможных направлениях деятельности дружин) не осуществлено. Отсутствует иллюстративный материал, который сделал бы статью более интересной для читательской аудитории.
Несмотря на то, что обсуждаемые автором вопросы относятся к дискуссионным, из текста статьи этого не видно, поскольку в научную дискуссию ученый не вступает, ссылаясь на некоторые теоретические работы исключительно в подтверждение своих суждений (к примеру, А. Н. Герасименко).
Автор пишет: «Следует отметить, что в России в различных регионах вводилась муниципальная милиция, однако данный эксперимент потерпел неудачу». Причины этой неудачи ученым не раскрываются.
Работу украсило бы использование историко-правового метода исследования, что позволило бы автору показать эволюцию института ДНД в России, высказать новые научные идеи и дать интересные (и главное – конкретные) практические рекомендации по совершенствованию действующего законодательства, посвященного деятельности ДНД.
Библиография исследования представлена 21 источниками, среди которых 4 – на французском языке. Этого недостаточно, поскольку при написании статьи использовалось всего 5 научных статей и одна диссертационная работа (остальное – нормативные правовые акты и публицистические материалы). Между тем поднимаемые в статье проблемы рассматривались в научных трудах многих авторов: М. В. Барышникова, Р. А. Белякова, Н. А. Босхамджиевой, И. Г. Бублика, А. Ш. Гаджиева, Л. А. Кодзоковой, А. Г. Рагунштейна, А. А. Рожковой, Е. В. Сазонниковой, Г. М. Семененко, В. Г. Хайманова, А. В. Хромова, А. Н. Черенкова и многих др. Также не лишним будет обращение к диссертационным работам В. Т. Калашникова (Партийное руководство деятельностью добровольных народных дружин и товарищеских судов по воспитанию нового человека (на материалах Казахстана, 1966-1975 гг.): автореф. дис. …канд. ист. наук. Алма-Ата, 1984), О. В. Рыбалки (Общественная активность в СССР в начале 60-х – второй половине 70-х г.: формирование и развитие добровольных народных дружин: на материалах Новгорода и Новгородской области: автореф. дис. …канд. ист. наук. СПб., 2010) и др. Обращение к указанным работам позволит углубить содержание исследования, убедительно проиллюстрировать дискуссионность поднимаемых автором проблем, высказать новые научные идеи, усилить аргументацию своей позиции и проч.
Апелляция к оппонентам отсутствует, что недопустимо для научной статьи. Как следствие, в дискуссию по спорным вопросам автор не вступает, в результате чего складывается впечатление, что рассматриваемые ученым проблемы к дискуссионным не относятся (что, конечно, не соответствует действительности).
Выводы по результатам исследования имеются, но не обладают свойством научной новизны и носят общий характер («Народная дружина является общественным объединением, формируемым в целях оказания содействия органам государственной власти и правоохранительным органам в обеспечении общественного порядка и состоит из числа лиц, принятых в ее состав в установленном порядке. Как наглядно показывает практика, формирование добровольных народных дружин, заключающееся во взаимодействии правоохранительных органов с гражданами, является эффективным, актуальным, динамично развивающимся социальным элементом, но нуждающимся в совершенствовании»). В связи со сказанным они нуждаются в дополнении и конкретизации.
Статья не вычитана автором. В ней встречаются опечатки и стилистические ошибки.
Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен со стороны специалистов в сфере конституционного, муниципального, административного права при условии ее доработки: расширении теоретической базы работы, углублении ее содержания, введении дополнительных элементов научной новизны и дискуссионности, формулировании четких и конкретных выводов по результатам исследования, устранении недостатков в оформлении работы.


Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования довольно интересный и посвящен сравнительному анализу «…административно-правового регулирования деятельности добровольных народных дружин в Российской Федерации и Франции». Методология исследования – ряд методов, правильно используемых автором: формально-юридический (отчасти), анализ и синтез, логика и др. Актуальность обоснована автором во введении к статье и выражается в следующем: «…Добровольцы участвуют в охране общественного порядка не только в России, но и в других странах мира[1]» и «Основным критерием связи народа и полиции является отражение интересов народа в правовом регулировании деятельности правоохранительных органов». Научная новизна не обоснована в исследовании автора. Стиль, структура, содержание заслуживают внимания. Исследование имеет не все необходимые структурные элементы: есть актуальность, постановка проблемы, предмет, методология, отсутствуют цели и задачи, научная новизна, выводы (очень слабые и не вытекающие из предмета исследования). Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер. Содержание отражает существо статьи. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. Он акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, опираясь на исследования оппонента, что «…В России назрела необходимость в укреплении связи населения с правоохранительными органами». Автор отмечает «ряд негативных факторов, характеризующих обстановку в государстве». Далее автор переходит к анализу предмета статьи, используя ссылки на исследования и работы оппонентов: «В научной литературе неоднократно указывается на необходимость совершенствования системы взаимоотношений между общественностью и государственными органами, в том числе и с правоохранительными органами …», «Добровольная народная дружина (ДНД) является прототипом советского института добровольной принудительной дружины, однако экономическая реальность привела к тому, что в большинстве своем «дружинниками» становятся студенты и пенсионеры …». Автор вероятно невольно вводит читателей в заблуждение, т. к. сам не принимал участие в деятельности дружин в СССР и голословно замечает, что в СССР был институт «добровольной принудительной дружины …». Но и в РФ «…утрачивается признак добровольности, так как за участие в ДНД предусмотрено фиксированное вознаграждение[5]». При этом ссылка приведена не соответствующая. «В сущности, добровольная народная дружина является связующим звеном между правоохранительными органами и органами муниципальной власти в деятельности по охране общественного порядка». Последнее никак не обосновано и отсутствуют ссылки на НПА и оппонентов. Переходя к анализу вопросов, исследуемых в статье, автор бездоказательно показывает, что «…Именно наличие таких общих черт и различий является условием эффективного сравнения Франции и России[10]». Интересно приведено «доказательство»: «…добровольческие организации находились под негативным контролем государства, характеризовавшимся ограничением свободных добровольческих объединений». При этом автор отмечает: «Законодатель Франции не уделяет такого внимания правовому регулированию народных дружин, как в России, потому что основными полномочиями по поддержанию общественного порядка остаются за полицией. Однако во Франции накопился достаточный практический опыт в регулировании муниципальной полиции, которая находится в ведении органов местного самоуправления», делает вывод: «Муниципальная полиция предпринимает какие-либо действия при постоянном консультировании с населением…». Автор замечает: «В России попытки создания муниципальной милиции не реализовались по объективным причинам…» и делает правильный вывод: «…во Франции жители, принимаемые в ряды муниципальной полиции, становятся официальными полицейскими, и их деятельность утрачивает добровольный характер». Примеры подкрепляются ссылками на источники (практически все не совпадающие с приведенными в библиографии). В заключение автор подводит итог: «обе страны являются демократическими государствами…» (причем здесь это?), «Во Франции институт добровольной народной дружины существует, но он не урегулирован в нормативном плане, поэтому не развивается …» и «…во Франции наиболее близким органом к добровольной народной дружине по характеру деятельности является муниципальная полиция, но по организации они разные, так как муниципальная полиция является административным органом власти». Как нам кажется, приведены не совсем конкретные, не однозначные и практически ничего не дающие для практики и теории выводы. Необходимо констатировать, что журнал, в который представлена статья является научным, и автор направил в издательство статью, соответствующую отчасти требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики он обращается к текстам научных работ оппонентов, но ссылки дает на другие работы. Библиография приведена очень небрежно, она не согласована со ссылками в тексте, содержит определенное количество научных исследований, к которым автор обращается (см. выше замечания). Это позволяет автору правильно определить проблемы и поставить их на обсуждение. Он, исследовав их поверхностно, до конца не раскрывает предмет статьи. К замечаниям можно отнести: не совпадение ссылок (2–6 и др. – практически все!), постановка задач отсутствует. Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует (см. замечания). Автором используется материал других исследователей, но лишь отчасти. А ведь в свое время была защищена диссертация О.Ю. Мельниковым, где он подробно исследовал этот вопрос (на тот период времени). Надо смотреть саму диссертацию, а не автореферат. Выводы – работа требует доработки, интерес читательской аудитории будет присутствовать после этого.

Результаты процедуры окончательного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Сравнительный анализ административно-правового регулирования деятельности добровольных народных дружин в Российской Федерации и Франции

Предметом исследования в статье выступают нормативные правовые акты, регламентирующие деятельность добровольных народных дружин и участие граждан в охране общественного порядка. В исследовании применялись общенаучные и частнонаучные методы познания явлений и процессов.
При проведении исследования применялись такие методы научного поиска, как формально-логический, аналитический, сравнительно-правовой и другие.
Данное исследование, несомненно, является актуальным в силу того, что в правовом регулировании имеются определенные противоречия, связанные с деятельностью добровольных народных дружин, поэтому автор достаточно подробно рассматривает комплекс проблем, связанных с такой деятельностью в Российской Федерации, анализирует основные положения Федерального закона Российской Федерации от 2 апреля 2014 года № 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка». В качестве основных направлений участия граждан по обеспечению правопорядка автор приводит исследование, проведенное А.И. Новоселовым, описывающим деятельность добровольной народной дружины в Самарской области. С положительной стороны необходимо отметить ретроспективный анализ функционирования добровольных народных дружин. Научная новизна исследования в статье не просматривается в связи с тем, что автор не вносит ни одного предложения по организации и деятельности указанных дружин.
Стиль статьи достаточно простой, изложен юридически грамотным языком и понятен для восприятия, однако в тексте встречаются незначительные орфографические ошибки. Содержание статьи логически взаимосвязано и подтверждено нормативными правовыми актами как законодательного, так и ведомственного характера, цитатами из авторитетных источников, отражающих современную точку зрения на исследуемую проблему. Однако следует отметить как недостаток, что структура статьи не близка к совершенству, в частности в тексте отсутствует взаимосвязь рассмотренного исторического аспекта с современными волонтерскими движениями. На наш взгляд список литературы является репрезентативным и включает необходимое количество использованных научных источников, включая как законодательные, так и подзаконные акты, а также научные публикации, которые нашли отражение в содержании статьи.
Автор при изложении материала продемонстрировал хороший уровень знаний в области организации и деятельности добровольных народных дружин в РФ, и волонтерского движения в обеспечении правопорядка в РФ и Франции. Однако некоторые положения, например, в частности утверждение, что в России попытки создания муниципальной милиции не реализовались по объективным причинам, а во Франции жители, принимаемые в ряды муниципальной полиции, становятся официальными полицейскими, и их деятельность утрачивает добровольный характер, автором ничем не обоснованы. Вызывает некоторое сомнение утверждение автора о том, что механизм создания добровольных пожарных дружин в российском законодательстве до конца не разработан ни на федеральном уровне, ни на региональном уровне и в то же время, приводит ссылку на Федеральный закон РФ от 06.05.2011 №100-ФЗ (ред. от 30.04.2021 г) «О добровольной пожарной охране», где в ст.3 изложены основные принципы создания и деятельности добровольной народной дружины. Выводы, указанные в заключительной части статьи представляют определенный интерес для продолжения научных исследований в данной области. особенно по изменению организационно - правовой формы деятельности добровольных народных дружин на примере французской муниципальной полиции. Статья может быть рекомендована к публикации после незначительной доработки.